Есть ли жизнь на минном поле?

То, в каких условиях фермеры Кировоградщины вынуждены выращивать драгоценный урожай, не укладывается ни в какие рамки. Ни здравого смысла, ни державных соображений, ни элементарной безопасности! Трудно даже поверить, что в наше мирное время людей в буквальном смысле бросили на минное поле.
И каждый их шаг на собственной земле может стать последним… Как же случилось, что, начиненная смертью земля оказалась в пользовании частных лиц? Оказывается – в результате вполне законной процедуры.

«Откуда есть пошла земля…»

Справка «УК». Компанеевский авиационный полигон расположен на расстоянии 29 километров от Кировограда, в 2,5 километрах севернее пгт Компанеевка. Он был создан в 1927 году приказом Совнаркома для проведения здесь испытаний новых видов артиллерийско-стрелкового оружия. После окончания Великой Отечественной войны передан в распоряжение ВВС СССР. Здесь проходила испытания авиационная техника не только Советской Армии, но и Вооруженных сил стран Варшавского договора, проводилось бомбометание авиационными средствами поражения разных типов и калибров.

После 1991 года использовался как авиационный полигон ВВС Минобороны Украины. Согласно постановлению Кабинета Министров Украины от 3 апреля 1996 года №395, территория военного городка №17 общей площадью 4246,8 га, которая ранее использовалась как полигон, передана Компанеевской райгосадминистрации. На протяжении 1997-2000 гг. в соответствии с распоряжениями главы Компанеевской РГА земля в пределах бывшего авиационного полигона предоставлялась в пользование фермерам, предприятиям и организациям.

Когда Украина взяла курс на демилитаризацию, бывший авиаполигон союзного значения оказался невостребованным, поэтому его решили передать в распоряжение территориальной общины Компанеевской райгосадминистрации. Естественно, перед этим, согласно утвержденной процедуре, Минобороны должно было позаботиться, чтобы земля, в которую на протяжении более семи десятилетий сеяли лишь железо и взрывчатку, не несла опасности для мирного населения. А именно – провести глубокую рекультивацию, полностью ликвидировав и обезвредив содержащиеся в грунте взрывоопасные предметы и вещества.

По утверждению начальника оперативно-координационного центра ГУ МЧС в Кировоградской области полковника Сергея Коваленко, эти работы были выполнены далеко не в полном объеме. Земля была «прощупана» на глубину всего лишь 20 (!) сантиметров. А акт о передаче территории военным министерством в пользование нового, гражданского собственника содержал приписку, которой армейские чины освобождали себя от ответственности за собственную столь вопиющую халатность. Так, мол, и так, земли бывшего авиаполигона в хозяйственных целях использовать опасно…

Что ж, дареному коню, как говорится, в зубы не смотрят. Но в данном случае конь этот оказался троянским – как известно, тот тоже нес гибель своим новым хозяевам. Другой вопрос – а что же эти самые новые хозяева?! Какие такие «убойные» (простите за каламбур!) аргументы прилагались к «подарку», чтобы государственные чиновники взяли на себя ответственность за жизни сотен людей и согласились получить в свое распоряжение гигантское минное поле? И почему вышеупомянутый акт приема-передачи данной территории сегодняшние хозяева района, по словам первого заместителя Компаниевской РГА Александра Мартынюка, не могут найти даже в архивах?!

Не потому ли – это к вопросу об аргументах, — что, как единодушно утверждают и власти, и местные жители, и фермеры, — армейские оставили на полигоне не только бомбы, снаряды и взрывчатку в земле, но и остовы танков и прочей военной техники на ее поверхности. К моменту же распаевания этих земель, в отличие от их «начинки», от брошенной многотонной машинерии не осталось и следа… Выгоду растолковывать нужно?!

«Ох, жизнь, ты – поле минное, а я на нем сапер!»

Бескрайнее, до горизонта, поле, разрезанное укатанной дорогой. С одной стороны – ровные борозды вспашки, дальше свежая озимая зелень, с другой – земляные насыпанные холмы, заброшенное здание командного пункта… Под ногами – заросшая нескошенным бурьяном земля, сплошь изрытая ямами, изуродованная глубокими воронками метров до десяти в диаметре. Через десяток-другой метров глаз непроизвольно выхватывает на поверхности земляных гребней изъеденное ржавчиной рваное железо. Охота за «сувенирами» начинает затягивать и все больше напоминает грибную. А всего через минуту похода по настоящему минному полю набирается полная горсть тяжелых кусочков смерти…

Его хозяин – фермер Станислав Галянт – получил эту землю еще пять лет назад. За это время в свои пятьдесят гектаров он вложил уже сорок пять тысяч гривен, ни разу пока не собрав урожай. Ведь для того, чтобы хотя бы засеять «железное» поле, нужно бульдозером заровнять сотни воронок, десятки капониров, засыпать ямы, вырытые снарядами и доморощенными «сталкерами», несколько раз передисковать грунт.

И это притом, что в земле почти на поверхности до сих пор таятся неразорвавшиеся боеприпасы! По словам Станислава Ивановича, находить их несложно – со временем земля сама выталкивает инородные тела. То бульдозером заденешь, то плугом зацепишь, а то засунешь руку в яму и нащупаешь стабилизатор…

Однако философское спокойствие хозяина минного поля – скорее вынужденное. На непроизвольный вопрос «Не страшно ли?» следует простой ответ: «Страшно. Но если не я, то кто же? Да и семью кормить надо». И дальше следует такой же простой рассказ о повседневных хлопотах: о том, как очистить оставшихся двадцать (!) гектаров. Ведь в поле на сто квадратных метров он нашел восемь (!) неразорвавшихся авиабомб.

Рассказывает фермер и о том, как писал Президенту, правительству, Минобороны с просьбой, чтобы кто-нибудь вывез с его подворья собранный на поле арсенал. О том, как до сих пор безуспешно просит выделить ему другую землю, если кто-то откажется от своего надела. Ведь поле Галянта находится как раз на территории особо «загрязненного» военными 350-гектарного мишенного поля и официально признано непригодным к использованию. Комиссией ГУ МЧС в Кировоградской области еще в апреле 2001 года составлен соответствующий акт: «Территория на разных глубинах и в большом количестве засорена взрывоопасными предметами от авиабомб и боеприпасов, которые здесь использовались и испытывались. Очистка данной территории от взрывоопасных предметов нецелесообразна в связи с большими материальными затратами, сложностью и опасностью проведения работ. Комиссия считает, что земли, принадлежащие гр. С.И.Галянту, невозможно использовать для ведения на них любых сельскохозяйственных работ».

А пока счет неразорвавшихся авиабомб, обнаруженных Станиславом Ивановичем на своей земле, приближается к трем десяткам. Из них, говорит сапер поневоле, большинство растащили мальчишки…

Кто не рискует, тот не… ест?!

Как выяснилось, промысел на минном поле среди жителей близлежащих сел – дело обычное. Рассказывают, что за день «сталкер» может набрать здесь полторы-две тонны армейского металла. В селах есть и свои пункты приемки: так, за 50-килограммовую авиабомбу можно получить целые десять гривен! Ездят по сельским улицам и «заготовители» — скупают бомбы, как молоко или мясо!

Тот же Станислав Галянт рассказал, как таких скупщиков на КАМАЗе, полном бомб, как-то остановила милиция: «Откуда, мол, дровишки?» Отпустили только после того, как «заготовители» взяли справку… в сельсовете: бомбы, мол, с местного полигона…

Кстати, правоохранители «сталкерам» не указ – территория-то давно не армейская, охраны здесь нет. Копай, сколько угодно. А копают и взрослые, и дети! Рассказывает председатель Компанеевского сельсовета Петр Романенко: «Как-то, зайдя на территорию полигона, я встретил здесь мальчишек-школьников из соседнего села. Спрашиваю, давно ли они здесь? Отвечают – с шести часов утра. Интересуюсь уловом. В плохой день, говорят, гривен на 20-30 можно насобирать, в хороший – на 60! Пытаюсь узнать, на что тратят заработанное. На классные взносы, одежду, обувь, отвечают. А на мой вопрос, а как же, мол, занятия в школе, один из них, семиклассник, произносит фразу, которая меня просто потрясла: школа ведь нас не накормит и не обует!»

Не может не шокировать рассказ местных жителей о том, что в окрестных селах давно не топят дровами или углем, а только выплавленным из бомб и сформованным затем тротилом. О том, что в каждом селе есть свои, доморощенные специалисты по разминированию строго определенных видов боеприпасов. О том, что за последние три года погибло двое «сталкеров»…

Так или иначе, сельчане ходят на минное поле, как на работу. Ведь едва ли не единственным источником доходов для них являются собственные наделы, хотя, заверил первый заместитель главы РГА Александр Мартынюк, официально зарегистрированный уровень безработицы в районе является наиболее низким в области: из 17 тысяч жителей района безработных, по его словам, всего 234 человека…

Справка «УК». По данным ГУ МЧС в Кировоградской области, в результате обследования территории полигона с целью выявления взрывоопасных предметов силами воинской части Д-0140 в период с 11 по 30 июня 1998 года на площади 4 га было выявлено и уничтожено 60 авиационных бомб, 5 мин и артиллерийский снаряд. Дальнейшая очистка территории полигона проводилась силами личного состава группы пиротехнических работ воинской части Д-0070. За период 1998-1999 гг. было выявлено и уничтожено 350 взрывоопасных предметов (из них 228 авиационных бомб) различной мощности. На протяжении 2000-2005 гг. работы по обезвреживанию взрывоопасных предметов проводились только при их выявлении, было обезврежено 35 авиационных бомб различных типов. Наиболее небезопасным участком остается территория бывшего мишенного поля площадью около 350 га.

Использование данной местности для сельскохозяйственных работ опасно для здоровья и жизни людей и животных.

Негосударственное дело?

Местную власть беспокоит жизнь людей, которые сидят на этой пороховой бочке. Но оказалось, что, по крайней мере на уровне райгосадминистрации, правовые рычаги для влияния на ситуацию, по утверждению руководства района, отсутствуют.

«В период передачи полигона в распоряжение РГА и последующего распаевания данной территории я не был руководителем района, — говорит председатель Компанеевской райгосадминистрации Геннадий Могилей. – Чтобы прояснить ситуацию с фактическими обстоятельствами передачи полигона министерством, необходимо выяснить, выделялись ли на рекультивацию и обезвреживание бюджетные средства, были ли они освоены, как использовались. И вопросы эти нужно ставить на уровне Президента, Кабмина и так далее.

На уровне областного совета необходимо проанализировать и сделать экспертную оценку акта приема-передачи, ведь даже для этого компетенции РГА недостаточно, нет и правовых основ. Что же касается самих фермеров, то с учетом непригодности их земель к использованию они вправе обратиться в суд с требованием компенсации неполученных по этой причине доходов. Но и это – не решение проблемы. К ней необходимо вернуться на государственном уровне, дать техническую и правовую оценку всем обстоятельствам, сформировать соответствующий бюджетный запрос».

Честно говоря, такая беспомощность местных властей слегка удивляет. Почему усилиями РГА и правоохранительных органов хотя бы не запретить – под угрозой штрафов и т.д. – деятельность нелегальных пунктов скупки металла? Может, тогда люди перестали бы из-за десяти копеек за кило охотиться за смертью?! Или, может, местная власть имеет от этого смертоносного «бизнеса» свой прок?

Заключение ГУ МЧС в Кировоградской области

Решение вопроса относительно обезвреживания взрывоопасных предметов на территории авиационного полигона возможно только при проведении дополнительных работ по сплошному обследованию территории на площади 323 гектара, выявлении авиационных бомб на глубине от 1 до 3 метров с дальнейшим их уничтожением. Для проведения означенных работ имеющихся ресурсов территориальных подразделений МЧС в Кировоградской области недостаточно. С целью недопущения трагических случаев на территории бывшего полигона существует потребность в проведении работ по сплошной очистке от ВОП данных земель.

Главное управление МЧС в области разработало программу и основные направления работ по очистке и обезвреживанию «наследства», оставленного военными на бывшем полигоне. Она рассчитана на выполнение в течение 2006-2010 годов и в том числе предусматривает совместную со специалистами РГА разработку сметы необходимых работ. Общая сумма – около 1,5 миллиона гривен, которые должен выделить государственный бюджет. Однако, как сообщал ранее председатель облсовета Василий Сибирцев, данный пункт в списке предложений Кировоградской области по формированию показателей бюджета на 2006 год, предусматривавший выделение 1,3 миллионов гривен из государственной казны, на столичном уровне учтен не был…

Это значит, что Станислав Галянт еще не скоро соберет со своего поля настоящий урожай. Школьники-«сталкеры» по-прежнему будут промышлять, рискуя не дожить до совершеннолетия. А уставшая от металла земля еще долго обречена быть не кормилицей, а убийцей…

«УК», по материалам газеты «Украина-Центр»

Читайте также: