Брат убил брата

На днях в дежурную части Мироновского районного отдела по специальной линии “02” прозвучал телефонный звонок. Взволнованный голос сообщил, что бригада скорой помощи, которая в пол-второго ночи прибыла по вызову в село Росава, застала ужасную картину: во дворе одного из домов по ул. Библиотечной произошло двойное убийство. На улице, в нескольких метрах от калитки, лежал молодой мужчина, а возле входа в дом медики увидели женщину, лежавшую в луже крови с разбитой головой.Работники милиции установили, что потерпевшие — Антонина К., собственница дома и ее 22-летний сын Василий. О причинах того, что произошло, милиционеры пока что могли лишь догадываться. Старший сын Антонины и сводный брат Василия, 26-летний Петр, находился в доме, но ничего объяснить не мог. Лишь говорил что-то непонятное о магнитных бурях и нечистой силе. Видя, что Петр находится в шоковом состоянии и помощи от него ожидать не приходится, милиционеры провели осмотр дома. В нескольких окнах были побиты стекла, а одна оконная рама вообще была выломана. Иконы, посуда, мебель – все было разбито вдребезги. Необходимо было установить возможных свидетелей события для проверки нескольких версий произошедшего.

Оперативники обходили дом за домом и по крохам собирали информацию об зверском убийстве. Параллельно интересовались и семьей К. Тем не менее никто из соседей ничего плохого об Антонине и ее сыновьях сказать не мог. Обычная семья — мать работала, Василий учился на 3-м курсе техникума. О нем соседи говорили: “Золотой парень, хозяин. За своим хозяйством сам присматривал, матери помогал. Со всеми здоровался, всем помогал: кому воды принесёт, кому дров нарубит”. Старший, Петр, по характеру был немного замкнутым. До армии много читал, занимался спортом, обливался холодной водой по системе Иванова. Где-то за полгода до призыва в армию успел поработать на местном предприятии, а потом пошел выполнять свой долг перед Родиной. Ни Василий, ни Петр с законом раньше не конфликтовали, на учете у врачей не состояли. И вдруг такое…

Отрабатывая село, оперативники наткнулись на некую Ольгу Ивановну. Она работала ночным сторожем на том же предприятии, где до армии работал Петр. В тот день женщина заступила на смену. Вечер прошёл спокойно, но где-то около полуночи она услышала какие-то вопли, а выйдя на улицу, увидела Петра. Тот ходил перед своими воротами и кричал: “Шпага, шпага!”. Сразу вспомнила, что Антонина хвасталась: “Петенька мой из армии сегодня возвращается. Прийду домой с работы и порадую его вкусненьким, небось, отвык за полтора года службы”. То, что в следующий момент увидела тетка Ольга, наверное уже никогда не сотрется из ее памяти. По улице к дому приближался Василий. Без единого слова Петр подошел к брату и нанес ему несколько ударов каким-то предметом. Василий упал, истекая кровью. Петр зашёл во двор, а через несколько минут выбежал оттуда и пошел по сельской улице прочь. Возвратясь в “сторожку” и дрожа от ужаса, Ольга Ивановна вызвала врачей “скорой”. Прибывшие медики уже ничем не могли помочь Антонине и ее младшему сыну. При осмотре тела Василия врачи обнаружили рубленую рану головы, от которой парень и умер. Его мать получила около 50 (!) ударов по голове и туловищу, из них большинство – несовместимые с жизнью.

Теперь милиционеры увидели Петра в новом качестве – как подозреваемого в совершении двойного убийства. Позже было установлено, что первой от рук Петра погибла мать, а приблизительно через полчаса – младший брат. Но объяснять мотивы своего поступка убийца не спешил. Лишь сказал, что руководствовался указаниями потусторонних сил. На вопрос следователя об орудии убийства подозреваемый не ответил, а снова начал упоминать о магнитных бурях и нечисти. Во дворе было много разного металлолома, но “шпаги” Петра там не нашли. На следующее утро участковые инспектора милиции вместе с местными жителями расширили круг поисков и приблизительно в 300-х метрах от двора нашли орудие убийства. Им оказался металлический завес крепления двери погреба длиной чуть меньше метра, который был запятнанан кровью. По форме он действительно немного напоминал саблю. Увидев завес, Петр начал рассказывать. “Сначала я слушал музыку, а потом побил иконы, стекла в окнах, посуду. А оконную раму я выбил, выпрыгнув из окна”,– сказал он.

Сейчас Петр задержан. Состояние его психического здоровья определит судебно-психиатрическая экспертиза, а дальнейшую судьбу решит суд. Двери дома по ул. Библиотечной закрыты и опечатаны. О страшных событиях той ночи напоминают лишь букеты цветов: один возле входа в дом, второй – неподалеку от калитки…

Николай Гулевич, ЦГЗ ГУ МВД Украины в Киевской области, специально для «УК»

Читайте также: