УКРАИНСКОЕ ОРУЖИЕ ДЛЯ ИРАКА: НЕМНОГО НОВЫХ ФАКТОВ

Редактор сборника «Преступность, коррупция Терроризм» всемирной службы «Радио Свобода» Роман Купчинский проанализировал экспортную политику Украины в свете последних обвинений руководства нашей страны в поставках вооружений Ираку. После знакомства с материалом сомнения в том, что такие поставки имели место таят как мартовский снег. Впрочем, автор не делает категорических заявлений. Мы же приглашаем высказаться на эту тему почетного советника Ирака в Украине доктора Юрия Оршанского. За прошедшие несколько недель, множество высокопоставленных украинских чиновников, включая Президента Леонида Кучму, вновь публично опровергли обвинения в том, что Украина продавала оружие Ираку. Последнее обвинение касалось фактов, указывающих на то, что, высокотехнологичные виды вооружений были проданы Ираку в 2000 году. 14 Марта председатель Госкомитета по экспортному контролю вооружений Леонид Рожен, глава госслужбы экспортного контроля Александр Легенда и первый зампред «Укрспецэкспорта» Виктор Коренков дружно заявили информагенству «Укринформ», что «Украина все годы независимости никогда не имела никаких намерений развить военно-техническое сотрудничество с Ираком.» Вскоре после гибели 6 марта в автокатастрофе шефа «Укрспецэкспорта» Валерия Малева, Коренков вынужден был заявить, что его компания никогда не поставляла оружия Ираку.

Позже, в тот же день, Президент Кучма и премьер Кинах отвергли обвинения нардепа Александра Жира в том, что такие поставки имели место. Кучма заявил, что это ложь, сфабрикованная «конкурентами на рынке вооружений, чтобы вытеснить Украину с рынка». Владимир Горбулин, в прошлом советник по национальной безопасности, а сегодня — председатель государственной комиссии по военно-промышленному комплексу заявил 20 марта в Донецке, что как только Украина достигла уровня продажи вооружений в $400-500 миллионов, ее начали обвинять другие страны в нелегальных поставках оружия.

Не располагая дополнительными данными об объемах этой торговли, за исключением разве что суммы $400-500 миллионов, упомянутой Горбулиным, попытаемся исследовать украинскую сферу торговли вооружениями.

В ноябре 2001 года автор «Jane’s Intelligence Review» Виктор Заборский из Центра международной торговли и безопасности Университета Джорджия писал:

“В соответствии с данными Стокгольмского института мировых исследований (SIPRI), полученными примерно в середине августа 2001 года, уровень продажи вооружений Украиной упал в 2000 году на 84,8%, оказавшись на уровне $67 миллионов против $446 в 1999 году. В соответствие с этим отчетом, Украина опустилась с 7 на 16 место в списке мировых лидров по продаже вооружений, оказавшись позади таких стран как Беларусь, Израиль, Голандия, Швеция, Грузия, Словакия, Канада, Чехия и даже Индонезия.

В то же время германское информагентство ДПА опубликовало отчет под названием “Украина поставляет оружие, не присматриваясь к покупателям”. В сообщении указывалось, что Украина продает танки, бронетранспортеры, десантные вертолеты, ракеты класса «земля-земля» мятежникам УНИТА; стрелковое оружие и боеприпасы Талибану и Чеченским мятежникам, автоматы Калашникова, телеуправляемые ракеты и боеприпасы Эритрее».

В сообщении ДПА отметались факты, которых не могло быть. А именно: никакие украинские вооружения не продавались в Эритрею и Талибан или чеченским боевикам через украинские государственные компании. Очевидно, эти поставки осуществлялись через частных российских дилеров, желавших вытолкнуть украинских конкурентов с рынка вооружений.

Заборский в своем исследовании указывает на противоречия в отчете Стокгольмского института: «Не обязательно быть украинским чиновником, чтобы ответить на целый ряд обвинений, звучащих в западных СМИ. На пресс-конференции 20 августа 2001 года Валерий Малев, гендиректор главной государственной структуры по торговле оружием компании «Укрспецэкспорт» опроверг данные SIPRI. Кроме того, он опроверг факт уменьшения объемов продажи оружия Украиной. Согласно Малеву, в 1998 году украинский экспорт оружия составил 125% в сравнении с 1997 годом, в 1998 году — 145 % в сравнении с 1999, и в 2000 — 103%. Ожидаемые объемы роста в 2001 году – 7-8%. Об этом можно прочитать: («Ukrainian Arms Export Chief Denies Drop In Sales,» Arms Trade Newswire, August 21, 2001, Arms Trade Oversight Project, Council for a Livable World, online: http://www.clw.org/atop/newswire/nw082101.html)»

Эксперты киевского Центра армии, конверсии и разоружения считают, что несоответствие между цифрами SIPRI и официальными данными украинской стороны объясняются недостаточной открытостью Украины в отношении объемов торговли вооружениями. Просто Украина еще не может преодолеть режим неоправданной сверхсекретности во всем, что касается торговли оружием и сотрудничеством в этой сфере с иностранными организациями.

Если данные Малева верны (что трудно проверить после его гибели в странной автокатастрофе), то можно прийти к заключению, что украинский экспорт вооружений развивался быстрыми темпами и мог составлять конкуренцию другим странам.

Немаловажно, что главным конкурентом Украины на этом специфическом рынке является Россия. Обе страны имеют вооружения оставшиеся от СССР, которые они продали странам третьего мира на миллиарды долларов. Только Украина, Россия и Болгария в состоянии модернизировать и обслуживать эти вооружения. Цены на него много ниже тех, что предлагают британские, американские, французские или израильские торговцы оружием.

Звездный час для неконтролируемой торговли оружием наступил в Украине в 1994-97 годах, когда украинский Комитет экспортного контроля выдал около 6500 лицензий на экспорт оружия и военного оборудования. 114 фирм и компаний приняли участие в торговле вооружениями.

В соответствие со статьей Валентина Бадрака, сотрудника центра Стратегического анализа и технологий (www.cast.ru) от июля\августа 2001 года, «продукция экспортировалась в 40 стран мира на сумму свыше $760 миллионов, зачастую по ценам, значительно ниже рыночных. Большинство этих лицензий действовали на протяжении премьерства Павла Лазаренко, под чьей юрисдикцией находилась Служба экспортного контроля. Лазаренко лично заявлял, что он брал 10% от стоимости каждой сделки, проходившей через его кабинет.

Это было время, когда репутации Украины был нанесен наибольший урон. Многие криминальные торговцы оружием предоставляли фальшивые сертификаты конечного пользователя и приобретали у украинских компаний все, что они желали. Значительная часть этого оружия оказалась в Африке и Югославии. Но твердые подтверждения участия в этих сделках украинского правительства отсутствуют. В то же время, многие украинские чиновники сотрудничали и получали взятки от нелегальных торговцев оружием. Они не попали под судебное преследование, хотя все знали кто есть кто. Подобное покровительство со стороны юстиции не способствовало росту авторитета Украины на международной арене.

Тем не менее, суть проблемы была изложена в стенах парламента членами депутатской комиссии, обнародовавшими 14 апреля 1998 года результаты своего расследования незаконной торговли оружием. Тем не менее, правительство обвинило комиссию в политической заангажированности (отчет комиссии предшествовал президентской избирательной кампании и был критически ориентирован к Президенту, объявившему о желании баллотироваться на второй срок) и никто не ответил за допущенные злоупотребления. В частности, за продажу в 1994 году четырех СУ-17 в Емен за $500,000 каждый никто так и не отчитался публично.

В 1998 году экспортный контроль был заметно ужесточен. США в рамках программы «Nunn-Lugar» выделили Украине средства для внедрения автоматической системы экспортного контроля. В 1999 году Украина получила на эти цели $13 миллионов долларов, что в результате заметно улучшило систему экспортного контроля.

В феврале 1999-го президентским Декретом была создана Украинская государственная комиссия политики экспортного контроля и военно-технического сотрудничества с зарубежными странами. Декретом предусматривалось, что в спорных случаях решение принимает Президент Кучма. На практике это означало, что программа «Nunn-Lugar» могла быть обойдена в случае, если решение о продаже принималось Президентом. В интервью «Зеркалу недели» от 30 сентября 2000 года Валерий Малев сообщил, что в некоторых случаях сделки оформлялись за 10-12 дней. В 2001 году появились сообщения о том, что Украина продает высокотехнологическое оружие Ираку. 18 июня «The New York Times» писала, что два американских эксперта по контролю за вооружениями обнаружили доказательства того, что Ирак приобрел вооружения или его составляющие вопреки санкциям ООН, введенным в 1990 году. Эксперты, названные газетой как Gary Milhollin и Kelly Motz, заявили, что ими обнаружены документы, указывающие на то, что нелегальными продавцами или потенциальными продавцами являлись компании Украины, Беларуси и Румынии.

В числе покупателей ракет и высокотехнологического оборудования указывался Саддам Хусейн. В статье для американского журнала «Commentary» (июль\август 2001 года), Milhollin и Motz описали свои находки, касающиеся украинского бизнеса с Ираком: «В Украине иракский аспект был весьма специфичен: ракетные компоненты. В сентябре 1993 года, украинский торговец с ученой степенью в области электроники по имени Юрий Оршанский прибыл в Багдад. С ним находился доктор Юрий Айзенберг из украинской фирмы «Хартрон», хорошо известной как производитель систем ракетного наведения».

Затем иракская делегация последовала за ними в Украину, где находилась на протяжении двух месяцев. «Делегацию возглавлял бригадный генерал Naim Bakr Ali, руководитель иракской программы систем наведения ракетоносителей. С ним были два официальных представителя иракского центра ракетных исследований. В делегацию также входил бригадный генерал Safa из местности Ibn Al-Haytham, где расположено самое крупное иракское производство ракет, а также майор Raad из Al-Karama – второго подобного места в Ираке.

Их миссия была предельно ясна: вести переговоры столь далеко, сколь это будет необходимо. Как пояснил генерал Naim инспекторам ООН, полученные им инструкции были предельно просты: «Если обнаружите что-либо интересное – подписывайте, если ничего не найдете – не подписывайте».

Они подписали. Оршанский, Айзенберг и Наим заключили протокол намерений, дающий иракцам в случае будущего сотрудничества ключ к ракетным технологиям. Украина будет поставлять компоненты систем наведения для ракет земля-земля, помогать Ираку разрабатывать батареи для самых современных противовоздушных ракет, поставлять оборудование для ракетных исследований и даже построит колледж для тренировки специалистов-ракетчиков. Для начала Ирак поинтересовался ценами на испытательный стенд для ракетных двигателей, на серию гироскопов и высокоточное оборудование для производства частей к ракетам.

«Во время допроса генерал Нэйм заявил позднее, что реализация предварительных договоренностей предполагалась лишь в случае, если будет снято эмбарго ООН.» Впрочем, инспектор ООН, допрашивавший генерала, указал ему, что заключенные договоренности предусматривали немедленное вступление в силу – сразу после того, как их утвердят правительства Ирака и Украины, практически немедленно. (Как руководство генерала Нэйма, так и украинские власти утвердили это соглашение в 1994 году).

Генерал Нэйм также заявил, что Ирак вел работы по созданию ракет с дальностью до 150 км, что санкциями ООН не запрещалось. Но в дополнении к соглашению упоминались ракеты с отделяющимися боеголовками. Только ракеты дальнего действия могу нести боеголовки, отделяющиеся от тела ракеты. Одним словом, Садам Хусейн ставил своей целью разработку ракеты с максимально возможным радиусом действия.

В ноябре 1994 года генерал Нэйм возглавил иную иракскую делегацию, посетившую Украину. В нее входили многие из прежних экспертов. Делегация подписала второй протокол, амбициознее первого. На этот раз «Хатрон» предоставлял четыре различных типа системы наведения ракет, две из них – с отделяющимися боеголовками. В соответствие с протоколом, Ирак уже назвал дату создания первой из них, а также был установлен график производства трех остальных. Непосредственно в процессе визита «Хартрон» помогал иракцам решать проблемы ракетонаведения.

Факты свидетельствуют, что не взирая на протесты ведущих украинских экспортеров вооружений, Украина выказывала намерение продать вооружение Ираку. Но продала ли? Подтверждений этому нет.

Все доступные свидетельства указывают на то, что на тот период продажа в полном объеме не состоялась, не смотря на решимость обеих сторон делать бизнес.

Однако, украинское руководство не проводило расследования деятельности своего гражданина Юрия Оршанского, который фактически являлся «почетным советником» Ирака в Харькове. Проводил ли Оршанский самостоятельную «иностранную политику» или руководствовался тайными знаками Президента Украины?

Оршанский неоднократно давал интервью Украинской службе «Радио Свобода», в ходе чего было выяснено, что он является членом Компартии и решительным противником Запада. На момент написания этого материала он по прежнему пребывал в должности почетного советника Ирака.

Украинские официальные лица реагируют все в той же манере, как они обычно поступают в случае обвинений в поставках оружия и военных технологий в Ирак. Анатолий Грищенко, президент Центра экономических и политических исследований имени Разумкова заявил 20 июня 2001 года, что эти контакты осуществлялись в рамках украинско-иракского сотрудничества в невоенной сфере, что вызывало неудовольствие украинских конкурентов с запада.

Более красноречивый пример нравов, царивших в украинской сфере экспорта вооружений был предоставлен «Jane’s Intelligence Report» в ноябре 2001 года: «Украинское правительство поддержало Россию в ее требовании узаконить поставки вооружений Ирану. Хотя Иран является традиционно российским покупателем, украинские оборонные компании осуществляли политику по завоеванию этого рынка… были полны решимости усилить {свое} присутствие. Как и их российские коллеги, украинские производители требовали узаконить их право продавать оружие Ирану, оказывая при этом сопротивление требованиям, прежде всего США, прекратить военные трансферы с «террористическими государствами».

«Не делайте большие глаза, когда вы слышите о нашем сотрудничестве с Ираном», — говорит Григорий Малюк, бывший гендиректор танкового завода имени Малышева, расположеного в Харькове. «Мы уже сделали поставки по нескольким контрактам и сейчас выполняем другие контракты. Эти контракты были подписаны до того как вступили в силу Васенарские соглашения от июля 1996 года. В противном случае наша репутация будет испорчена».

Тем не менее, правительство и представители завода имени Малышева не раскрывают сути этих контрактов с Тегераном».

5 февраля 2000 года Владимир Горбулин заявил информагетнству «Инфобанк», что «Украина должна также успешно завершить на международном рынке вооружений продажу авиаоборудования и самолетов, противоракетных систем, радаров, радароглушительного и другого электронного оборудования военного назначения».

Очевидно, она его осуществила. Депутат Александр Жир сделал ошеломляющее заявление о том, что в его распоряжении имеется расшифровка разговора между Президентом Кучмой и Валерием Малевым относительно поставки Ираку противовоздушной системы стоимостью $100 миллионов. В ходе разговора, по словам Жира, Кучма дал согласие на продажу.

Во время своего визита в Донецк 20 марта, Горбулин заявил: «Я не отрицаю того факта, что разговор мог иметь место между Президентом и Малевым. Но я настаиваю на том, что Украина никогда не продавала Ираку оружия стоимостью $100 миллионов».

Возможно, оно стоило всего $90 миллионов, после вычета комиссионных?..

Читайте также: