ВОРЫ В ЗАКОНЕ: ФЕНОМЕН ИЛИ ВЫДУМКА?

Недавно в «УК» пришел весьма интересный человек – харьковский журналист Александр Помыткин, автор уничтоженной харьковскими властями книги «Мафия в Украине». За эту книгу Саше объявили войну на уничтожение местные правоохранительные органы, а воровское сообщество вынесло автору смертный приговор. Причем, даже известно, как этот приговор надлежит исполнить. Сашу должны вывезти в лес и заклеить рот и нос лейкопластырем, посыпанным битым стеклом. И держать его в таком положении до наступления смерти. Харьковские же милиционеры обещали, что если Сашу поймают, то после стандартных «слоников» и «лома» посадят его в камеру к тем же уголовникам, которые приведут приговор в исполнение. Не правда ли, странное единодушие уголовников и правоохранителей? Впрочем, оно объясняется, видимо тем, что в своей книге Помыткин действительно задел болевые точки современного украинского общества. Сейчас Саша находится «в бегах», у него нет ни паспорта, ни денег, ни надежды выйти из этой переделки живым. Возможно, хоть чем-то ему поможет то, что мы расскажем о некоторых моментах, отраженных в книге «Мафия в Украине».Начнем с того, за что Сашу приговорили к смерти «воры». В своей книге Помыткин весьма убедительно рассказывает о тех изменениях, которые произошли с воровским сообществом после перестройки. Речь идет об уничтожении воровских «понятий», по которым «вор» не должен был ни в каком случае не идти на сотрудничество с правоохранительными органами и представителями власти вообще. «Вор» не должен был быть богатым и «оседлым». По мнению Помыткина, нынешние «воры» являются скорее «барыгами», криминальными предпринимателями, ничего общего не имеющими с теми, кого было принято называть «ворами в законе». Они вступают в денежно-товарные отношения с администрацией исправительно-трудовых учреждений, находясь в заключении. Находясь на воле, вступают в такие же отношения с работниками правоохранительных органов, что для настоящих «воров» было недопустимо. Мы не настолько глубоко знаем особенности нынешнего криминального сообщества Украины, но факт остается фактом. Сашу за эти выводы приговорили к смерти. В качестве иллюстрации приведем главу из книги Помыткина, под названием:

ВОРЫ В ЗАКОНЕ: ФЕНОМЕН ИЛИ ВЫДУМКА?

Работу над этой книгой я начал еще в 2000 году. Материала по теме организованной преступности в Украине было больше чем достаточно. Но прежде чем приступить к работе, пришлось решить самую банальную авторскую проблему – с чего начать и в какой форме излагать содержание книги?

Несмотря на то, что эти вопросы предполагали определенную долю творческих мук, ответ на них я нашел достаточно скоро. А точнее, после того, как сделал первые наработки книги и решил показать их людям, компетентным в интересующей меня теме. Таких знакомых у меня было несколько, и все они придерживались самых различных точек зрения. Одни из них утверждали, что проблемы организованной преступности, как таковой, сегодня в Украине не существует. Раньше, да, были в Украине и «воры в законе» , и достаточно серьезные криминальные авторитеты. А сейчас все это под натиском государственной власти сломано и не представляет чего-то значимого.

Другие утверждали тоже самое, но с одним существенным дополнением – да, действительно в настоящее время в Украине проблема организованной преступности контролируется правоохранительными органами полностью. Но только не для укрепления законности, а с целью получения возможностей использовать бандитов для установления в Украине жесткой тоталитарной власти.

Как видите, точки зрения в чем-то похожие в отношении контроля организованной преступности, но диаметрально противоположны в политическом смысле. Из-за чего и пришлось ломать голову над оценками обеих. И так до тех пор, пока однажды я не пришел к выводу – абсолютно все высказанные по данной проблеме точки зрения необходимо учитывать, но в работе опираться только на свою. А для того, чтобы она была более или менее объективной, о проблеме мафии в Украине необходимо рассуждать исходя из собственного участия в каких-то событиях, но не опираться на общеизвестную информацию и ее анализ с использованием чьего-то мнения.

Тут же хочу отметить, что такой подход не только к изложению содержания книги, но также и к изучению проблемы, давал сразу несколько приоритетов. Ведь толи дело что-то доказывать, опираясь пусть и на авторитетное, но все же мнение со стороны. А другое, если в ответ на критику или не согласие ты имеешь возможность заявить – да что вы можете говорить о тех же «ворах в законе» или их «понятиях», если с этими «ворами» вы ни разу не сталкивались? Что значит все это по сравнению с вариантом получить информацию об этом преступном клане пообщавшись с его представителями вживую. Да при том, не в форме официального интервью, а так сказать, негласно, что сулит возможностью получения интересного материала и к тому же риском. Попробуй, переживи этот риск, почувствуй опасность от этого общения, а тогда делай выводы.

Так и решил, но с одним уточнением. Такой подход к своей работе появился у меня не в результате цели, а можно сказать случайно. А еще точнее, после того, как мне действительно пришлось столкнуться с этой преступной номинацией и пережить после этого огромную массу острых ощущений.

В принципе, о криминальном клане «воров в законе» я слышал много, как много и читал в виду особой их популярности последнего времени. Но что бы столкнуться с «ворами» вживую, да при том на свободе, а не в клетке, это произошло только в 1998. Именно тогда мне удалось побывать на похоронах одного из патриархов «воровского» движения не только Украины, но и всего СНГ «вора в законе» Васи Коржа. То есть, Василия Кочева, уроженца Харьковской области, отсидевшего в общей сложности за совершение различных преступлений более двадцати лет, начиная еще со времен сталинского тоталитаризма. И к тому же, активного участника формирования в СССР не только «воровского» клана, но и целой преступной идеологии. За что Василий Кочев, он же «вор в законе» Вася Корж, считался одним из лидеров организованной преступности в масштабах СНГ. Это и обусловило то, что на его похороны съехались наиболее авторитетные криминальные авторитеты со всех республик бывшего СССР, в недрах которого и появился этот преступный феномен – «воры в законе»

«Воры в законе», «положенцы» и авторитеты.

Первые основоположники преступной идеологии, заявившие в начале двадцатого века о своей преступной сути в рамках преступного закона. Заявившие открыто, не стесняясь того, что таким образом они противопоставили весь уголовный люд остальному человечеству, независимо от убеждений и желаний этого человечества. В результате этого материалисты и идеалисты, коммунисты, капиталисты, христиане оказались в рамках людской общности с одной стороны. А воры, грабители, насильники и убийцы, с другой. Суть же этой новой идеологии состояла в следующих принципах.

«Вор в законе» и другие преступники, согласившиеся с преступной идеологией «воров», не должны иметь социальных контактов с обществом. «Вор» стоит вне жизни государственных и общественных институтов, из-за чего не должен служить в армии, сотрудничать с властями, являться членом политических партий и движений. По своим убеждениям «вор» стоит выше богатства, из-за чего уют и роскошь для него не являются смыслом жизни. «Вор» всего лишь пользуется этим, обладая духовной властью над обществом обычных людей, которое созидает материальные ценности. Он обязан обладать этой невидимой общественной властью. По этой причине «вор» не должен работать и заниматься легальным бизнесом. Труд для «вора» считается позором и «падлой», а значит, отступничеством от преступной идеологии, называемой «понятиями». «Вор» считает других людей овцами, обреченными на заклание и угнетенными их кастой сильных и властных. Членов же этой касты они называют братьями, равными друг другу. Поэтому «вор» обязан быть взаимно честным по отношению к другим братьям. В отношениях между собой «воры» должны руководствоваться принципами взаимовыручки, и не подрывать авторитет друг друга. Кроме этого, «вор в законе» должен быть всегда уверен в себе, смел, решителен, беспощаден, терпелив к боли и страданиям, что и дает ему право властвовать над овцами людского стада. Так должны жить все, кто занимается преступной деятельностью, определили «воры». За предательство и отступничество – смерть. Поэтому, мы не зависим от вас, а властвуем вами, сообщили обществу остальные преступники, согласившиеся с «ворами». Властвуем без революций, выборов и согласия с вашей стороны, потому что мы — «воры». Всего лишь из-за этого и не более.

«Человек ест птицу, птица ест мошку, а мошка ест еще что-нибудь. И человек ест птицу не потому, что он зол на нее, а потому, что ему есть хочется. И птица не думает, каково мошке, а думает только, что ей нужно. Так и все. Один ловит человека. Другой судит и в тюрьму сажает того человека, который ему ничего дурного не сделал. Третий кого-то жизни лишает. Никто, ни на кого ни зол, а просто всякому есть хочется. Всякий себе пропитание, как может, добывает. Это и называется борьбой за существование».

Так, задолго до появления «воров в законе», объяснил главный принцип преступной идеологии известный на Украине в начале двадцатого века громила и убийца Полуляхов. Объяснил, ознакомившись в камере смертников с обезьяним учением Дарвина. Объяснил, как бы ответив на вопрос, как должны строить свои отношения люди, произошедшие от обезьяны, а не созданные по образу и подобию Бога. Оказывается по законам звериной стаи – путем насилия и убийств друг друга, что впоследствии постеснялись признать интеллигентики коммунистического толка. Сначала они. Затем диктаторы, считающие, что классовое убийство – это не преступление. Ведь общество, которое они строили произошло от обезьян. И заповедь Бога «не убий», этим обществом была отвергнута, из-за его идейно животного начала. Этим-то и объясняется, так называемый, феномен «воров в законе» СССР, которые, обнаружив этот звериный смысл общественных отношений созданного коммунистами государства, решили выделиться из этого общества правдой. Мы – преступники без всяких красивых приукрасок. Мы – преступники, поэтому не будем морочить голову себе и людям какими-то классовыми теориями. А, исходя из этого, разбой, мы будем называть разбоем, а не экспроприацией. Убийство — убийством, а не репрессиями. А собственную власть не выдуманной диктатурой пролетариата, а диктатурой насилия, во главе которой стоят «воры в законе». То есть, преступники, обладающие законной преступной властью. Так будет честнее, из-за чего мы и выше всех остальных с учетом того, что не боимся смотреть в глаза правде, вынесли свой заключительный вердикт «воры». Но тем не менее и в преступном мире были свои «классы», которые назывались кастами.

(Продолжение следует)

«УК»

Читайте также: