«Я собирался жениться, застраховать жизнь супруги и организовать ее убийство»

После провала этого плана харьковский студент решил убрать собственных родителей, чтобы продать квартиру и расплатиться с долгом в 80 тысяч долларов… Придя домой после работы, Светлана Пащенко (все фамилии изменены по этическим соображениям. — Авт.) открыла дверь своим ключом, прошлась по квартире и закричала от ужаса: на полу в спальне в луже крови лежал ее муж. Его тело было буквально исполосовано ножевыми ранами, из глубокого пореза на шее еще струилась алая жидкость. Рядом валялась окровавленная гантель.Сотрудники милиции, оказавшись на месте преступления, определили, что убийство произошло буквально полчаса назад. Череп мужчины был проломлен, на теле — около 20 ножевых ранений. Очевидно, что преступление совершил кто-то из своих, поскольку дверные замки были целы, а деньги и другие ценности, имеющиеся в квартире, остались нетронутыми.

«Уличенный в неточности студент «поплыл» и признался, что заказал убийство родителей»

— Подозрение сразу упало на жену и сына покойного, — рассказал начальник уголовного розыска Киевского райотдела харьковской милиции Леонид Калина. — Перед убийством Станислав Пащенко, придя домой с работы, как раз собирался в бассейн, переодевался. Открывать дверь в таком виде он бы не стал. Значит, убийца ждал его в квартире. Добротный сталинский дом в центре города. Ворота на кодовом замке, дверь в подъезд тоже. Чужой не войдет. Значит, кто-то свой. Вначале проверили женщину, но у нее оказалось стопроцентное алиби. Задержалась на работе, звонила по телефону. Это подтвердили свидетели. А вот с 18-летним сынком, второкурсником Харьковского политехнического института, оказалось сложнее. Предыдущую ночь он не ночевал дома, по его словам, с утра в квартире не появлялся. Однако соседи видели его во дворе, причем не одного, а с двумя ровесниками.

В ходе беседы в райотделе парня уличили в этой маленькой лжи. И тут он «поплыл». Вначале признался, что действительно днем приходил домой и приводил двоих дружков. Одного — студента Института радиоэлектроники, второго — нигде не работающего, ранее судимого. А потом, слово за слово, выяснилось, что Алексей… сам заказал убийство обоих родителей. Маму от смерти спасло только то, что она в тот день была вынуждена задержаться на работе.

— Ничего себе!

— 27 лет работаю в угрозыске, но с подобным еще не встречался! — воскликнул Леонид Калина. — Благополучная семья. Отец с матерью вдвоем работали в страховой компании, имели неплохие доходы. Алексей после окончания школы поступил в престижный технический вуз. Дедушка, скончавшийся несколько лет назад, был ветераном Великой Отечественной, Героем Советского Союза. Работал, между прочим, прокурором района. На стене дома по улице Чернышевского, где все произошло, висит мемориальная доска с его именем. В квартире Пащенко хранились Золотая Звезда Героя, орден Ленина и другие ордена и медали. А вот дедовское именное оружие, как потом выяснилось, мальчишка еще до убийства вынес из квартиры. Предполагал, что после преступления в квартире может быть обыск, и на всякий случай перепрятал.

— Что могло толкнуть парня на такой дикий поступок?

— Карточный долг. Он проиграл 80 тысяч долларов. Не в игорных квартирах, нет — они ему еще не по возрасту и не по зубам. Играл в кругу ровесников-приятелей. В преферанс, секу. Поскольку Алексей сильно увлекался выпивкой, возможно, ему и приписывали какие-то суммы. Когда общий долг возрос до астрономической для студента суммы, от него потребовали расплаты.

— Карточный долг тут ни при чем! — возразил следователь прокуратуры Киевского района Харькова Александр Янченков, с которым корреспондент «ФАКТОВ» встретилась чуть позже. — Вот послушайте. Троих приятелей-студентов Харьковского политеха, познакомившихся еще на подготовительных курсах и на городских шахматных турнирах (все трое были заядлыми шахматистами), объединяло желание любым способом добыть побольше денег. В августе прошлого года Алексей, который благодаря общению с родителями хорошо ориентировался в принципах страхования, неожиданно предложил приятелям хитрый план. Сначала он женится (благо, и девушка — 18-летняя студентка Ирочка — на примете имелась!), затем страхует жизнь молодой супруги. Спустя некоторое время приятели помогают красавице умереть. Безутешный молодой вдовец получает страховку и делит кругленькую сумму на троих. План был встречен с одобрением.

С той поры романтические свидания оказались подчинены четкой цели. Гуляя и целуясь с невестой, Алексей внутренне готовился к преступлению. Каким образом будут убивать молодую женщину, приятели пока не задумывались. Петр Лемехов, считавшийся вожаком в компании, твердил Леше: «Твое дело — жениться и застраховать жену. А я, если что, помогу финансово».

Однако изуверскому плану не суждено было сбыться. Дело уже шло к свадьбе, когда накануне Нового года Ира поссорилась с приятелем. И наотрез отказалась возобновлять отношения, несмотря на отчаянные мольбы Алексея. Может, почувствовала неладное? Приятелям Алексея такой поворот событий не понравился. Петр возмущался: «Да ты же меня на деньги подставил! Я же за тобой слежку устраивал, людей подключал! Теперь ты мне должен 80 тысяч долларов!» Какие деньги, зачем нужна была слежка — непонятно. Вместо того чтобы обратиться в милицию, Алексей пообещал отдать долг. Приятели на всякий случай записали его признание на видеокассету — эту запись позже нашли у Петра дома.

— Как же двоим «друзьям» удалось так, на ровном месте, «развести» третьего?

— Сам удивляюсь. Парни ровесники, примерно одинакового уровня развития и социального положения. У всех благополучные семьи, жили в достатке. Алексея начали стращать физической расправой над ним и над родителями. В конце апреля парень физически сломался. Решил, видно, хоть самому остаться живым. «Ладно, давайте уберем моих родителей, продадим квартиру (они рассчитывали выручить 80-100 тысяч долларов), и я отдам долг».

Петр и Коля (второй приятель) подыскивали убийц в своей же среде — среди студентов, шахматистов, компьютерщиков. Предлагаемая сумма в 15 тысяч долларов заинтересовала двух первокурсников Института радиоэлектроники. Заказчики разработали план, согласно которому злоумышленники должны войти в квартиру под видом работников компьютерного сервис-центра. Загодя Алексей объявил родителям, что у него забарахлил компьютер, вынул системный блок и унес якобы в ремонт. Пояснил отцу с матерью, что сервисный центр берется за обратную доставку и подключение оборудования на дому у заказчика. «Поэтому не удивляйтесь, дорогие мама и папа, если к нам придут».

«Женщину насторожило то, что, ремонтируя компьютер, работники сервисного центра надели медицинские перчатки»

— 25 мая произошла первая, неудачная, попытка убийства родителей Алексея, — продолжает Александр Янченков. — Студенты, прихватив «отремонтированный» процессор и два ножа, явились в квартиру Пащенко. Родители были дома, сын куда-то ушел — согласно договоренности, он ни в коем случае не должен был присутствовать при убийстве отца с матерью, чтобы обеспечить себе полное алиби. Стали делать вид, что подсоединяют системный блок, а сами тянули время, не решаясь на нападение. То диск вставят обратной стороной и с умным видом читают на экране сообщение о совершенной ошибке. Позже мать рассказала, что ее насторожило необычное поведение «компьютерщиков». Во-первых, оба зачем-то, ремонтируя компьютер, надели медицинские перчатки. Бродили по квартире, делали другу какие-то знаки. Один вроде кивает — мол, давай. Другой головой крутит. Еще ее насторожило, что сотрудники сервисного центра попросили у нее отвертку. В общем, не похожи они были на профессионалов.

На допросе преступники пояснили, что первый раз никак не могли решиться на убийство. Хотя родители Алексея, согласно их плану, находились в разных комнатах — отец смотрел телевизор в спальне, мать сидела с «компьютерщиками». И все равно мальчишки — видели бы вы их, оба, как сморчки! — боялись. Не так-то это просто — убить человека. К тому же Пащенко был крупным сильным мужчиной, еще неизвестно, кто оказался бы победителем в схватке. В конце концов негодяи объявили, что неполадки устранить не удалось, надо, мол, еще ремонтировать, и ретировались.

Петр был очень недоволен неудачей. Твердо решив довести задуманное до конца, он собрал участников преступления на одном из центральных харьковских стадионов и начал «работу» с исполнителями: «Поскольку вы взялись за это дело, осведомлены о наших планах, то деваться вам некуда. Иначе будет плохо и вам, и вашим родителям». Исполнители объяснили потом правоохранителям, что после такой обработки сами оказались загнаны в угол. Цена за убийство резко снизилась с 15 тысяч до 600 долларов на двоих.

Следующий план, разработанный организаторами, был куда проще. 29 мая в 3 часа дня незадолго до возвращения родителей Алексей Пащенко поднялся в квартиру, отпер дверь и вышел на улицу, подмигнув исполнителям: все, мол, в порядке. Зная коды цифровых замков, преступники беспрепятственно проникли в квартиру. Петр вместе с Алексеем заранее составили для них план квартиры. Для засады исполнители выбрали родительскую спальню — по всей вероятности, вернувшись, родители первым делом зашли бы к себе. Но домой явился лишь отец. Он собирался в бассейн, поэтому и пошел домой пораньше. Открыл дверь своим ключом. В течение получаса ходил по квартире, обедал на кухне. Все это время убийцы топтались за стенкой, вооружившись хозяйскими гантелями.

Собравшись переодеться, Пащенко открыл дверь в спальню и тут же получил удар гантелей по голове. Но, будучи сильным человеком, он не потерял сознания, а, наоборот, оказал яростное сопротивление. Беда в том, что один из преступников оказался сзади. Последовал еще один удар гантелей. Когда мужчина упал на пол, в ход пошли ножи. У преступников были с собой метательные ножи, подаренные одному из убийц родителями. В общей сложности парни нанесли потерявшему сознание человеку около 20 ножевых ранений. Один из ударов повредил шейную артерию, и на ковер брызнул фонтан крови. Испугавшись, преступники решили не дожидаться прихода Светланы и бросились наутек. Резиновые перчатки выбросили во дворе, ножи спрятали в дупле старого дерева в городском парке.

Сразу после убийства они позвонили заказчикам, сообщили, что второе убийство не удалось. Петр не обрадовался — ведь в результате получилось «ни то ни се». Посовещавшись, злоумышленники решили временно залечь на дно и посмотреть, чем все закончится…

«Уже зная, что сын заказал ее и отца убийство, мать попросила следователя помочь ребенку»

— Признавшись в том, что заказал убийство обоих родителей, Алексей Пащенко не стал скрывать сообщников, — продолжает свой рассказ начальник угрозыска Леонид Калина. — Петра мы задержали в половине третьего ночи. Молодой человек спал. Через час он уже все рассказывал в отделе. В ту же ночь (важно было поторопиться, чтобы не допустить утечки информации) мы вышли и на двух 18-летних исполнителей. Те, сбросив забрызганную чужой кровью одежду, тоже сладко спали у себя по домам. Как их родители возмущались! «Что за произвол? Почему ночью, зачем будить мальчика? Давайте утром». — «Нет, дело не терпит отлагательства».

В ходе обысков мы нашли и кассету с записанным на ней обещанием Алексея отдать крупный денежный долг. У парня из соседнего подъезда, студента-первокурсника, имелся разработанный и расписанный на бумаге план: как кому прийти, уйти, какое у кого будет алиби. Этот лист изъяли у него в квартире. В дупле дерева, на которое указали преступники, обнаружили и пару окровавленных ножей.

В голове у меня не укладывается эта дикость. Я спрашиваю убийцу: «Сынок, ты шел убивать. Зачем?» Бормочет что-то о деньгах. — «А если бы твою маму заказали?» Молчит…

— Боже, несчастная женщина! Как ей все это пережить?

— Первые дни она еще пыталась защищать сына. Твердила, что не верит, что быть такого не может! Но ведь все доказательства налицо. А потом, конечно, сникла. Ну как матери жить дальше, если знаешь, что твой родной сын тебя заказал?

— На третий день после убийства мама Пащенко пришла ко мне и попросила: «Посоветуйте, как можно помочь сыну», — недоумевает молодой следователь Янченков. — Я был в шоке…

Сейчас задержано пятеро причастных к этому преступлению. Троим из них уже исполнилось по 18, двоим по 17 лет. Их адвокаты уже ходатайствовали об освобождении подозреваемых в убийстве из-под стражи, изменив меру пресечения на подписку о невыезде, но Киевский районный суд Харькова отказал им.

Мария Василь, «Факты»

Читайте также: