ДОРОЖНАЯ ПОЛИЦИЯ И МИЛИЦИЯ: ПОЧУВСТВУЙТЕ РАЗНИЦУ

Когда-то была выведена нехитрая формула: хочешь составить представление о каком-то государстве, о морали его граждан и об их человечности – смотри местные армию, кладбища и школы. За последние десять лет мы более-менее разобрались, где находится Стокгольм, как едят палочками и что не только американцы пьют кока-колу. Мы даже начали осваивать чужеземные дороги: и правый руль нам нипочем, и автобан привычен, и на «автомате» мы ездить мастаки. Но по-прежнему «белым пятном» в нашем сознании остается важная деталь на автокарте мира – дорожная полиция. Мы практически ничего не знаем о тех, кто казнит и милует сидящих за рулем, нам неведомо, как с ними общаться и каких сюрпризов можно ожидать. Об этом и поговорим.Телефон полиции – 110

Работа немецкой дорожной полиции практически незаметна. Но попробуйте что-нибудь выкинуть – патрульная машина вырастет как из-под земли. И тогда мало не покажется.

Один мой знакомый недавно сдавал в Германии на права. Чтобы показать свое умение в езде по городу, нужно было, подъехав к Т-образному перекрестку, пропустить всех поперечных и повернуть налево. Однако машины шли сплошным потоком. У нас бы он уже давно включил дальний, нажал на клаксон и начал маневр. А тут стоит, как дурак, целых пять минут. Знакомый уже думал, что провалил экзамен, но тут увидел в зеркальце лицо инспектора-экзаменатора, который сидел сзади. Тот улыбался и кивал головой: «Gut! Gut!» Потому что главное – не создавать опасности на дороге. И тогда с дорожной полицией не будет никаких проблем.

Eins, zwei, polizei

У меня проблемы были. Я долго ходил вокруг белой Audi A6, пытаясь выяснить, чем же машина дорожной полиции отличается от гражданской. Самое заметное – это, конечно же, приклеенные зеленые полосы с гербом и надписью «Polizei». Вопрос о том, как разрисована машина Kriminalpolizei, вызвал у моих собеседников недоумение: криминальная полиция ездит на автомобилях без опознавательных знаков. На крыше A6 – сигнальная балка с двумя синими мигалками и световым табло, на котором зажигаются команды типа «Halt!» (Стоять!). В салоне – радиоустановка Polizeifunk, жезл, похожий на те, что были в руках у тетенек в московском метро, мощный фонарь. Там, где в обычной машине есть люк для проветривания мозгов, разместилась ниша с крепежом для пистолетов Heckler & Koch P7 – тоже для остужения мозгов, только чужих. В багажнике – бронежилеты, два аварийных треугольника, полосатые фишки и кофр с фотоаппаратом. Вот, пожалуй, и все дооснащение. Да, чуть не забыл про алкометр Siemens. Если его показаний оказывается мало, то в участке стоит стационарный прибор фирмы Trager. Подул в трубочку, и из прибора, как из кассового аппарата, вылез чек, где все про тебя написано. Компьютера в машине нет. Имеется в виду не бортовой, а тот, по которому сверяют данные о машине и водителе. Лэптопами оснащены полицейские автомобили в северных землях, где близко границы с неблагополучными странами типа Польши и Голландии. Синюю мигалку полицейская Audi A6 включает только тогда, когда вызов связан с опасностью для жизни человека. Но правила дорожного движения полиция может нарушать всегда.

Карточка на память

Известная доля свободы есть здесь и у простых водителей. Правда, стоит она немалых денег. Многие перекрестки оснащены камерами, фиксирующими нарушение, номер машины нарушителя, а также его физиономию. Последнюю, кстати, снимает отдельная камера, висящая чуть дальше за перекрестком. К этому моменту лицо попавшегося, уже понявшего по вспышке блица, что дело плохо, успевает исказиться в испуганно-досадливой гримасе. Особенно удачные портреты в участке коллекционируют, мне их показывали: рожи, действительно, уморительные. Проезд на красный свет «стоит» DM130, пересечение сплошной линии – DM250 и лишение прав сроком на один месяц. Нарушение скоростного режима – тоже мало не покажется. А с камерой не договоришься. Впрочем, если бы ваше нарушение зафиксировал вооруженный «спидганом» полицейский, результат был бы такой же – взяток немецкая полиция не берет. И это, между прочим, в корне отличает их практику замера скорости от нашей. Если у нас главная цель инспектора – это отчуждение у граждан их кровно заработанных рублей, то у них – повышение ответственности водителей и уровня безопасности на дорогах. Поэтому у нас инспектор прячется с радаром в кустах, у них – наоборот, тебя всячески информируют о подконтрольности твоих действий. В Интернете даже есть сайт, специально организованный Verkehrspolizei, где можно узнать о месторасположении камер в любом германском городе. Владея подобной информацией, ты в этом месте будешь ехать небыстро и аккуратно. Что, собственно, и требуется.

Взаимная любовь

Телефон полиции – 110. У нас это помнят те, кто смотрел одноименный сериал. В Германии этот номер знают все, ибо звонить по нему приходится не только тогда, когда в дверь твоего «Гольфа» въедет «Фиеста». Дорожный полицейский – он, прежде всего, полицейский и потому обязан прийти на помощь, если оказался ближе всех к пострадавшему, независимо от своих непосредственных служебных обязанностей. Ингольштадтские гаишники могут принять роды, спасти утопающего, а если Родина скажет – надеть бронежилеты и гнаться за преступником, как уже бывало и не раз. «Если бы я узнал, что на просьбу о помощи у нас в участке сказали «Позвоните в другой отдел», я бы не только ушел из полиции, я уехал бы из этого города»: Ганс Лутц – первый полицайгаупткомиссар дорожной инспекции Ингольштадта – говорит без всякой патетики, и потому ему веришь. Граждане отвечают дорожной инспекции взаимностью, что у нас в стране, если и будет, то не скоро. Наш человек, помогающий милиции пусть даже в разоблачении преступника, все равно чувствует себя как-то гаденько. У них – наоборот. Во время празднования последнего Рождества полицейская рация принесла в машину тревожный сигнал. Какой-то крендель, находясь в полном изумлении от выпитого шнапса, оторвал где-то металлическую штангу, поднялся на пешеходный мост над автобаном и метнул штангу в гущу машин. К счастью, не попал. С места происшествия скрылся. Дорожная полиция, не сумев задержать придурка по горячим следам, напечатала кучу листовок, призывавших граждан помочь его найти. Голубчика сдали властям мгновенно. И штраф в DM5 тыс. стал не главным ему наказанием. В Германии презрение соседей – штука посильнее «Фауста» Гете.

Белые одежды

Служба автомобиля в полиции длится, как правило, недолго. Три-пять лет, за которые он набегает 200 тысяч километров, и разукомплектованного полицейского отправляют в Дахау… Не пугайтесь – там с ним не поступают, как когда-то поступали с неугодными гитлеровскому режиму лицами. В Дахау расположен Центр по продаже населению списанного полицейского имущества. Автомобили продаются с аукциона, и, если повезет, вполне приличный экземпляр можно взять всего за DM3-4 тыс. Одна из причин столь небольшой цены – белый цвет кузова, не слишком популярный в Германии. Поэтому концерн DaimlerChrysler, например, даже собирается поставлять в полицию серебристые «Мерседесы», дабы потом они были более ликвидны. С жиру бесятся. У нас бы белую A6 по такой цене просто с руками оторвали. Даже невзирая на то, что на машине еще вчера ездили немецкие менты.

Глуши мотор

Баварская полиция ездит на автомобилях разных марок. Но мы выбрали Audi, во-первых, потому, что в Ингольштадте находится штаб-квартира фирмы, во-вторых, потому, что сами полицейские машину хвалят: внушительные габариты и полный привод A6 –именно то, что надо для нелегкой полицейской службы. Все автомобили бензиновые, но в последнее время стали поступать и дизельные – надо экономить, так что сегодня даже сам президент полиции Баварии ездит на солярке. Водителей легковых автомашин нигде специально не учат: курсы есть исключительно для мотоциклистов и шоферов больших полицейских грузовиков. «У нас тридцать пять тысяч полицейских, и мы не можем из каждого сделать Шумахера», – пояснили мне. Между тем проблема есть – за последние годы сильно выросли скорости, а полицейские ездят на таких же машинах, как и их потенциальные клиенты. Маршрут движения патрульной машины заранее не обсуждается. Но в момент сигнала тревоги экипажи должны мгновенно прикрыть все выезды на автобаны. Часто дорожная полиция заглядывает и на так называемые «площадки отдыха» по обочинам больших магистралей. Здесь чаще всего отсиживаются водители без документов и отстаиваются фуры с непонятным грузом. Никаких специальных требований к поведению водителя, которым заинтересовалась полиция, не существует – надо только заглушить мотор и особо не дергаться. Патрульная машина остановится сзади, один полицейский останется за рулем, другой направится к тебе. Если тебе сильно не доверяют, полицейский расстегнет кобуру и положит ладонь на рукоятку пистолета. Но так поступают чаще всего либо совсем юные полицейские, либо инспектора скромной комплекции. Мой собеседник – полицайгауптмайстер Христиан Хефлер – под два метра ростом. Он про пистолет даже не вспоминает, а наручники надевал на нарушителя за последние три года всего два раза

Карлсон без крыши

О работе шведской полиции мы знаем только по романам Валле об инспекторе Мартине Беке. Я даже не удивился, когда офицер дорожной полиции Гетеборга протянул мне руку и представился – Мартин.

В коридорах Управления дорожной полиции Гетеборга пусто – все на работе «в поле». Посетителей тут практически не бывает, и пока мы идем в гараж, инспектор Мартин Карлссон вводит меня в курс дела. Весь полицейский корпус Швеции насчитывает около 16 тыс. сотрудников. В дорожной полиции страны с населением около 7 миллионов работает 650 человек, из них 120 сотрудников обслуживают территорию, которая тянется на 200 км к северу от «столицы Volvo» Гетеборга. В их распоряжении – 350 различных транспортных средств. Самая распространенная патрульная машина – Volvo V70, хотя встречаются и Saab 9000. В Стокгольме и некоторых сельских районах используют Volvo V40, а на севере страны – Volvo V70 XC, но это скорее исключение из правил. Специальное оборудование монтируется на микроавтобусах Volkswagen. Своей главной задачей шведская дорожная полиция считает контроль за соблюдением скоростного режима и исправным состоянием машин на улицах. Все остальное – уже мелочи.

Вся королевская конница

Полицейские машины Швеции белые с синей крупной полосой. Наблюдательный или посвященный сразу сможет отличить городскую машину от «областной» – на первых полосы нарисованы, а на вторых изготовлены из специального пластика и наклеены. Собственно, на этом различия и исчерпываются. В сравнении с американцами шведы укомплектованы скромнее, уважение вызывает только обилие средств связи. В Скандинавии все помешаны на этом, но чтобы в одной машине было одновременно две рации, мобильный телефон и еще радиоприемник со встроенным вторым телефоном – это слишком. В центре «бороды» размещен прибор, который является гордостью шведской дорожной полиции – trip-track. Это некоторое подобие штурманского компьютера, который синхронизирован со спидометром и счетчиком пройденного пути. Служит это чудо техники для того, чтобы на ходу определять скорость автомобилей. Процесс довольно сложный, и без бутылки «Абсолюта» в нем не разобраться. Однако работает, и показания trip-track принимаются в качестве доказательства в любом суде. Более того, такие приборы стоят не только на полицейских машинах и мотоциклах, но и на вертолетах. Естественно, на крыше установлена «люстра», сияющая классическими полицейскими цветами – синим и красным. В центре ее расположена фара-искатель, а по краям дополнительная подсветка для осмотра места аварий. Присутствует и громкая связь, но шведские полицейские почти никогда не заходятся в крике: «Водитель, номер такой-то, прижмитесь к обочине». Они просто включают два ярких сине-красных проблесковых маячка, расположенных под зеркалом заднего вида. Все водители Швеции, и это записано в правилах, обязаны остановиться, увидев это светопредставление в своем зеркале. Сами правила, собранные во внушительный том, каждый полицейский возит в багажнике. Там же размещается аптечка, гидрокусачки, фотоаппарат, мощные фонари, подзаряжающиеся от бортовой сети, спасательные жилеты, одеяла. Короче, все, что поможет человеку, попавшему на дороге в беду, в том числе «улетевшему» в воду.

Фото на керамике

Немного покатавшись по центру города, мы натыкаемся на первую засаду – автобус Volkswagen терпеливо отрабатывает упражнение «контроль за скоростью». Пока ничего особенного я не вижу – полицейский автомобиль забрался двумя колесами на тротуар метрах в шестистах от светофора. Внутри за столиком с кипой протоколов расположился страж порядка. Мокнуть под дождем с радаром в мозолистой пятерне ему нет необходимости – за него все делает автоматика. Вижу, как вдалеке включился зеленый, и застоявшиеся автомобили рванули вперед. Щелк, внутри автобуса сработала фотокамера, и из принтера поползла бумажная лента. На ней три фотографии. На первой – крупный портрет: водитель вырвавшегося вперед автомобиля с выпученными глазами – именно в этот момент он заметил полицейский микроавтобус, но мозг еще не дал команды жать на тормоз. На второй – крупно номер машины нарушителя. На третьей фотографии довольно унылый пейзаж – улица, дождь, группа автомобилей на заднем плане, и он, Лидер, метров на сто впереди всех. Такой вот триптих, украшенный датой и точным временем. Полицейский лениво пододвигает кипу протоколов и прицеливается в верхний ручкой. Протокол пошлют по почте нарушителю, и он должен будет оплатить штраф через банк. К слову, штраф весьма крупный – около $150. Хорошо еще, что парень не превысил верхний лимит в 30 км/ч – иначе лишился бы «прав» месяца на три. Интересуюсь, что будет, если нарушитель не получит уведомления о штрафе или просто-напросто откажется платить. Трое полицейских недоуменно переглядываются – такого в их практике еще не было. Хотя, поясняет Мартин, существует возможность пригласить нарушителя в суд – для этого копии фотографий остаются в полицейском архиве, и в нужный момент извлекаются в качестве доказательства добросовестной работы полиции.

Круги ада

Мы довольно долго кружили вокруг дождливого Гетеборга, прежде чем обнаружили полицейский контроль на трассе в пригороде. Засада была организована по всем правилам, за крутым поворотом на узкой дороге, петляющей по холмам, покрытым лесом. В «кармане» на обочине расположилось несколько полицейских машин. Навстречу нам, не спеша, выходит полицейский в светоотражающем жилете и делает приглашающий жест рукой. Мы останавливаемся, и, покинув машину, я превращаюсь в простого шведского парня, водителя, остановленного на дороге рутинной полицейской проверкой. По моей просьбе делается она «по полной». Для начала – тест на алкоголь. Меня вежливо приглашают в автобус, где стоит аппарат, напоминающий скороварку с компьютером. Вокруг витает легкий, но ощутимый аромат спирта. Инспектор просит подуть в трубочку, вылезающую из чрева «скороварки». Дую, в ней что-то булькает, и запах спирта усиливается (мне уже как-то не по себе, хотя не пил ни грамма!). Через пару секунд меня просят подуть еще раз – аппарат нежно журчит в ответ. Спустя минуту из принтера выползает длинная распечатка, а запах спирта улетучивается через открытую дверь. Попутно выясняется несколько любопытных вещей: я действительно трезв, но запах мне не померещился – в «скороварку» заливают всамделишный спирт, это что-то типа «эталонного метра». При этом допустимая доза алкоголя в Швеции – 0,2 промилле, а за год по всей стране отлавливают около 350 водителей в нетрезвом состоянии и лишают их прав на пару лет. И что самое главное – «отмазаться» невозможно. Под впечатлением от увиденного перебираюсь во второй автобус. Там пост технического контроля, но никто не спешит забираться мне под капот или проверять с секундомером, как работают щетки стеклоочистителя. Просто забивают в компьютер – на этот раз настоящий, только размером с ладонь – номер моей машины. Через мобильный телефон компьютер соединяется с центральной базой данных, и через пару минут распечатка лежит на столе перед инспектором. В ней все о моей машине – год выпуска, владелец, номера кузова и шасси, дата последнего и срок следующего техосмотра. Инспектор явно удовлетворен и желает мне счастливого пути.

Ваши права

В машине я начинаю пытать Мартина, почему у меня не спрашивали документов на автомашину. Оказывается, в Швеции их можно и нужно в большинстве случаев хранить дома. Единственное исключение – если вы едете на машине с прицепом. В таком случае их лучше иметь с собой, чтобы подтвердить то, что ваша машина приспособлена для буксировки. Кстати, наличие прицепа – стопроцентная гарантия того, что вас будут «тормозить» практически все встречные патрули. Другими причинами могут послужить неработающий указатель поворота, мятый кузов или сообщение о том, что эта машина в угоне. Разоткровенничавшись, Мартин признался, что шведские полицейские не очень довольны своими урезанными за последние десять лет полномочиями. «Главная задача полиции – это покой наших граждан, – горячится он. – Преступники не ходят пешком, они разъезжают на машинах, а на досмотр подозрительного автомобиля теперь надо получить санкцию прокурора. Или другой пример – при задержании преступника строго ограничено применение ленты с шипами, называемой в Швеции «стингер». Да денег не помешало бы больше – в качестве зарплаты или в виде субсидий на техническое оснащение». Знакомые сетования, не правда ли? Вечером, за дружеским ужином, Мартин рассказал более подробно, какие мелкие пакости, простите, хитрости использует шведская дорожная полиция для «контроля за скоростью», и как они вычисляют на дороге пьяных водителей. Я дал честное слово не раскрывать эти шведские полицейские профессиональные тайны, но про себя подумал – все-таки какие они, гаишники, похожие. Велосипеда им уже не изобрести.

Коп-корн

Американским детям с раннего возраста внушают, что полицейский – друг, а не каратель. Но для человека, воспитанного российскими дорогами, свидание в США с дорожным патрулем всегда чревато потрясением. В Америке полицейская машина и находящийся в ней человек в форме могут слишком многое, чтобы обвинить. И столько же, чтобы оправдать.

Машина правосудия

Есть три «разновидности» служителей закона на дорогах США: муниципальная полиция, контролирующая ситуацию на улицах города, ведомство шерифа, отвечающее за территорию округа, и State Trooper или Highway Patrol, надзирающий за дорогами, соединяющими штаты между собой. Традиционные автомобили тех, «кто претворяет закон в силу» (почти дословный перевод Law Enforcement – термина, объединяющего все полицейские ведомства) – Ford Crown Victoria и Chevrolet Caprice. Их используют по всей стране. Среди других автомобильных полицейских «хитов» попадаются Chevrolet Camaro и Lumina, Ford Mustang и Bronco, а также Ford Explorer, Jeep Cherokee и Chevrolet Tahoe. Полицейские машины 50 штатов – находка для коллекционера, потому что над их «обликом» трудятся не столько автомобильные концерны, сколько сами полицейские, создавшие свои цветовые стандарты. Так, полицейские машины Нью-Йорка – сплошь голубые, Калифорнии – черные с белыми дверьми, либо сплошь белые, Аляски и Техаса – белые с синей полосой и т.д. Но самый большой подарок, который может приготовить водителю полиция США, это «коповская» машина без опознавательных знаков вообще либо даже «замаскированная» под такси. Очень распространенная практика в штате Нью-Йорк. Интересно, что согласно распоряжению губернатора штата полиция в таких машинах не имеет официального права останавливать водителей на дорогах, однако в некоторых случаях это допускается. Скажем, если водитель сильно пьян. И если полицейский в этом уверен.

Прибамбасы и навороты

«Мы тоже все фотографы», – заявляет офицер, на машине которого мы отправляемся патрулировать город. Его Canon с набором объективов уступает моему только в возрасте. Оказывается, это необходимая опция полицейского оборудования, которым буквально забит багажник. Кроме фотокамеры, в багажнике есть набор для снятия отпечатков пальцев, дорожные ограждения, которые можно быстро расставить вокруг места аварии, большая аптечка и еще один Eyewitness, уникальная видеокамера, подобная той, что установлена в салоне у зеркала заднего вида. Этот маленький прибор наружного наблюдения, которым оснащена практически каждая патрульная машина, – гордость полиции, и, по словам нашего офицера, он спас не одну полицейскую жизнь. «Даже на пустынном хайвее, – объясняет он, – ваше свидание с полицейским не пройдет один на один: все его детали будет фиксировать эта камера». В салоне автоматически работает радар: его показания меняются каждую секунду, в зависимости от того, какая машина попадает в поле зрения и как она меняет скорость. До того, как ехавший впереди нас джип скрылся в тоннеле, показания радара остановились на цифре 38. Ограничение скорости в этом районе города – 35 миль в час. Но лицо офицера бесстрастно. Приборы лишь фиксируют реальность. Решения принимает человек. Обычно рядом с боковыми зеркалами в полицейской машине прикреплены два прожектора, которыми можно управлять, не покидая салона. Как правило, спереди устанавливается дополнительный пластиковый бампер для защиты от выбегающих на дорогу животных, а на крыше – проблесковая «люстра». Над перечнем всевозможных аксессуаров трудится не одна фирма, и только различных решений того, как организовать центральную консоль и разместить на ней мобильный компьютер, телефон и радиосвязь, столько же, сколько производителей этой самой техники. Названия этих фирм характерны: Pro-Gard, Pro-Copper… Среди автомобильных аксессуаров, созданных ими, есть и не совсем обычные: скажем, приспособление, с помощью которого к внутренней стороне крыши автомобиля крепятся ружья, причем с таймером. Последний включается во время снятия ружья и отсчитывает время, на протяжении которого оно находилось в руках полицейского.

Полицейская академия

Передо мной образец экзаменационного задания будущему офицеру полиции Нью-Йорка. Чтобы стать таковым, надо не только пройти медицинский и психологический тесты, но и соответствовать некоторым физическим стандартам. Но самое потрясающее – это письменный тест, состоящий из полутора сотен страниц с задачами, на каждую из которых даны четыре варианта ответов. Это почти детектив. Рисунок изображает ситуацию на улице Нью-Йорка. Вам отводится две минуты на запоминание всех деталей, после чего предлагается ответить на несколько вопросов типа: «Верно ли припаркован такой-то автомобиль?», «Какие последние две цифры номера такси, свернувшего налево?», «Какому заведению принадлежит окно, из которого выглядывает такой-то гражданин?». Есть вопросы, отражающие специфику американской жизни, и трудно удержаться, чтобы не воспроизвести их полностью. «Какую из следующих ситуаций следует считать сексуальным злоупотреблением 3-й степени: 1. В переполненном вагоне сабвея в результате неожиданного торможения поезда Билл коснулся газетой груди Джейн; 2. В переполненном автобусе при резком качке Джон коснулся рукой лица Марди; 3. При тех же обстоятельствах Стивен стал тереть у себя в промежности, глядя на задницу Дженнифер; 4. При тех же обстоятельствах Боб громко и нецензурно выразился». Подумайте над этим вопросом, правильный ответ будет приведен чуть ниже. Но большая часть экзамена – это задачи на умение четко составить рапорт. Все, что может случиться на дорогах большого города, предсказуемо: авария есть авария, однако все последующее может быть истолковано как угодно, порой в зависимости от мастерства адвоката. Над образом полицейского трудились не только голливудские звезды, но и разработанная за годы методика отбора, позволившая сделать полицию работоспособной и очень эффективной рукой закона. Ведь в том же Нью-Йорке полицейских почти в четыре раза меньше, чем в Москве (40 тысяч против 150 тысяч). Если, отвечая на вопрос о «сексуальном злоупотреблении», вы выбрали ответ под номером «3», у вас есть шанс стать нью-йоркским полицейским. Кстати, представьте себе, даже копы часто ошибаются.

Человек и закон

Процесс проверки документов американской полицией на дороге напоминает некий ритуал, и если вы не знаете всех его этапов, нервный стресс вам гарантирован. Предположим, вы втапливаете педаль посреди ровного хайвея, и вдруг вам в хвост пристраивается машина с включенной иллюминацией. Это и есть знак того, что вам надо свернуть на обочину и остановиться. После чего следует долгая, выматывающая душу пауза. Любой школьник в США знает, что в этот момент нельзя ни в коем случае выходить из машины, надо лишь сидеть, положа обе руки на руль. Знает это и большинство российских граждан, попадающих на американский хайвей, однако даже у них нервы порой не выдерживают. На самом деле полицейский во время этой паузы лишь роется в базе данных своего мобильного компьютера, сверяя номер вашей машины с цветом кузова и выясняя, кто ее владелец. Не паникуйте понапрасну, а подумайте, все ли в порядке у вас в салоне: нет ли, не дай Бог, открытых банок с пивом (в некоторых штатах даже закрытые бутылки с алкоголем разрешено возить только в багажнике). Водительские права не зря самый главный документ в США: зная их номер, о вас можно узнать все, вплоть до отпечатков пальцев, которые у вас берут во время сдачи водительского экзамена. Далее полицейский включит Eyewitness и медленно подойдет к вашей машине. Сквозь стекло попросит ваши права. Затем осведомится, почему вы превысили скорость. Не говорите ему, что вы ее не превышали: в США даже полицейские мотоциклы иногда оснащены радарами. Известен случай, когда ответ «ребенок в машине очень захотел в туалет» благополучно разрешал ситуацию. Если оправданий нет, получите «тикет» и оплатите при первой возможности штраф. В Америке сильна вера в то, что полицейский всегда знает, что делает. Рассказывают, что услышав о сталинских репрессиях, одна американка удивленно воскликнула: «Почему же те, кого арестовывали ночами, не могли вызвать полицию!?» Поэтому, когда полицейский пристроится на своей машине вам в «хвост», все вокруг будут уверены: он делает это для того, чтобы помочь вам решить ваши же проблемы

Штрафные батальоны

Каждый проездивший на машине больше недели знает, что такое ГИБДД. Что тут еще рассказывать? В том-то и дело, что про тружеников свистка и жезла мы знаем далеко не все.

Самый темный из всех вопросов, связанных с нашей российской дорожной полицией, – как же ее называть. По-прежнему говорить «гаишники» – нелогично ввиду отсутствия ГАИ. «Гибэдэдэшники» – язык сломаешь. По идее, граждане должны были обратиться к цивилизованным, приятным для милицейского слуха вариантам: сотрудник ДПС, постовой, инспектор, регулировщик… Но пути русского языка неисповедимы. Общепринятая норма поколебалась, поколебалась, да и вернулась назад. Кто тебя оштрафовал? Гаишник, конечно, кто же еще. На этом и остановились. Такое бывает. Есть же на карте Ленинградская область.

Передвижной автосалон

По разнообразию своего автопарка ГИБДД может соперничать если не с Женевским, то по крайней мере с Московским автосалоном. В ее гараже есть все: от классических «Жигулей» и «Волг» до Volvo S70, BMW и «Мерседеса» M-класса. С дорожными особенностями конкретной местности выбор марок, похоже, никак не связан. По Москве, где непроходимые топи встречаются сравнительно редко, ездят несколько бело-голубых «Лэнд Роверов», а в маленькой деревушке неподалеку от Каширы со смешным названием Починки среди ухабов дежурит патрульный Mercedes W124 со спойлерами и антикрылом. Элитный московский отдельный батальон спецполка оснащен исключительно иномарками, а в других московских же подразделениях на одном и том же ВАЗе работают в три смены. Больше всего в автопарке ГИБДД «вазовских» «пятерок». Хорошо бы, признается руководство, навести порядок в автотехнике, да бедность не позволяет. Приходится использовать что есть. Это же относится и к техническому состоянию. Обычно машина служит в ГИБДД 7–8 лет. Но точных нормативов нет, все опять же упирается в финансы. Встречаются в некоторых подразделениях машины в таком плачевном состоянии, что просто диву даешься, как это им удается проходить техосмотр. Хотя, как утверждают в ГИБДД, правила техосмотра здесь свои, особые.

Орудия производства

Оснащение патруля ДПС состоит из шести-восьми предметов. Вначале о том, что сотрудник носит на себе. Пойдем снизу вверх:

– на поясе у него висит 9-миллиметровый пистолет Макарова;

– там же – наручники отечественного производителя;

– там же – радиостанция Motorola Radius GP-300. В пределах одного городского округа сотрудники общаются друг с другом на одной волне;

– в руке у постового деревянный жезл, сделанный в России. Светящийся жезл российской же фирмы Optimal одно время начал было приходить на смену «дереву». Но из-за некоторых особенностей электросхемы батарейки в «Оптимале» садятся почти мгновенно, так что сейчас его используют все реже и реже. Зато начинает применяться светоотражающий жезл;

– на запястье постового висит свисток (обычно металлический);

– на груди – жетон с индивидуальным для каждого постового номером;

– на плече у сотрудника ДПС может висеть автомат АКС-74У. Это уже деталь необязательная.

Что касается оборудования, находящегося в автомобиле, то его не так уж много:

– в торпедо вмонтирована автомобильная радиостанция Motorola;

– в багажнике или на заднем сиденье может находиться деревянный ящик с прибором для измерения скорости «Барьер-2М». Прибор работает от автомобильной 12-вольтовой сети и состоит из двух частей. Одна остается в ящике, а другая, которую как раз и называют «пушкой», кладется на капот или укрепляется в верхней части дверного проема. Сотрудник ДПС может и просто держать ее в руках, хотя она довольно тяжелая. «Барьер» безнадежно устарел. Сейчас на смену ему приходит легкий и гораздо более совершенный «Сокол». Этот прибор может работать как от бортовой сети, так и в автономном режиме, от батареек, и удобно закрепляется на груди инспектора. Его же при необходимости инспектор может ловко достать из-за спины и «подстрелить» чересчур уж резвый автомобиль;

– прибор для контроля трезвости – трубочка Раппопорта или более современное электронное устройство – в Москве в последнее время используют только врачи. Хотя в других регионах им может оперировать и инспектор;

– газоанализатор, излюбленное оружие украинских «дорожных полицейских», в России сейчас применяется редко;

– определитель степени затонированности стекол «Блик», прибор в свое время довольно распространенный, в последнее время (опять же в отличие от соседней Украины) используется лишь при техосмотре, а в подразделениях ГИБДД по большей части пылится на складах.

Структура ГИБДД достаточно сложна. Но если не вдаваться в детали, в городских округах главной единицей являются батальон или полк ДПС. В Западном округе Москвы, например, в батальоне около трехсот человек. Дежурят они в три смены по 8 часов (12 часов в период усиления), обслуживая 76 постов (ночью – меньше). Смены восьмичасовые, но развод, инструктаж, прием-сдача оружия и пересменки увеличивают время дежурства часов до десяти. Правда, посреди смены предусмотрен обеденный перерыв. Посты обедают по очереди. Никаких специальных столовых нет: едят где придется. В свободное от спецзаданий и спецопераций время сотрудники ДПС, как каждый имеет возможность наблюдать, «просто контролируют дорожное движение». А задания бывают самые разные. В начале дежурства наряду ДПС полагается объехать всю подконтрольную территорию и доложить обстановку. Между прочим, при этом обращают внимание и на состояние дорожного покрытия, и на очистку полотна от снега: ГИБДД имеет право штрафовать не только участников дорожного движения, но и дорожные службы. Ну а потом может начаться какая-нибудь спецоперация: «Подросток на дороге», «Велосипедист», «Пешеход», «Иномарка», «Аптечка», «Непристегнутый ремень», в ходе которых почему-то обращают внимание только на один вид нарушений. В противном случае посты «просто контролируют». Интересно, что для выезда на аварии в батальоне есть специальный инспектор-дежурный. Но это если крупная авария с серьезными последствиями. На остальные посылают обычные наряды. Которые, в общем-то, больше полагаются на умение участников ДТП договориться самостоятельно, чем на собственную оперативность. Для поимки угнанных или скрывшихся с места происшествия автомобилей в округах тоже есть специальные подразделения – отделения розыска. Ответственность здесь выше, а условия работы в чем-то лучше: например, автомобили не передаются следующему в виде своеобразной эстафеты, а закреплены каждый за конкретными сотрудниками. Они не гоняются за преступниками, а выполняют следовательские функции: в частности, ездят по больницам опрашивать потерпевших.

Важной составной частью ГИБДД являются контрольно-профилактические отделы. Они занимаются выявлением нарушений в рядах самой ГИБДД. А проще говоря, ездят, одевшись в штатское, нарушают правила и наблюдают реакцию постовых. Правда, пытаться дать постовому взятку запрещено. Сотрудник отдела должен стоять и ждать, пока постовой сам ее начнет вымогать. Что случается довольно редко. Существует и так называемый «телефон доверия», по которому любой гражданин может пожаловаться на неправомерные действия постовых. Но, как заверяют сотрудники профилактического отдела, человек, нарушивший правила дорожного движения, не должен рассчитывать на их помощь: инспектора в обиду не дадут.

Обучение

Чтобы поступить в ГИБДД, надо, прежде всего, окончить среднюю школу и отслужить. А также пройти медкомиссию. Затем придется подождать. Работа здесь считается престижнее простой милицейской. Отбор сотрудников идет не централизованно, а на местах, в районах, где выстраиваются целые очереди на освободившуюся вакансию. Процесс становления сотрудника начинается с практики. Вступив в ряды, человек сразу же принимается за наведение порядка на дорогах, под руководством старших товарищей осваивая азы профессии. И лишь через три месяца его отправляют учиться. Московских сотрудников ГИБДД учат в Ивантеевке, в 18 км от МКАД по Ярославскому шоссе. Сюда не сдают приемных экзаменов. После уличной практики берут почти всех. В списке изучаемых здесь дисциплин – вождение автомобиля и мотоцикла, административное делопроизводство, криминалистика, психология, рукопашный бой, стрельба… и даже эстетическое воспитание. Вот сколько всего они знают и умеют.

Нарушение и наказание

Для российского водителя вопрос с наказаниями за нарушение ПДД распадается на два: сколько «они» таким образом зарабатывают и как сделать, чтобы мне не платить вообще или хотя бы заплатить поменьше. Но даже если отвлечься от корыстных интересов, ясно, что сейчас дело действительно зашло в тупик. Как наказывать, не знает уже никто. В нынешней ситуации штраф почти всегда можно свести к взятке, то есть к еще одному нарушению закона. Если уменьшить штрафные санкции, уменьшатся и размеры взяток. Если увеличить – увеличатся. Если вообще запретить постовым брать штрафы на месте и послать всех нарушителей в сберкассы, они будут давать взятку за то, чтобы их туда не посылали. Если же, как предлагает сейчас ГИБДД, отменить штрафы на месте, но при этом запретить постовым задерживать водительское удостоверение, платить не будет никто. Замкнутый круг.

Англия

«Бобби» (так зовут здешнего «мента») любят и боятся одновременно. В отличие от Америки, в Англии можно спокойно выйти из машины и обсудить проблему. Больше всего шансов пообщаться с британским полицейским у любителей быстрой езды. Автоматическая камера слежения GATSO установлена в среднем через каждые 30 миль, в том числе и на перекрестках. На трассах, как правило, рядом с ними нанесена разметка: камера делает два снимка, и по этой-то разметке производят замеры скорости. Совет от местных хулиганов: когда машина летит со скоростью 145 км/ч, второй снимок камера сделать не успевает. И еще: всего в камере 350 кадров, и так как они быстро кончаются, то часто камеры работают впустую. Вы можете обмануть камеры, но и «бобби» может обмануть вас. Использование засад и неслужебных машин здесь обычное дело. Нарушителя ждет наказание – баллы плюс штраф, причем сумма к оплате рассчитывается путем умножения количества баллов на «цену» одного балла. Цена эта зависит от характера нарушения и финансовых возможностей (!) нарушителя. При некоторых нарушениях (например, пьянство или большое превышение скорости) нарушитель сразу же становится totter, то есть получает 12 баллов и лишается прав на срок до 3 лет. Иностранец по закону должен оплатить штраф немедленно, иначе его задержат до суда. Причем штрафные баллы запишут не в его права, а в его английскую «водительскую историю».

Франция

Каков народ, таков и полицейский. Французский полицейский деньгам счет знает. От взяток не отказывается, но штрафы все равно выписывает. Причем, чем быстрее платишь франки, тем лучше для тебя же, поскольку размер выплат снижают на 30 процентов тому, кто рассчитывается на месте или в течение суток. Правда, только за мелкие нарушения и только до 2500 франков (примерно 500 долларов). Впрочем, водитель может не признавать себя виновным. Тогда от него потребуют заплатить депозит amende forfaitaire, который обычно меньше штрафа (к примеру, непристегнутый ремень «стоит» $30) и который – если в суде будет доказана невиновность – возвращается водителю. Французская народная примета: если на улице дождь – в кустах полицейский с радаром. Дело в том, что с изменением погодных условий меняются и ограничения скорости, причем на порядок. И еще: водители со стажем меньше двух лет не имеют права ездить быстрее 80 км/ч на обычных трассах и 110 км/ч на магистралях. Выборочные проверки на трезвость практикуются часто, однако штрафуют опять же разборчиво, с учетом степени опьянения – от $200 (за легкую) до $6000 за состояние нестояния. Но самое страшное (эта статья появилась относительно недавно), если полицейский признает, что вы, нарушая правила, сознательно подвергали опасности жизни других. Тогда даже за незначительные повреждения этим «другим» виновник может расстаться с $20 000.

Польша

Польский полицейский строгий и не всегда справедливый. Особенно в отношении перегонщиков из республик бывшего Союза. Оно и понятно – Польша давно стала перевалочной базой для угнанных со всей Европы автомобилей. К тому же и в Варшаве ежегодно угоняют 13 тысяч машин. Вот почему в марте нынешнего года у польских полицейских начался месячник по борьбе с угонами, обещающий стать бессрочным. В польской столице сейчас – более ста постов, на которых тормозят без всякой причины. Впрочем, ее находят или «организовывают» легко: польский полицейский – большой педант. Устным предупреждением нарушителю не отделаться никогда. Штраф (мандат) выписывается за любое мелкое нарушение, включая отсутствие аптечки, знака аварийной остановки или огнетушителя. Еще надо помнить, что начиная с ноября и заканчивая мартом ближний свет должен быть включен круглые сутки; пристегиваться полагается не только передним, но и задним пассажирам (при наличии ремней), а для перевозки маленьких детей нужно специальное кресло. Кроме того, в Польше запрещается езда на шипованной резине, а парковка на тротуарах разрешена только в том случае, если остается не менее 1,5 м незанятого пространства. Хотя в Польше свободно продаются и устанавливаются антирадары, пользоваться ими категорически запрещено.

Испания

Чтобы представить себе испанского дорожного полицейского, достаточно вспомнить грузинского гаишника. Та же непредсказуемость. Может строго покарать за мелочь, а за серьезное нарушение лишь пожурить. В принципе, он может проверить даже обязательное наличие запасных лампочек на фары и габариты, обзор с водительского кресла (норма – не меньше 50 м), наличие не менее двух зеркал заднего вида… В отношении алкоголя и лихачества испанская езда и наказания за нее мало чем отличаются от общеевропейских. А вот что некоторые забывают: в Испании вне городов в дневное время обязательно нужно пользоваться звуковыми или световыми сигналами для того, чтобы информировать других участников движения. Например, если идущий сзади автомобиль показывает, что хочет вас обогнать, и если вы видите, что перед вами дорога свободна, вы обязаны поворотником показать ему это. Полиции разрешается собирать штрафы до 50 000 тысяч песет (примерно $680) на месте. Обычно нарушителю вручается Boletin de Denuncia, в котором указывается характер нарушения и штраф. На обжалование наказания у водителя 15 дней. Иностранцы платят штраф на месте всегда. Как вариант они могут представить адрес пригласившего их лица или организации. В противном случае машина и водитель задерживаются. Однако, если дело улаживается на месте, можно рассчитывать на скидку в 20 проц. Все дороги в Испании делятся на платные с указателями A-1 и бесплатные с указателями N (национальные). Скоростные ловушки на них весьма часты, хотя с лихачеством в Испании борются не только с помощью радара: в большинстве городов на въезде устанавливаются скоростные детекторы. Если они фиксируют, что ваша скорость превышает допустимую, то при помощи сигнала на ближайшем перекрестке автоматически включится красный свет. Имейте в виду, что знак со стилизованной фотокамерой означает не прибор за контролем скорости, а только то, что неподалеку есть хороший вид для вашего семейного альбома.

Турция

На дорогах Турции часто можно встретить смешной знак: всклокоченный тип, перечеркнутый красной полосой. И подпись под знаком, которую можно перевести как «останови водилу-монстра внутри себя». Предупреждение оправданно – по числу ДТП Турция ежегодно занимает первые места среди европейских стран. Особенно опасны для вождения дни Рамазана. По статистике, именно в этот месяц фиксируется больше всего нарушений. И еще: в первые дни после окончания поста и празднования «байрама» число пьяных на дорогах – и, соответственно, число проверок на алкометрах – возрастает в несколько раз. Как правило, у большинства ресторанов и баров организуются засады. В другие дни местный стиль вождения весьма схож с кавказским. Полное пренебрежение ПДД.

Дмитрий Гронский, Журнал «Автопилот»

Читайте также: