Харьковский симбиоз: мертвецы, аферисты и «фокусники» от правосудия.

Если ваш кошелек заинтересует карманника – вы его лишитесь. Если ваш автомобиль понадобится угонщикам — его угонят. А если ваше жилье? Неужели его можно стащить или угнать? Оказывается — легко! Особенно, если за дело берутся умелые комбинаторы. Цитируем ошеломляющий документ, подписанный председателем исполкома районного Совета: «…В данном случае часть дома № ХХ до настоящего времени является собственностью умерших граждан, поэтому эти доли не относятся к бесхозному имуществу». Дом и его обитатели.

Эта история произошла в городе Харькове, почти в самом центре. Стоял себе в переулке Ващенковском дом № ХХ, и жили в нем люди. Дом, надо сказать, старый, даже очень. По данным городского бюро технической инвентаризации построен он был еще до 1917 года. Много лет назад дом был общей долевой собственностью шестерых харьковчан. Позже, в 70-80-х годах, в доме появились и другие жильцы, заключившие с совладельцами договоры найма жилых помещений. Со временем все прежние совладельцы дома, кроме одной дамы, умерли, и наследников у них не осталось. Упомянутая дама в свое время получила жилье в государственном жилищном фонде и, в соответствии с действовавшей на тот момент нормой Жилищного Кодекса Украины, утратила право на долю в домовладении. С этого момента формально дом превратился в бесхозное имущество. Следуя букве Закона, исполком местного Совета обязан был начать процедуру признания его бесхозным, а после этого принять в коммунальную собственность. Ничего этого сделано не было.

Поскольку здание имело весьма почтенный возраст, в 1980 году оно был отнесено к категории ветхих, а в 1998 году признано аварийным и подлежащим отселению. Четыре семьи, проживавшие к тому времени в доме на законных основаниях, уже по несколько лет стояли в очереди на первоочередное получение жилья. Но «первоочередное» не значит быстрое, учитывая количество очередников и ситуацию с жилищным строительством в те лихие годы. Поэтому когда обрушилась кровля и часть дома превратилась в развалины, пострадавшим пришлось искать пристанище у знакомых, родственников и на съемных квартирах в ожидании обещанной государством жилплощади. К началу описываемых событий в относительно уцелевшей части дома постоянно обитал один жилец, остальные – только в теплое время года.

Фокус.

В марте 2005 года этот жилец попросил у своей соседки домовую книгу якобы для того, чтобы дать информацию «серьезным людям», имеющим намерение отселить всех жильцов аварийного дома и предоставить им другое жилье. Надо ли говорить, что измученная многолетними скитаниями по чужим углам женщина, вдруг увидевшая перспективу обретения хоть какого-то собственного жилья, не усомнилась в предложении соседа и передала ему книгу. Но время шло, а никаких вариантов отселения никто не предлагал. Тут–то женщина и заподозрила неладное. В сентябре того же 2005 года она обратилась к своему соседу с требованием вернуть домовую книгу. На что тот сообщил, что книги нет, а все жильцы уже выселены из дома и права на жилье в нем не имеют. После этого он передал женщине телефон нового собственника дома и посоветовал обратиться за разъяснениями к нему.

Позвонив по указанному телефону, женщина узнала от новоявленного владельца недвижимости, господина М., что по решению Червонозаводского районного суда города Харькова от 01 июля 2005 года она лишена права пользования жилым помещением. Утратили это право и остальные жильцы, кроме соседа, выманившего домовую книгу. Потом домовладелец сообщил, что по его заявлению суд свое решение отменил и назначил новое рассмотрение дела, поскольку первое состоялось без вызова всех жильцов в суд. Получив копию искового заявления, гражданка узнала еще одну «приятную» новость: оказывается, по решению того же суда вынесенному в мае 2005 года уже знакомый господин стал единоличным собственником всего дома! До этого ни она, ни кто-либо другой из жильцов дома об этом человеке никогда не слышал…

Понимая всю серьезность ситуации, в которой она оказалась, обманутая женщина обратилась за помощью к адвокату. В процессе ознакомления с материалами дел, сбора доказательств и участия в судебных заседаниях выяснилась вся схема «фокуса» от господина М. и компании.

«Фокусники» в судейских мантиях

Трудно сказать, каким образом и чем привлек внимание супругов М. неказистый, полуразрушенный дом по переулку Ващенковскому, ХХ. Возможно, супруга господина М., — нотариус 1-й государственной нотариальной конторы, расположенной в одном здании и даже одном подъезде с городским бюро технической инвентаризации, случайно услышала о «бесхозной» собственности в центре города. Собственно, как дом, он едва ли мог их заинтересовать, а вот как приличный земельный участок в центре города – совсем другое дело и совсем другие деньги. По самым скромным подсчетам это далеко не один десяток тысяч вечнозеленых денежных единиц.

После этого, осенью 2004 года, в нашей истории появляется еще один любопытный персонаж, — внучка давно умерших владельцев 1/5 доли в праве собственности на дом, которые еще при жизни утратили свое право собственности. Она и подает в Червонозаводский районный суд города Харькова иск о признании права собственности на эту долю домовладения в порядке наследования по завещанию.

Судья Червонозаводского районного суда города Харькова Ш. в конце ноября 2004 года выносит решение, которым признает за истицей право на наследство. При этом судью совершенно не смутили те обстоятельства, что «наследница» обратилась в суд через 13 лет после смерти наследодателя, не предъявив при этом каких-либо надлежащих доказательств фактического вступления в наследство. С заявлением в нотариальную контору в течение установленных законом 6-ти месяцев она не обращалась. В доме постоянно не проживала и не могла проживать, потому что квартира, которую на протяжении всей жизни занимали «наследодатели» была разрушена еще в 1998 году! Этот факт зафиксирован документально. В исковом заявлении внучка написала, что бабушка до самой смерти проживала в указанном доме. На самом же деле, в 1991 году бабушка нашей «наследницы» получила жилье в государственном жилом фонде, что подтверждено и записью в домовой книге, копия которой имеется в материалах дела, и решением исполкома о предоставлении жилья. Тем же решением исполкома было аннулировано бабушкино право на долю в домовладении по Ващенковскому переулку.

Таким был первый фокус судьи Ш., в результате которого истица, не имея на то никаких прав, стала обладателем несуществующего наследства.

Очевидно, понимая, что «родовое гнездо», состоящее из обломков сгнивших стропил и проржавевшей кровельной жести не поможет сохранить теплую память о дедушке с бабушкой, наша наследница, совершенно безвозмездно дарит унаследованную часть дома. Кому бы вы думали? Правильно, — господину М.!

Новый «жилец» энергично взялся за наведение порядка в том, что осталось от здания. Первым делом он подал все в тот же Червонозаводский суд иск об аннулировании регистрации прав собственности на остальные доли в домовладении и признании за ним права собственности на весь дом. Мотивировал свои требования истец тем, что полученная им в дар часть недвижимости еще пригодна для жилья, а все остальные разрушены, соответственно, проведение восстановительных работ всего дома невозможно без права собственности на разрушенную часть. Лихо, правда!

Дело рассматривала все та же судья Ш. В очередной раз «фокусница» от правосудия «не замечает» в деле существенных обстоятельств. И 27 мая 2005 года своим решением передает весь дом в собственность господину М. по непредусмотренному Законом основанию, предварительно признав домовладение разрушенным, то есть подлежащим исключению из реестра объектов недвижимости.

Это был второй фокус от судьи Ш., в результате которого дом сначала исчез вместе с проживающими и стоящими в очереди на отселение людьми, а потом, как птица Феникс возродился из пепла, но уже в виде собственности господина М. Высший пилотаж!

Следующий иск господина М. в Червонозаводский суд о признании жильцов дома утратившими право пользования жилым помещением уже носил характер технической зачистки территории. Само собой разумеется, что дело рассматривала судья Ш., которая 01 июля 2005 года вынесла решение в пользу истца. И все было бы замечательно и по плану, если бы соблюдены были все формальные моменты и правильно указаны имена жильцов. Но не сложилось. Пришлось новоявленному собственнику писать заявление о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам…

Такая вот замысловатая, но грубая схема по отъему чужого жилья и обману Государства… Удивляет во всей этой истории реакция на нее тех, кому положено защищать интересы Государства и граждан. Ведь, по сути дела, мошенничество осуществлено с имуществом, которое давно должно находиться в коммунальной собственности.

Можно ли защититься?

Когда все изложенные факты стали известны законным жильцам дома, зарегистрированным и проживающим в нем с начала 80-х годов, у них возникла масса вопросов к суду, прокуратуре, органам местного самоуправления, милиции и всем остальным причастным. Были поданы жалобы во все перечисленные инстанции.

К большому сожалению, реакция и ответы на них оказались, как обычно, формальными, дежурными отписками с нескрываемо поверхностным пониманием сути дела или сомнительной защитой чести мундира, выражающейся в круговой поруке. Случались и шедевры. Например, ответ исполкома районного Совета, подписанный его председателем, цитирую: «В данном случае часть дома № ХХ до настоящего времени является собственностью умерших граждан, поэтому эти доли не относятся к бесхозному имуществу». Это, между прочим, официальная позиция органа, управляющего имуществом территориальной общины. Интересно, как много в городе еще такой собственности?

Или, например, ответ Председателя Совета судей Харьковской области, куда было подано заявление о привлечении судьи Ш. к дисциплинарной ответственности за вынесение заведомо неправосудного решения: «Совет судей не уполномочен осуществлять проверку законности и обоснованности судебных решений, а также процессуальных действий суда, в частности по применению или неприменению норм права. Проведение такой проверки возможно только судом апелляционной и кассационной инстанции, в порядке, предусмотренном гражданско-процессуальным законодательством». А что же, господа хорошие, вы уполномочены проверять? Если судья выносит заведомо «левое» решение, при этом нагло и цинично игнорируя Закон, все писаные и неписаные правила судебной этики, его, оказывается, некому привлечь к ответственности. Апелляция или кассация, может быть, и отменят одиозное решение, и то, — как карта ляжет. А судьи у нас сами себе Закон! Или выше Закона? Можно, конечно, вспомнить о Высшем Совете юстиции, но общественности как-то ничего не известно о разоблачении этим органом и изгнании из судейских рядов, лиц не достойных высокого звания судьи. Получается, что судья, в зависимости от политической или коммерческой целесообразности, может принять абсолютно любое решение, в том числе незаконное, и при этом совершенно точно знает, что ни при каких обстоятельствах он не пострадает. У меня вопрос, не это ли являлось истинной целью судебной реформы?

О реакции прокуратуры и милиции на заявления о совершаемых противоправных действиях и говорить не хочется, — грустно.

Теперь об апелляционной инстанции. Специально для председателя Совета судей.

В начале апреля этого года апелляционным судом Харьковской области была рассмотрена апелляционная жалоба жильцов украденного дома на решение Червонозаводского суда по делу о «наследстве» внучки.

Коллегия судей, несмотря на приобщенные к делу по ходатайству адвоката апеллянта многочисленные неопровержимые доказательства незаконности решения районного суда, в удовлетворении жалобы отказала. Мотивация следующая: поскольку апеллянт не имеет никакого отношения к наследуемому имуществу, его права, соответственно, никак не нарушены. Правильно, зачем ковыряться в «грязном белье», если можно просто «отфутболить» жалобщика по формальным основаниям. Такое вот «мудрое» решение. Круговая порука обязывает. Если так и дальше пойдет, то в ближайшем будущем на входе во все суды просто нужно будет вывесить прайс-листы и указать: вынесение любого решения – столько-то, отмена любого решения – столько-то. Или еще лучше, — истцов и ответчиков сразу приглашать на судебный аукцион. По крайней мере, хоть таким способом реализуется принцип состязательности процесса.

И последнее, едва ли не каждый день с экранов телевизоров, страниц газет и журналов наши политики, министры, прокуроры и даже Президент уверяют народ, что ведут непримиримую борьбу с коррупцией, и что в этой борьбе даже есть значительные успехи. Уважаемые господа, вот вам реальное поле для деятельности, демонстрируйте успехи! Ведь если бы не было здесь коррупции и тотальной круговой поруки, разве было бы возможным, чтобы разного рода мошенники, при содействии таких вот «фокусников» от правосудия, не скрываясь и не таясь, лишали людей законного права на жилье.

Александр Никитин, специально для «УК».

Читайте также: