Мода на фашизм: искусство требует жертв

До базы фашистов — час езды от Поклонной горы. Ближнее Подмосковье. В Одинцовском районе водитель Артем велит корреспондентам вытащить из телефонов батареи. Сует их в карман и взамен протягивает вязаные шапки. Конспирация. На базе нас ждет встреча с творческой молодежью — поэтами, художниками, музыкантами. С теми, кто несет в массы идеалы национал-социализма, кто формирует в России моду на фашизм. Моду на фашистские стихи и картины, бритые головы, выколотые на руках свастики, ботинки «гриндерсы» и, наконец. И моду на убийство нерусских. Искусство требует жертв

Натягиваем шапки на нос. Мы не должны запомнить дорогу на базу. За нашей раздолбанной «четверкой» следует не менее раздолбанная «шестерка» прикрытия. Если журналисты привели за собой «хвост», задача прикрытия — обнаружить его. 30 градусов жары, шерстяные шапки невыносимо пахнут немытыми головами. Прямо поездка в газенвагене.

На базе нас ждет встреча с творческой молодежью — поэтами, художниками, музыкантами. С теми, кто несет в массы идеалы национал-социализма, кто формирует в России моду на фашизм. Моду на фашистские стихи и картины, бритые головы, выколотые на руках свастики, ботинки «гриндерсы» и, наконец, моду на убийство нерусских.

За последние 3-4 года количество скинхедов в России увеличилось на 70%, считает социолог Александр Тарасов, изучающий субкультуру скинхедов. Прирост бритого поголовья происходит за счет «модников» — подростков, которые, подражая скинхедам, бреют головы, носят «гриндерсы» и нацистскую символику, но при этом не участвуют в реальных «махачах». Два года назад в России появились «сетевые» или «диванные» скинхеды, которые тусуются в интернет-форумах и сочиняют «подвиги» про себя. Или не сочиняют. Учинивший резню в московской синагоге Александр Копцев, по мнению Тарасова, типичный «диванный» скинхед. Но однажды в мозгу у него щелкнуло, он поднялся с дивана и пошел убивать. «Мода на фашизм порождает Копцевых», — считает социолог.

Дмитрий Румянцев, сидящий рядом с водителем, везущим нас на базу, излагает цели и задачи своей организации. Румянцев — лидер Национал-социалистического общества (НСО).



— Наша задача — взять власть.

— Как? Захватить вокзал, телеграф, телефон?

— У нас, конечно, хватит сил, чтобы захватить несколько ключевых зданий в центре Москвы, а потом героически умереть. Но это глупо. И мы этого делать не будем. Мы должны захватить мозги людей. Когда идеалы национал-социализма пропитают общество, когда они проникнут в коридоры власти, телевидение, прессу — а они, должен вам сказать, активно туда проникают, — вот тогда достаточно будет одной искры, чтобы получить власть.

— О какой искре вы говорите?

— Об экономическом кризисе. Он случится года через два. Когда Россия вступит в ВТО, полуживая экономика не выдержит ценового диктата Запада и рухнет. К тому времени общество будет готово принять нас, национал-социалистов.

— Допустим, вы пришли к власти. Что потом?

— Первым делом всех армян, азербайджанцев, таджиков и прочих — в фильтрационные лагеря. Мы должны разобраться с каждым — чем он тут у нас занимался. Если не воровал — интернируем на родину. Воровал — в трудовой лагерь.

— А как быть с татарами, например?

— Они будут жить в Татарстане. И приезжать в Москву на экскурсии, чтобы насладиться шедеврами русской культуры.

В коридоры власти идеи национал-социализма уже проникли. В июне в одном из конференц-залов Госдумы НСО презентовало книгу Александра Усовского «Что произошло 22 июня 1941 года?». Суть книги: Гитлер не хотел нападать на Советский Союз, его вынудили тогдашние олигархи. По правую руку от автора сидел Дмитрий Румянцев. По левую — депутат от ЛДПР Сергей Иванов. Когда презентация закончилась, депутат сказал лидеру НСО: «Проведи для желающих экскурсию по Госдуме». Желающих, правда, не нашлось.

Принимать экскурсии у себя национал-социалисты, похоже, тоже не любят — на то, чтобы уговорить их показать нам базу, ушла не одна неделя. Самым колоритным персонажем на ней оказался Тесак. Он могуч, его руки покрыты свежими шрамами. Тесак — скромный инженер-конструктор и модный фашистский кинорежиссер. Что-то вроде Лени Рифеншталь российских нацистов.

— Откуда шрамы, Тесак?

— У хача нож был. У меня тоже.

Тесак краток, как и его произведения. Он производит видеоклипы. Его студия называется «Формат 18». Сюжеты клипов не отличаются разнообразием.

Вот человек в тюбетейке торгует овощами. Покупательница выбирает кочан капусты. По аллее шагает толпа бритоголовых парней. Они отталкивают женщину, продавца валят на землю и бьют ногами — недолго, но до крови.

Вот едет в электричке кавказец. По вагону шагают бритоголовые парни. Вскакивают на сиденья и бьют пассажира ногами по голове — недолго, но до крови.

Нынче скинхеды отправляются на «махач» с видеокамерами. Потом присылают Тесаку записи. Тесак монтирует картинку и накладывает звук — песню группы «Коловрат», или Screwdriver, или «Банды Москвы», или барда Валерия Порываева.

«Твой череп брит,

Тебе неведом страх.

Пусть кровь на «гриндерсе»,

Пусть синяки и шишки.

В твоих глазах легко узнает враг

Тяжелый взгляд

Из Гитлерюгенда мальчишки».

«По сравнению с прошлым годом, преступления на почве расовой и национальной вражды становятся более демонстративными», — сказано в весеннем докладе информационно-аналитического центра «Сова».

Есть у Тесака и чисто художественные произведения. Одна из последних работ — повешение таджикского наркодельца в подмосковном лесу. Люди в белых балахонах с автоматами Калашникова вынимают «казненного» из петли, разрубают топором на части и сжигают в костре. Финальный монолог человека в балахоне: «Я, Великий Дракон Московского региона, объявляю войну веротерпимости, толерантности и мультирасовости общества». Почитатели творчества Тесака оценивают клип в Интернете: «Очень круто», «Жаль, что не по-настоящему».

Нож, которым поигрывает кинорежиссер, — вполне настоящий, с желобком для стока крови. Прежде чем стать бойцом идеологического фронта, Тесак был обыкновенным скином. Бил китайцев у общежития на Соколе: «Как меня не посадили тогда, — не знаю». Его детство закончилось 9 сентября 1999 г., когда на улице Гурьянова в Москве был взорван жилой дом. Тесак об этом клип сделал, «Клятва мести». «Здесь похоронена моя девушка, — говорит Тесак, стоя у могилы. — Она погибла на улице Гурьянова. Был террористический акт. Мне было 15 лет. Я вышел на улицу и хотел мстить всему миру. Я встретил ребят, которые шли такие же злые, как я. И я присоединился к ним. Так я попал в Движение. Я не смог тебя защитить тогда, — Тесак повернулся к надмогильному памятнику, — но клянусь, что сделаю всё, чтобы русские люди не погибали больше от рук кавказцев. Верен до смерти!» — восклицает Тесак, вскидывая руку.

— У тебя есть белые шнурки, Тесак? (У скинхедов они означают: «я участвовал в убийстве». — Newsweek.)

— Некорректный вопрос.

Недавно ему позвонили с телеканала Ren-TV, который, как и другие каналы, использовал клипы Тесака в передачах, и сказали, что студию «Формат 18» ищет милиция. Поэтому туда Тесак журналистов не приглашает.

8 июля 2006 г. Госдума приняла поправки в закон «О противодействии экстремистской деятельности». К уже существовавшим пунктам «возбуждение расовой, национальной или религиозной розни», «унижение национального достоинства», «осуществление хулиганских действий по мотивам расовой, национальной ненависти», «пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики»добавлен еще ряд новых. В том числе «создание и (или) распространение печатных, аудио-, аудиовизуальных и иных материалов (произведений), предназначенных для публичного использования и содержащих хотя бы один из признаков, предусмотренных настоящей статьей».

Для того чтобы «наехать» на группу «Коловрат», властям хватило и тех статей, что были. И «подсказки» чешских коллег. В январе 2004 г. лидера и автора текстов «Коловрата» Дениса Герасимова посадили в пражскую тюрьму «Панкрац» (откуда Юлиус Фучик написал «Репортаж с петлей на шее») по требованию местных правозащитников и продержали там 15 месяцев. Суд снял с Герасимова обвинение в поддержке экстремистских движений, и он вернулся домой, где его текстами заинтересовалась российская прокуратура,и диски группы были запрещены. «Великий поэт и музыкант современности», как его нарекли соратники, «зашифровался» — теперь он дает концерты изредка и только для узкого круга проверенных соратников. На рынке дисков группы нет.

Но всех не запретишь. В России десятки бритоголовых групп, работающих в стиле white power rock. Ибез «Коловрата» есть кому выступать на фашистской сцене. «Молот», «Крэк», «Банда Москвы», «Вандал». Есть бард Женя, сценический псевдоним — Русский Стяг. Он сидит на двухъярусной детской кровати из магазина «Икеа» на подмосковной базе НСО и репетирует под гитару.

«Бойтесь! Мы позабыли о жалости.

Бойтесь! Мы разучились прощать.

Маршем идет по Руси жестокая молодость —

Дружины простых ребят, что хотят убивать».

Их боятся. По данным мартовского опроса фонда «Общественное мнение», 67% россиян считают, что сторонники фашистских взглядов опасны для общества. Правда, 24% никакой опасности не видят, а 12% считают, что «в фашизме как системе взглядов есть некоторые положительные идеи» — пиетет по отношению к своей нации, жесткая дисциплина, чистота расы. «В обществе происходит размывание понятий «фашизм», «нацизм», «национал-социализм», — комментирует результаты исследования президент фонда «Общественное мнение» Александр Ослон. — Идет процесс размывания негативного отношения к этим понятиям как к глубочайшим антиценностям. На протяжении десятилетий после Великой отечественной войны фашизм был для всех синонимом страданий, горя, мук и гибели близких. Сейчас это уже не так».

— Вам хочется услышать, что я нацист? — вопрошает прозаик Дмитрий Нестеров. — Ну да, я — нацист! Ну если сейчас в России любовь к своей нации, к своей Родине, ненависть к тем, кто сейчас беспредельничает в России, если человек не педераст, не наркоман, не ворюга, если все это называется нацизмом, то да, я — нацист!

Дмитрий Нестеров, как и Тесак, прежде был скином. Теперь он — член НСО. В 1993 г. в издательстве «Ультра-культура» вышел его роман «Скины: Русь пробуждается». Философия: «Не существует Добра и Зла. Существует Борьба. Ты просто должен выбрать сторону и отдаться ей до конца. Найти свою команду и слиться с ней». Иллюстрации — подробные описания избиений и убийств нерусских. «Квас, поняв, что деньги у вьетнамца не выцарапать, тоже раза три ударил его ножом, целя под лопатку и по почкам, сказав при этом:

— Подыхай на своих бабках, гнида!

— Хайль Гитлер! Россия для русских! — заорал кто-то.

— Смерть черножопым! — откликнулись рядом».

Культовый писатель стрижен наголо. Его могучие кулаки набиты до мозолей. Дмитрий Нестеров не желает фотографироваться. Его не греет литературная слава. Литература — только этап в его борьбе.

«Их творчество — инфантильное и графоманское — является всего лишь сопутствующим продуктом жизнедеятельности, — говорит о деятелях фашистской культуры искусствовед Александр Панов. — Они агрессивны, у них есть реальный враг, причем не абстрактный «мировой капитал» или «вселенский ростовщик», а чернокожий студент, смуглый торговец с рынка. Они не ощущают себя сверхчеловеками или аристократами духа, как фашиствующая богема 40-х. Они не противопоставляют себя массе, а готовы слиться с ней во время уличного погрома. И потому их музыка, их романы, их стихи опасны, ибо слишком понятны и востребованы».

«Как можно меньше думай.

Как можно больше бей.

Обрезком арматуры

И звеньями цепей.

Побольше в кружки пива,

А голову — под ноль!

Мир знает только силу.

Мир верит только в боль».

Это стихи Сергея Яшина («нордический Маяковский», «праворадикальный поэт №1»), они войдут в сборник ультраправых поэтов, который готовит к публикации Илья Кормильцев, главный редактор «Ультра-культуры». Кормильцев — автор звездных текстов группы «Наутилус Помпилиус» — не фашист, он просто считает, что запрещать художественные произведения нельзя.

Собственно, первыми к теме фашизма в своем творчестве обратились не поклонники фюрера — эти начали творить в 90-е, — а московские концептуалисты во время перестройки, рассказывает Александр Панов. Художник Константин Звездочетов написал серию картин «Колхоз гестапо», в которой гитлеровцы, изображенные в стиле карикатур из «Крокодила», поднимают российское сельское хозяйство. Писатель Владимир Сорокин сочинил текст «Месяц в Дахау», главный герой которого проводит свой летний отпуск в концентрационном лагере, причем действие происходит в 1990 г. А писатели Павел Пепперштейн и Сергей Ануфриев выпустили эпопею «Мифогенная любовь каст» — это альтернативная история Великой отечественной, в которой действуют герои сказок (Карлсон — за немцев, а Лисичка-сестричка — за наших).

«Несмотря на явный эпатаж, все эти эксперименты вполне безобидны, — говорит Панов. — Но «истинные» и «концептуальные» фашисты, при всех их различиях, породили в России моду на фашизм. И вот уже поп-дива Ирина Аллегрова позирует для известного глянцевого журнала в нацистском прикиде. Она не просто эпатирует общество, а, повинуясь чутью, хочет нравиться, быть востребованной. И это у нее получается. Если кожаный плащ рейхсфюрера со свастикой на рукаве опять становится новинкой сезона, то дела наши плохи. В обывательских головах и на гламурных страницах бродит призрак фашизма».

Обмен идеями между фашистами и гламуром идет в обоих направлениях. Недавно возник уникальный жанр — «гламурный фашизм». Автор термина — Шляхтич (иначе он не представляется). Шляхтич объясняет, что глянец и учение Гитлера-Муссолини отлично дополняют друг друга: «Гламур — это эстетическая идеализация образа, когда внешность доводится до символизма. Фашизм- это эстетическая идеализация внутреннего мира и состояния ума».

У Шляхтича больные зубы, нездоровая кожа и грустный взгляд. Он замечает свастики в трещинах керамического пола кофейни, где мы сидим, в эмблеме фирмы на рубашке корреспондента Newsweek. Минувшей зимой он создал Интернет-сайт под названием «Гламурный фашизм». И — повалило. «Модники» и «сетевые» фашисты стали скидывать на сайт картинки. Пупс со свастикой на рукаве, голые садо-мазо девицы с хлыстами в эсэсовских фуражках, плакат: Гитлер поздравляет детишек с новым 2006 годом, пропагандистский рассказ времен Второй мировой про солдата Дитриха, который пять советских танков поджег… Обитатели сайта «Гламурный фашизм» называют Гитлера Дедушкой. Он не умер, а бежал на подводной лодке в белую страну Антарктиду. Там и живет до сих пор в ледяном замке.

Все это было придурковато, а местами забавно. Но лидер движения «Наши» Василий Якеменко воспринял творчество гламурфашистов всерьез. И написал предисловие к книге «Гламурный фашизм», вышедшей в июне этого года: «В книге собраны цитаты российских псевдопатриотов, радикальных националистов, ультралибералов, занимающихся эстетизацией фашизма и пропагандой фашистского гламура. Фашизм преподносится в формате глянцевого журнала. Это крайне опасная для России тенденция: с уходом из жизни старших поколений возникает опасность потери исторической памяти — глянцевый эсэсовец Дитрих внешне кажется на порядок «эстетичнее» грязного пехотинца Вани».

«Я знаю историю создания этой книги, — говорит издатель Илья Кормильцев. — Ее задумали еще прошлой осенью в главном идеологическом управлении Кремля. Они искали врага и нашли его. Объявили ему войну и тем самым придали значимость этому дурацкому, несерьезному гламурному фашизму. Вот теперь гламурный фашизм действительно станет популярным в России».

Шляхтич радуется неожиданной славе: «Нас заметили в Кремле!» Другой сайт Шляхтича называется «Маленький фюрер» — для детей. «Здравствуйте,мои маленькие читатели. Сегодня я хочу объяснить вам смысл нацизма, фашизма и расизма. Яобъясню вам это на примере яблок». Дальше дитя объясняет своей маме, что нельзя выбрасывать гнилое яблоко, что все яблоки равны, а всякий выкидывающий гнилой плод — фашист. И неожиданный финал: «Если тебя спросят, почему ты нацист, — отвечай, что жиды и остальные плоды природы вам ПРОСТО не нравятся». Впечатление такое, что писал это подросток с нестандартными умственными способностями.

Писала Заштопик — 15-летняя школьница. Зовут Катя, но предпочитает кличку. На встречу в метро приезжает во всем черном. На куртке большой красный крест, на черной бейсболке — totenkopf, мертвая голова. Черный вязаный шарф — по самые глаза. Она сидит на корточках и рисует картинки — девчонки со свастиками. Два года назад Катя Заштопик училась в международной христианской школе. Балуясь на перемене, выдрала клок волос у чернокожего мальчика. Победа ее вдохновила, она до сих пор хранит клок черных волос. Вскоре после этого случая она нашла сайт «Маленький фюрер», познакомилась со Шляхтичем и попала в гламур-тусовку. Там встретила ребят из НСО, они свели ее с Дмитрием Румянцевым, и Заштопик решила стать НС-девушкой. По молодости лет в партию ее не берут. Но Заштопик хочет казаться взрослой и рассказывает всем, что у нее есть белые шнурки.

Обратный путь с базы НСО в город кажется короче. Дмитрий Румянцев продолжает в машине разговор, начатый на базе:

— Чтобы привить обществу идеалы национал-социализма, необходимо искусство. Потому что мою пропагандистскую статью в Интернете могут прочесть десятки людей, а на концерт группы «Молот» приходят сотни. Диски наших бардов слушают тысячи. Вот почему мы привлекаем творческих личностей.

Сам Румянцев впервые проникся эстетикой национал-социализма, посмотрев фильм «Семнадцать мгновений весны». Тогда, после премьеры сериала на советском телевидении, все мальчишки в школе приветствовали друг друга, вздымая правую руку. Штандартенфюрер Штирлиц влюбил тогдашних мальчишек в черный китель со свастикой. Волшебная сила искусства.

— Мужчины, можете снять шапки, — говорит водитель, — мы в Москве.

История моды

Форма как содержание

Эсэсовские мундиры и впрямь выглядят эффектно — с таким расчетом их разрабатывал знаменитый модельер Хьюго Босс

Третий рейх представлял собой «униформированное» общество в мировой истории. Авиаконструктор Александр Яковлев, посетивший в 1939 г. Берлин, описывал увиденное: «Большинство мужчин носило какую-нибудь форму — армейскую, эсэсовскую, полицейскую, коричневый пиджак со свастикой на рукаве. Даже подметальщики улиц и газетчики ходили в форменных фуражках. Удивительная любовь к форме, какая угодно — лишь бы форма!» Эпоха Третьего рейха — это расцвет «стиля галифе». Еще до прихода к власти Гитлер одел в галифе своих штурмовиков. «Чтобы наши штурмовые отряды не превращались в тайные организации, мы сразу же ввели определенную форму одежды, по которой каждый мог узнать члена нашего отряда», — писал Гитлер в своей книге «Майн кампф». «Стиль галифе» — это помимо самих галифе еще сапоги почти до колена, китель, фуражка или пилотка. У кителя мог быть стоячий воротничок или отложной с лацканами. Во втором случае китель следовало надевать поверх рубашки с галстуком. Китель с четырьмя накладными карманами назывался френчем. Все разновидности униформы, кроме лагерной, разрабатывали известные модельеры того времени. Кутюрье Хьюго Босс — автор формы СС, основного брэнда гитлеровской Германии: черный китель со свастикой на рукаве, черные галифе, «мертвая голова» на фуражке. О трепетном отношении нацистов к униформе можно судить по мемуарам имперского министра вооружений и боеприпасов Альберта Шпеера. Он описывал подготовку Гитлера к визиту в Италию: «Для свиты была смоделирована роскошная форма, которую продемонстрировали Гитлеру. Ему нравилась эта пышность: подчеркнуто скромная форма, которой он сам отдавал предпочтение, таила в себе элемент расчета на массовую психологию. «Мое сопровождение должно великолепно выглядеть. Тогда тем больше бросится в глаза моя простота». Примерно через год Гитлер дал главному сценографу Рейха Бенно фон Арендту, который до той поры оформлял лишь оперы и оперетты, задание смоделировать дипломатическую форму. Фраки, шитые золотом, снискали одобрение фюрера… Как-то, осматривая аудиторию партийного форума, Гитлер обратился к Борману и выразил пожелание, чтобы я носил впредь партийную форму. Его ближайшее окружение — сопровождающий врач, фотограф и даже директор «Даймлер-Бенц» — такую форму уже получили. Поэтому вид одного-единственного человека в гражданском действительно нарушал общий фон». Третий рейх первым стал широко применять пятнистую маскировочную раскраску полевой униформы: тогда перед модельерами была поставлена задача создать эстетский образ обвешанного оружием солдата-окопника.

Правее некуда

В России примерно 20 праворадикальных организаций — из тех, что постоянно на виду. Количество членов часто зависит от фантазии лидеров. Численность самых крупных организаций — не более 200 членов, не считая кандидатов в члены и сочувствующих.

1. Черносотенцы. Называют себя национал-патриотами. Их символы — православный крест, царская семья. Борются с евреями и лицами нерусской национальности. Исповедуют православие. Типичная организация — «Православные хоругвеносцы».

2. Стыдливые фашисты. Не любят, когда их так называют, сами себя именуют национал-патриотами. Символы — свастика, Гитлер, Муссолини. Борются с евреями и лицами нерусской национальности. Исповедуют православие. Типичная организация — Русское национальное единство (РНЕ).

3. Фашисты. Так себя и называют. Символы — свастика, Гитлер. Борются с врагами белой расы. В вопросах вероисповедания индифферентны. Типичная организация — Национал-социалистическое общество.

Скинхеды в цифрах

60 000 — 65 000 российских «скинов» не имеют единой организации, это группировки от 3 до 10 человек в каждой

Символические числа:

88 — hail Hitler (h — восьмая буква германского алфавита).

18 — Adolf Hitler. 14 -четырнадцать слов, принадлежащих американскому расисту Дэвиду Лэйну: «We must secure the existence of our people and a future for White children» — «Мы должны сохранить существование нашего народа и будущее для белых детей».

Белые шнурки в черных башмаках-гриндерсах — «я участвовал в убийстве».

По данным информационно-аналитического центра «Сова», с начала 2006 года на территории России от рук скинхедов погибли 19 человек, 166 получили ранения. Наибольшее число преступлений на почве национальной ненависти совершено в Москве и Санкт-Петербурге. В прошлом году, по данным правозащитников, в результате расистских нападений в России погибли 33 человека, пострадали 388.

Дмитрий Филимонов, Русский Newsweek

Читайте также: