РЫБНОЕ МЕСТО

Рыба – это вам не энергоносители и не «Кольчуги». Народ вспоминает о существовании этого сектора экономики исключительно в момент приобретения закуски под пиво. Между тем, здесь крутятся немалые деньги, «стоимость» рыбного рынка Украины оценивается минимум в полмиллиарда долларов. Все указывает на то, что рыботорговля становится все более привлекательной, а для кого-то — смертельно опасной. В течение минувшего года в тихой заводи рыбного бизнеса зафиксировано убийство руководителя первой величины и покушение на убийство иного влиятельного бизнесмена. Причем, оба выступали с заявлениями о совместных проектах и желании развивать-цивилизовывать рыбную отрасль. Эти двое – президент рыболовецкой компании «Антарктика» Валерий Кравченко (ныне покойный) и чудом выживший руководитель- учредитель компании «Скандинавия» и еще целого куста фирм Юрий ШабалинРыбный день грядет!

С чего начать? Да, пожалуй, с новостей. А главная новость такая: в последнее время рыбной отраслью начали интересоваться структуры, ранее ее игнорировавшие. В кругах специалистов ходят слухи о том, что в рыбную отрасль рвутся некоторые представители отечественного бизнеса, скажем так – «сочувствующие идеям социал-демократии». Говорят, все пристальнее всматривается в этом направлении Ренат Ахметов. А еще злые языки такое болтают, что и верить не хочется: будто бы потянуло на солененькое с жабрами самого Святослава Михайловича Пискуна. Впрочем, почему бы и нет? Святослав Михайлович, не так давно на пресс-конференции заявил, что его семья достаточно обеспеченная и что «они» даже подают декларацию о доходах. Браво, генпрокурор! Дождались. А то ведь при Вашем назначении на пост генерального Вы как-то запамятовали подать в Верховный Совет декларацию о доходах , как того требует процедура. А после скандала с недешевыми часами генпрокурора Святослав Михайлович заявил газете «Факты», что члены его семьи на жизнь успешно зарабатывают, «и на часы тоже». Не на рыбке ли?

А в прошлогоднем скандале с арестом в одесском порту судна «Баюл-1» засветились структуры, близкие к «Приватбанку». Днепропетровские соратники г-на Тигипко на сегодняшний день уже инвестировали миллионные средства в создание собственного флота. В их собственности находится несколько рыболовецких траулеров.

Донецкая группа, если верить информации в прессе демонстрирует пристальный интерес к самому крупному в стране пароходству – Азовскому, а также к стратегически важному перевалочному Мариупольскому морскому порту.

И вот вам еще один звоночек о грядущих переменах: 10 февраля премьер Виктор Янукович дал поручение серьезно разобраться с ситуацией, сложившейся в рыбной отрасли страны. Кабинетные сторожилы сделали однозначный вывод: не миновать новых назначений в Комитете рыбного хозяйства, быть концептуальным изменениям в отрасли. И наиболее осведомленные товарищи не берутся гарантировать, что свое нынешнее влияние на отрасль удастся удержать ее бессменному руководителю (вплоть до недавнего выбора в народные депутаты) Николаю Шведенко. А назначенному на место Шведенко донечанину Алимову вряд ли удастся удержаться в кресле при таком развитии событий. Последний не является представителем донецкой команды: из Донецка в Киев он пошел не на повышение, а бежал от губернатора Януковича. Не сработались…

Ну что это мы все о грустном! Поговорим о чем-то светлом и радостном – о прошлом рыбного хозяйства Украины.

«Что имел – не сберег, что любил – потерял…»

Во времена темного социалистического прошлого Украина была весомо представлена в рыбной промышленности Союза. Навскидку лишь несколько названий: Рыболовецкая компания «Антатарктика», в которую в частности входили китобойная флотилия «Советская Украина» и плавбаза «Восток»; КПОРП «Керчрыбпром», компании «Атлантика» и «Югрыбпоиск»; сеть рыбоконсервных заводов, керченский НИИ Рыбного хозяйства, техникум по подготовке рыболовецких кадров. В Украине действовала разветвленная торговая сеть, состоящая из поставщиков, перерабатывающих комбинатов, оптовиков и розничных точек. В каждой области был холодильник, вмещавший до 10 тысяч тонн рыбной продукции. Одним словом – на просторах советской Украины действовала полноценная инфраструктура – от вылова и переработки продукции, до проведения научных исследований, подготовки кадров, и пр. И вдруг все это в одночасье рухнуло.

С обретением независимости развернулась масштабная деструктивная работа по созданию собственной рыбной отрасли. Очень быстро эти усилия принесли результат: рыбное хозяйство ныне независимой Украины пришло в упадок. Теперь этот рынок характеризуется преимущественно единственной операций: «купи-продай». Рыбные пароходства разорялись, консервные заводы оставались без заказов, холодильные установки приходили в негодность. Возможно, все это делалось не по глупости, а по трезвому расчету: разорить и приватизировать. Только рыбная отрасль в отличие от многих других не терпит простоя. Суда, оборудование, стоящие многие миллионы, имеют свойство быстро устаревать морально и физически. Даже кратковременное отсутствие традиционных операторов международного рынка рыбы немедленно компенсируется их замещением конкурентами.

На уровне государственного менеджмента также все словно нарочно делалось для деградации рыбного хозяйства. Осенью 1994 года вышел Указ Президента о создании Министерства рыбного хозяйства Украины, которое начало работать с начала 1995 года. Но уже в сентябре 1997 года Министерство рыбного хозяйства Украины понижают в статусе до Госдепартамента, а затем и до комитета в составе Министерства сельского хозяйства. Но рыбное хозяйство – это не только рыборазведение и лов рыбы во внутренних водах. Это и океанический лов и рыбопереработка и реализация продукции. А еще это управление судами, что предполагает участие в международных правовых отношениях. Статус Комитета для этого совершенно недостаточен.

Многочисленные попытки что-то изменить в структуре руководства отраслью результата не принесли. Известно, что директор «Антарктики» Валерий Кравченко не задолго до его убийства был фактически утвержден на должность руководителя Комитета рыбного хозяйства. Вопреки нелестным характеристикам, которые дают ему некоторые операторы рынка, смеем предположить, что Кравченко все же желал что-то изменить в рыбной отрасли, спасти ее от окончательного разложения.

Рыботорговцы

Чем же так привлекателен рыбный бизнес, что на него положили глаз вышепересленные отнюдь не рядовые структуры?: Не взирая ни на что в рыбном бизнесе гарантирован всевозрастающий покупательский спрос – прежде всего из-за относительной дешевизны рыбной продукции. Этому бизнесу не угрожают «сюрпризы» в виде эпидемий коровьего бешенства. За последние два года по данным газеты «Бизнес» рост объемов продаж в этом секторе составлял 15-20%. Что звучит убедительно.

Помимо этого в рыбный бизнес многих влечет возможность делать «быстрые деньги», то есть не вкладывать многомиллионные инвестиции, а получать прибыль уже сегодня по проверенной схеме «купи-продай».

Впрочем, упоминавшиеся бизнес-группы, владет значительными капиталами, которые требуют аннексии чужих бизнес-територий. Почему бы не влить их в потенциально привлекательную рыбную отрасль? Чистый «купи-продай» бизнес становится неконкурентно способен. Наличие собственного флота и производственной базы позволяет значительно снизить себестоимость товара, а значит — его цену на рынке.

Этапы большого пути

На этом позвольте окончить наше введение в рыботорговлю и перейти к персоналиям. А именно: к тем, кто прямо, без расшаркиваний декларирует свое намерение монополизировать этот аппетитный рынок.

Справка «УК». Юрий Иванович Шабалин, гражданин Латвии. Директор и соучредитель фирмы «Скандинавия», одного из основных операторов рыбного рынка Украины. Специализация – импорт и реализация норвежской сельди, скумбрии, салаки и кильки, российских столовых сортов рыбы. Основным направлением остается ввоз норвежской рыбы. Главные конкуренты «Скандинавии» — киевские компании «Фрозен Фудс», «Норд-Ост», одесский «Водный мир». Нынешние объемы бизнеса Шабалина эксперты оценивают в 3000 тонн ежемесячно. В последнее время настойчиво заявляет о намерении монополизировать украинский рынок рыбы. Завоевание рыбной территории Шабалин мыслит не иначе как в содружестве со своим партнером Александром Журавлевым – руководителем концерна «Интеррыбторг», специализирующемся преимущественно на деликатесных сортах рыбы. Незадолго до убийства Валерия Кравченко Шабалин на совместной пресс-конференции заявил о намерении уже в начале 2003 года инвестировать три миллиона долларов в цех по переработке криля, выловом которого занимается «Антарктика». На протяжении минувшего года Шабалин также неоднократно заявлял о своем намерении всячески содействовать борьбе с контрабандой рыбной продукции, выводить украинскую рыботорговлю из тени. Но в тоже время он не вошел в недавно созданную Ассоциацию поставщиков рыбной продукции, которая ставит целью легализовывать и развивать рыбную отрасль страны.

В марте прошлого года на Шабалина было совершено покушение, которое до сих пор не раскрыто. Киллер поджидал бизнесмена на лестничной площадке в элитном доме на столичном массиве «Оболонь». Шабалина спас охранник, подставивший грудь под пулю, адресованную боссу. Охранник погиб. Второго выстрела не прозвучало. Пистолет «ТТ», которым был вооружен убийца, якобы дал осечку. Что выглядит очень странным: «тэха» очень надежный аппарат. Быть может это было предупреждение? Вопрос: «за что?» остается открытым.

Появлению Юрия Шабалина на украинских территориях предшествовало заключение Украиной договора о свободной торговле со странами Балтии. Любопытно, что с Литвой и Эстонией Украина заключила договор о «мягкой» растаможке рыбной продукции, то есть взимании незначительных пошлин. В то же время межправительственные договоры с Латвией, равно как и с Норвегией (ныне – основным поставщиком чрезвычайно популярных сельди и скумбрии в Украину), предусматривали взимание «жирного» таможенного сбора. Эти соглашения сыграли злую шутку с украинской рыбной отраслью. Фактически, они стали сигналом украинскому бизнесу инвестировать зарубежную рыбную промышленность. А еще это явилось приглашением для литовских бизнесменов на украинский рыбный рынок.

Шабалин приглашение принял. Он начинал свой бизнес как все: скромно, без намеков на монополизм. Создал фирмы «Остров», «Нептун» и «Берег». Рыбу закупал не напрямую, а у одного из крупных импортеров. Первые годы реализовывал 1-3 фуры рыбы в месяц. В колхозной коптильне под Киевом ее готовил, реализовывал через торговую сеть, которую столь же медленно и осторожно начал создавать. Затем подобрался к норвежским фирмам, начал закупать продукцию напрямую. Впрочем, это только по «рождению» рыба была норвежской. Шабалин использовал отработанные схемы по «смягчению» налогового пресса. Здесь требуется отнюдь не лирическое отступление.

Схемы

Так из чего же рождались нынешние рыбные короли Украины?

Схема №1. Старая как мир, использовавшаяся еще теневыми советскими миллионерами из числа руководителей плодовоовощных баз. Назовем этот способ пересортицей, или профессионально выражаясь – занижением размерного ряда. В результате имеем уменьшение инвойсной стоимости груза. На одной фуре в результате такой операции «экономилось» 7-8 тысяч долларов.

Схема №2. Декларирование меньшего количества рыбы, нежели ввозится реально. Это уже серьезно. Называется контрабанда – подследственность СБУ.

Схема №3. Заявление ввозимой рыбы как украинской, в действительности же – иноземной. Тут на помощь приходит убогое отечественное законодательство. Фирма заключает договор аренды (зачастую фиктивный) с зарубежной (как правило норвежской) компанией, непосредственно занимающейся выловом рыбы. Арендовать можно судно этой компании или даже некую его часть (например – судовой рефрижератор). Все – норвежская селедка теперь уже украинская, соответственно налоговое бремя для коммерсантов уже не столь обременительно.

Схема №4. Рыба закупается у норвежской компании, а оформляется как литовская. В результате с товара платится «мягкий» НДС.

Схема №5. Назовем ее «Операция этикетка». У норвежской рыболовной компании продукция закупается по низкой цене, по договоренности упакованная в тару без каких-либо опознавательных знаков. В дальнейшем наносятся надписи, свидетельствующие об украинском происхождении товара.

Практически во всех случаях фигурировала неучтенная наличка, конвертационные центры, пачки долларов в дипломатах и хозяйственных сумках и прочие атрибуты нелегального бизнеса.

«Наша служба и опасна и трудна»

Будем справедливы к г-ну Шабалину: не он один шагал по описанному пути к достижению суперприбылей. Но, признаем также, что немногим из тогдашних рыбопродавцов удалось достичь тех вершин, на которые вознесся Юрий Иванович, заявляющий сегодня о намерении инвестировать свои капиталы в развитие отрасли и положить конец нелегальной миграции рыбной продукции на территорию суверенной Украины. Более того, Юрия Шабалина, как и его конкурентов по началу одинаково нещадно щемили доблестные органы. Так, в 1997 году столичный УБОП заинтересовался ведением бизнеса в фирме Шабалина «Остров», стремительно рубившей деньгу на поставках норвежской рыбы, ввозимой по литовским сертификатам (схема №4). По данным УБОПа, фигурировало отмывание порядка 30 миллионов долларов. После этого, собственно, можно было бы забыть о перспективном литовском предпринимателе Шабалине, по крайней мере – на несколько ближайших лет, которые тому «светило» провести в украинской темнице. Но тут в бизнес-судьбе г-на Шабалина происходит счастливый перелом.

Юрий Иванович не только отделался легким испугом (о неформальных материальных затратах, увы, сведений не имеем), но и как-то вдруг пошел вгору. Он ставит крест на «Острове» и регистрирует будущий флагман рыбного рынка Украины – компанию «Скандинавия». Информированные источники утверждают, что совпавший с этим стремительный взлет бизнеса Шабалина объяснялся просто: человеку, еще недавно фигурировавшему в дурно пахнущей истории с отмыванием рыбных миллионов вдруг доверили реализацию конфискованной рыбы. Мы не станем объяснять читателю прибыльность работы с конфискатом – пожалуй ни для кого не секрет составляющие такого успеха.

Параллельно Шабалин продолжает старую практику ввоза норвежской рыбы по литовским документам. При этом осваивает новые схемы. Следует заметить, что родная Литва предоставляла для Шабалина такие возможности. Дело в том, что на территории этой республики действует мощнейший рыбный порт Клайпеда. Ноу-хау заключалось в том, что закупив у норвежского гиганта рыбодобычи “Westcoast” товар, Шабалин со товарищи подделывал документы в порту Клайпеда, что как мы уже знаем, приводило к снижению налогового бремени при ввозе рыбы в Украину. В этой операции использовались дубликаты печатей и вырезанные подписи ветеринарного департамента Норвегии и компании “Westcoast”. Причем, последняя ни сном ни духом не ведала о превращениях с проданной ею рыбой. Очевидно, у руководителей “Westcoast” мог случиться апоплексический удар, узнай они о «существовании» в родном городе Шабалина Риге счета их компании, на который «Скандинавия» якобы перечисляла деньги за купленную рыбу.

Этим, пожалуй, и ограничимся, дабы по терминологии оперативных сотрудников, не популяризировать методы нарушения законности. Выразим лишь удивление поразительной неинформированности соответствующих структур, призванных эту законность блюсти. В частности, адресуем свое удивление руководству Дарницкой налоговой администрации Киева и персонально заместителю ее начальника Людмиле Герасименко. Она-то хорошо знакома с Юрием Шабалиным, фирмы которого проверяли налоговики.

Среди близких знакомых Шабалина непременно назовем главного налоговика столицы г-на Брезвина. Их знакомство настолько близко, что предприниматель и налоговик соседствуют в одном доме – в «Царском селе» на массиве «Оболонь». Вернее будет сказать – соседствовали. После упоминавшегося покушения, случившегося в этом самом доме Шабалин предпочел съехать с элитного жилья. Налоговый руководитель съезжать не стал: ему бояться нечего. Будучи заядлым охотником, тот хранит целый арсенал пистолетов и охотничьих ружей – аж семь стволов. Сложно, очевидно, выкраивать крохи из скромного оклада госслужащего на составление такой коллекции. А вот его супруге ближе не охота, а рыбалка: она решила связать себя с рыбным бизнесом. В учредителях компании «Океан» находим супругу налогового деятеля — Любовь Александровну Брезвину. Думаю, у «Океана» равно как и у «Скандинавии» не возникает проблем с налоговыми и прочими органами.

Не удержимся от упоминания еще одного контролирующего ведомства – таможенной службы. Импортная рыба зачастую идет в Украину через морской порт Бердянск. Среди крупных получателей – фирма «Викинги». Документальных связей «Викингов» и «Скандинавии» обнаружить не удалось. Однако, есть связь иного рода: главбух головной структуры Шабалина Елена Ленчик одновременно руководит «Викингами». А в последнем трудоустроен сын начальника местной таможни. Угадайте с первого раза: как часто и сколь результативно беспокоят «Викингов» таможенные органы? Кстати, счета обеих компаний находятся в киевском отделении банка «Аваль».

В продолжение темы «люди в погонах» отметим, что Елена Ленчик лично проверяла и закрывала компанию «Остров», в бытность инспектором-аудитором Печерской налоговой инспекции Киева. После счастливого закрытия «Острова» Елена Борисовна оказалась в руководящем составе новых структур Шабалина. В тот же период она отпраздновала новоселье в квартире на центральной улице Горького.

Зная любовь «УК» к потаенной жизни представителей правоохранительных и проверяющих органов, читатель простит нам затянувшийся перечень бывших и действующих офицеров и офицерш, причастных к рыбному бизнесу г-на Шабалина. Его службой безопасности руководит «непростой» отставник СБУ. В подчинении последнего — бывший начальник столичного УБОПа, который после борьбы с оргпреступностью успел послужить отечеству в иной не менее грозной структуре. Безопасность г-на Шабалина и его бизнеса обеспечивает также подполковник службы охраны Президента, уволенный в запас после известного скандала с диктофоном в диване. Зачем содержать такое количество военных людей? Неужто для борьбы с рыбной контрабандой?

Меняясь вместе с бизнесом

Те, кто в одно время начинал работать с Шабалиным на рыбном рынке, констатируют разительные перемены в характере нашего героя, отмечая лишь его неизменную приверженность «неформальным» схемам получения суперприбылей. В начале это был простой оператор рынка с такими же как у всех скромными оборотами. Но через несколько лет он стал недоступен для простых смертных рыбников, еще вчера деливших с ним мирские радости жизни. Шабалин окружил себя плотным кольцом охраны, добиться до его тела едва ли не сложнее чем к высокопоставленным чиновникам. Он начал получать товар от солидных иностранных поставщиков под реализацию. Свободные деньги направляет в иные непроизводственные виды бизнеса. В частности, одно время Шабалин активно скупал столичную недвижимость. Со временем он стал менее щепетилен при возврате денег партнерам. В результате некоторые из них отказались от сотрудничества. Продавая же товар на внутреннем рынке, напротив, отпугивает партнеров уловками, не достойными столь крупного бизнесмена. Последние отмечают в операциях со «Скандинавией» занижение размерного ряда, недовес рыбы, который можно выявить лишь после дефростации. Покупатели все настойчивее стремятся закупать товар у конкурентов.

Впрочем, все это вряд ли подорвет бизнес Юрия Шабалина. По крайней мере, сегодня об этом говорить не приходится. Несколько цифр для специалистов. С января 2001 по апрель 2002 года «Скандинавия» провела без малого 1000 экспортно-импортных операций на 30 миллионов долларов. Салака, скумбрия, сельдь, килька – все завозится отовсюду и в грандиозных количествах. Поставщики – Эстония, Литва, Норвегия. Деньги часто следуют через иностранные фирмы-«прослойки». Цены – смешные. Пару типичных примеров. 20 января 2000 года «Скандинавия» завезла 20 тонн салаки. Стоимость, указанная в документах – 22.000 гривен. Соответственно, с этой суммы платились налоги. Получаем закупочную цену – 1,1 гривны за кило. Теперь спросите у супруги почем нынче салака в магазине и больше не удивляйтесь разговорам о суперприбылях рыботорговцев. А 5 июня того же 2000 года Шабалин завез 175 тонн сельди. Стоимость партии – 251.783,79 гривен. Селедочка обошлась удачливому бизнесмену (по документам) – 1,44 гривны за кило. Хочется пожелать дальнейшего процветания и успехов по насыщению украинского рынка столь необходимой населению продукцией.

Смерть партнера как подспорье в бизнесе

И в заключение переходим к ключевому эпизоду в бизнесе Юрия Шабалина. В конце 2001 года “Скандинавия” решила заняться поставками красной рыбы и натолкнулась на жесткого, если не сказать больше, конкурента. Им оказался Александр Журавлев. Начало бизнеса родившегося под Севастополем предпринимателя теряется в следственных томах о крымском бандитизме первой половины 90-х. В 1997 году Журавлев основал сеть немецких химчисток, после чего у его немецкого партнера возникли проблемы. Оставив на руководстве химчистками жену, Журавлев взялся за рыбу, организуя поставку на компанию “Эрнест” консервов креветочного мяса от севастопольского “Интеррыбфлота”. Крупная сделка на сумму около миллиона долларов США закончилась скандалом и судом. Удивительно, что партнеры Журавлева по сделке, выигравшие суд, не очень настаивают на возвращении им 300.000 долларов.

В 2000 году Журавлев со товарищи учреждает концерн “Интеррыбторг”. Схемы его работы не оригинальны и практически копируют методы “Скандинавии”. Родственные души Шабалин и Журавлев стали делать бизнес в паре. Их объединяет одна цель, о которой они заявляют не таясь – монополия на рынке импортной рыбы в Украине.

Объединение усилий Шабалина с Журавлевым по тотальному подчинению рынка становилось все более отчетливым. Прошлой осенью они выступили на ряде пресс-конференций с участием чиновников рыбной отрасли. Дважды на этих мероприятиях присутствовал Валерий Кравченко — директор “Антарктики”, после чего было сообщено о подписании между “Антарктикой” и “Скандинавией” многомиллионного контракта. Спустя некоторое время Кравченко убили. Любопытно, что даже эта смерть косвенно пошла на пользу Шабалину. В то время, как правоохранительные органы под лозунгом «в интересах следствия» взялись трусить прочих гигантов рыбного рынка — “Фрозен Фудс”, “Норд Ост”, “Водный мир”, и даже осиротевшую «Антарктику», бизнес Шабалина словно жена Цезаря остается вне подозрений «органов».

Подводя черту, констатируем: в рыбной отрасли есть за что побороться. И появление новых мощных игроков на этом рынке сулит сторожилам нелегкие времена. Судите сами: устранение любого из существующих лидеров рынка сулит конкурентам «прибивание» освободившейся территории и увеличение разовых поставок продукции не менее чем на три тысячи тонн. Без уплаты пошлин это порядка 100 тысяч долларов. Здесь развернулась борьба за выживание в прямом и переносном смысле: за несколько лет число операторов рыбного рынка сократилось с 500 до 50. В прошлом году были совершены покушения на двух видных рыбников, а в позапрошлом – еще на одного. Но вот что удивительно: Юрий Шабалин, еще недавно декларировавший намерение подмять под себя весь рынок рыбного импорта, сегодня сворачивает свою деятельность. По крайней мере формально. По имеющимся у нас данным Шабалин готовит продажу «Скандинавии» своему закадычному партнеру Александру Журавлеву. Представители «Интеррыбторга» уже посетили Литву, где осмотрели объекты, подготовленные к продаже – холодильники и рыбные склады, принадлежащие Шабалину. Можно только догадываться что это значит: то ли очередное ноу-хау тандема Шабалин-Журавлев, то ли это следствие прошлогоднего покушения на руководителя «Скандинавии». Быть может некто, неизвестный даже следствию, имеет к к Шабалину смертельно опасные претензии, вынуждающие его сворачивать доходный бизнес?

Михаил Егоров, специально для «УК»

Читайте также: