Арабские спецслужбы: оплот режимов, враги Израиля. Часть 1

В арабских странах существует два вида секретных служб («мухабарат») – «гражданские» и «военные». Каждая выполняет свои задачи. Единственное, что их «роднит» – плотная завеса тайны. Службы военной разведки осуществляют сбор информации военного характера за границей. Службы безопасности («гражданские») занимаются преимущественно защитой существующего в стране режима.Впрочем, в последние годы они заметно расширили сферу своей деятельности и занимаются не только внутренними проблемами. В случае необходимости они проводят операции за пределами страны с целью «нейтрализации» противников режима. Главная задача «гражданских» спецслужб – добиться полного доверия политического руководства, что позволило бы взять под свой контроль военную разведку и главенствовать в разведывательном сообществе страны.

С момента создания арабских секретных служб они предназначались, в первую очередь, для борьбы с оппозицией, действовавшей как внутри страны, так и за ее пределами. Но со временем они превратились в настоящие органы национальной безопасности. Этот феномен – результат постоянных усилий, направленных на сохранение равновесия (или нейтрализацию) различных центров власти, на которых держится режим.

Уместно подчеркнуть, что «гражданские» секретные службы в арабских странах были традиционно сосредоточены на внутренних проблемах. Больше того, до провозглашения 15-го мая 1948 года государства Израиль арабские страны не имели своей внешней разведки.

Данная традиция объясняется отчасти характером арабских спецслужб, которые являются не только инструментом поддержки режимов и обеспечения национальной безопасности, но и орудием влияния на политическую жизнь этих государств. Не удивительно, что когда бывший руководитель секретной службы начинает заниматься политической деятельностью, ему зачастую трудно четко определить разделительную линию между старой и новой функциями и избежать влияния одной на другую.

Кстати сказать, офицеры арабских спецслужб довольно часто восходят на политический Олимп. Например, в Египте после революции 1952 года около 20 из них стали министрами, а некоторые, как Мамдух Салем, — премьер-министрами.

Опасность, исходящая от внутренней оппозиции и внешних врагов, вынуждает арабские секретные службы тратить значительную часть времени и усилий на контрразведывательную деятельность. Государственные перевороты и революции, которые сотрясали страны Ближнего Востока, заставляют руководителей контрразведки постоянно выявлять элементы, угрожающие режимам.

«Мухабарат» арабских стран противостоит подпольной деятельности внутренней оппозиции и иностранных спецслужб. С этой целью контрразведка выполняет защитные и наступательные функции. Первый аспект – это обеспечение безопасности. Второй – контрразведка.

Главная задача контрразведки – помешать противнику (как внутри страны, так и за ее пределами) нанести ущерб национальным интересам, проникнуть в государственные структуры и получить доступ к секретным документам. Для этого используются самые различные средства – проверка кандидатов на государственные посты, официальная или тайная цензура, надзор за различными кругами и группами, в которых может вестись какая-либо подпольная антиправительственная деятельность. Сотрудники спецслужб или агенты внедряются в эти структуры с целью сбора информации, выявления лиц, представляющих опасность режиму.

ЕГИПЕТ

В Египте ведущую роль играют «гражданские» спецслужбы. Не удивительно, что в 1967 и 1970 годах руководители именно этих спецслужб участвовали в заговорах против режима. Их же коллеги из военной разведки не только сохранили лояльность правительству, но и продемонстрировали свою поддержку властям.

Египетские спецслужбы включают в себя: «Мухабарат аль-Амма» (Служба общей разведки), «Мухабарат аль-Харбия» (Военная разведка), «Мухабарат ад-Дауля» (Главное управление расследований госбезопасности), «Джигаз Амн ад-Дауля» (Служба госбезопасности).

Службой общей разведки (СОР) на протяжении многих лет руководит Омар Сулейман аль-Рифаи. Он родился в 1938 году. Имеет юридическое образование. Возглавляет СОР с 1991 года. До 2000 года оглашение любой информации о нем было запрещено государственной цензурой Египта. Является одной из наиболее влиятельных фигур в окружении президента Хосни Мубарака. Отвечает за внешнюю разведку и контрразведку, а также контролирует обеспечение безопасности президента и первых лиц государства. Израильские и американские эксперты приписывают ему главную заслугу в нейтрализации вооруженной исламской оппозиции.

Курирует важнейшие политические и экономические вопросы, в том числе и в отношениях с другими странами, а также все связи с Ливией и Ираном. Часто выступает в качестве личного представителя президента Мубарака на переговорах с Израилем, США и арабскими странами. Уделяет большое внимание деятельности Службы общей разведки Саудовской Аравии на территории Египта и за его пределами. Считает Эр-Рияд одним из главных геополитических и региональных соперников Каира.

С середины 90-х курирует израильско-палестинское направление египетской внешней политики. В январе 1997 года являлся одним из инициаторов создания полугосударственной общественной ассоциации «Каир – за мир», до осени 2000 года выступавшей за развитие связей с Израилем в экономической и научной областях. В 2000-2001 годах неоднократно исполнял роль посредника между Израилем и Палестинской Национальной Автономией с целью положить конец вооруженным столкновениям на палестинских территориях. С декабря 2000 года является основным каналом связи между Египтом и Израилем. С мая 2002 года занимается реформированием силовых структур ПНА.Поддерживает отношения с руководителями большинства спецслужб Ближнего Востока, а также тесные связи с главой ЦРУ.

По информации израильской военной разведки (АМАН), обладает прагматичным мышлением. Инициативен, но при этом является превосходным исполнителем. Немногословен, отличается эмоциональной устойчивостью, хладнокровием и сдержанностью. Одна из главных его черт – полная преданность президенту.

Эксперты АМАНа, специализирующиеся на Египте, характеризуют этого человека как аса шпионажа высшего класса. По их данным, Омар Сулейман обладает прагматичным мышлением, инициативен, но при этом является превосходным исполнителем. Немногословен, отличается эмоциональной устойчивостью, хладнокровием и сдержанностью. Одна из главных его черт – полная преданность президенту.

Практически то же самое можно было услышать и от тех немногих израильских политических деятелей из окружения премьер-министра Ариэля Шарона, которые лично знакомы с главой египетской СОР и дали согласие хоть что-то рассказать об этом человеке. Отметим, что после одной из встреч с Омаром Сулейманом бывший министр обороны Израиля Биньямин (Фуад) Бен-Элиэзер сказал: «Это один из наиболее серьезных людей, с которыми я когда-либо был знаком».

В последние годы Омар Сулейман сконцентрировал в своих руках гораздо больше полномочий и власти, нежели другие египетские госчиновники, а также его коллеги в соседних арабских странах. Возглавляемая им структура имеет самые широкие полномочия, выходящие далеко за рамки непосредственно разведывательной деятельности.

Сегодня эта спецслужба отвечает не только за внешнюю разведку и контрразведку, но также обеспечивает личную безопасность президента и первых лиц государства и вместе с тем курирует важные политические и экономические вопросы, как в самой стране, так и за ее пределами. Поэтому не удивительно, что человек, стоящий во главе столь мощной организации, является одной из фигур, наиболее приближенных к президенту Мубараку.

Кстати, дом, в котором проживает глава СОР со своей многочисленной семьей, расположенный в престижном районе египетской столицы Гелиополис, находится практически в двух шагах от апартаментов самого президента. По уровню доверия, которое питает к Омару Сулейману египетский лидер, сравниться с шефом СОР могут лишь еще три человека: министр пропаганды Сафуат аш-Шариф, политический советник президента Осама эль-Баз и директор президентской канцелярии Захария Азми.

Лучший период отношений между спецслужбами Египта и СССР приходится на конец 60-х начало 70-х годов. После смерти Гамаля Абдель Насера президентом Египта стал Анвар Садат, который постепенно стал менять политическую ориентацию с просоветской на проамериканскую.

В сентябре 1994 года Президент РФ подписал распоряжение № 492 «О заключении Соглашения между Федеральной службой контрразведки Российской Федерации и Службой общей разведки Арабской Республики Египет о сотрудничестве».

В последнее время в египетских СМИ стали все чаще появляться сообщения, содержащие информацию о работе СОР и ее руководителя. По мнению экспертов, идет целенаправленная PR-кампания, цель которой – «раскрутить» наиболее вероятного преемника нынешнего президента Египта. А представители западных и израильских спецслужб уже не раз заявляли, что в настоящее время больше всего шансов занять президентское кресло у могущественного руководителя СОР Омара Сулеймана аль-Рифаи.

Что касается Израиля, то в своем отношении к еврейскому государству, как подчеркивает израильский эксперт по спецслужбам Михаил Фальков, Сулейман Рифаи, как и в других вопросах внешней политики, руководствуется исключительно соображениями практической целесообразности и не разделяет истерично-патриотических взглядов многих египетских политиков, занимающих крайне антиизраильскую позицию. Уже после начала «Интифады Аль-Акса» он приложил максимум усилий для достижения перемирия между конфликтующими сторонами. Именно он был одним из главных инициаторов и участников активного египетского посредничества между Израилем и ПНА во второй половине 2000 года.

С приходом к власти Ариэля Шарона Сулейман Рифаи несколько раз посетил с тайными визитами Израиль, где встречался с премьером, главой МИДа Шимоном Пересом и министром обороны Бен-Элиэзером, а также с руководством израильских спецслужб. Он является практически единственным постоянным каналом связи между лидерами обоих государств. По мнению одного высокопоставленного представителя израильского руководства, «связи с этим человеком имеют первостепенное стратегическое значение для еврейского государства и ситуации во всем ближневосточном регионе».

Сегодня Сулейман Рифаи существенно укрепил контакты с ЦРУ и Службой общей разведки Иордании.

В силу всего вышесказанного ясно, что прогнозы израильских и западных спецслужб, согласно которым Сулейман Рифаи вполне может стать следующим президентом Египта, имеют под собой особо веские основания. Хотя в самом египетском истэблишменте есть немало весьма влиятельных фигур, не приемлющих подобного сценария развития событий. Так, противники шефа СОР имеются как среди ветеранов египетского МИДа, так и в армейском командовании.

Со времен Насера и вплоть до нынешнего лидера Египта во главе этой региональной державы стояли армейские офицеры. Не исключено, что вскоре эта традиция будет нарушена, и на смену военной касте придут профессионалы из спецслужб.

СИРИЯ

В столь тонком деле, как спецслужбы, Сирия всегда опиралась на помощь более старших коллег. Возглавивший в 2000 году страну после смерти отца Башар Асад традициям не изменил.

Этой традиции поиска «учителя» уже более полувека. Причем, первыми в этой роли побывали специалисты из SS. Считается, что «отцом» спецслужб Сирии был Алоиз Брюннер, три раза приговоренный к смерти французским судом. По некоторым данным, вплоть до октября 1991 года он жил в сирийской столице и лишь потом его перевезли в портовый город Латакию. По слухам, там он и умер в 1996 году.

Вторым «учителем» для спецслужб Сирии стал Египет.

В феврале 1958 года две страны объединились под названием Объединенной Арабской Республики (ОАР). В таком качестве Сирия существовала до 1961 года.

До создания ОАР спецслужбы Сирии включали в себя Второе бюро (в составе армии), Управление общей безопасности (в МВД) и Управление общей разведки.

В результате объединения с Египтом Второе бюро перешло под контроль египетской военной разведки, Управление общей безопасности превратилось в подразделение Директората секретных служб Египта, а Управление общей разведки было переименовано в Специальное бюро, которое должно было осуществлять наиболее деликатные операции.

Например, эта структура унаследовала от Второго бюро палестинских «федаинов» (в переводе с арабского — «жертвующие собой»). Они занимались как сбором информации, так и проведением акций саботажа или терактов на территории Израиля.

Естественно, что практически одновременно с египтянами в Сирии появились советские военные советники. Однако вряд ли российская поддержка сегодня очень интересует Сирию. Молодой президент ищет помощи у двух оставшихся супердержав – США и Китая. И в этом Сирии не мешает даже шлейф спонсора террористов.

Правивший Сирией с 1971 по 2000 год Хафез Асад сильно укрепил полицию и службу безопасности страны.

В настоящее время политической полицией государства является служба внутренней безопасности. Однако контрразведкой занимается не только эта структура.

Есть сведения, что уже к 1987 году аппарат внутренней безопасности состоял из огромного числа организаций с перекрывающими друг друга функциями, поскольку в других спецслужбах также были свои отделы внутренней безопасности. При этом каждая организация напрямую подчинялась президенту и его ближайшим советникам. Эти организации действовали совершенно независимо друг от друга и имели не совсем четко очерченные границы своих полномочий.

В начале 2000 года во главе службы внутренней безопасности встал генерал Асеф Шаукат – муж старшей сестры президента Башара Асада. Сегодня его считают едва ли не самым влиятельным сирийским силовиком. Шаукат родился в 1950 году в городе Тартусе. Происходит из простой семьи алавитов. В 1968 году поступил на юридический факультет госуниверситета, а также стал членом правящей партии БААС. С 1972 по 1976 год продолжал учебу в том же университете на историческом факультете. Тема докторской диссертации – великое сирийское восстание 1925 года. В 1978 году поступил в высшую военную академию. В 1983-м получил звание офицера.

В середине 80-х Шаукат был простым офицером сухопутных войск сирийской армии. В конце 80-х познакомился с единственной дочерью президента Хафеза Асада – Бушрой, которая была на 10 лет моложе его, и в то время заканчивала учебу на факультете фармакологии Дамасского университета. Семье не понравился выбор дочери. На сторону Шауката встал только Башар, нынешний президент. При его поддержке в 1995 году Шаукат, разведясь со своей первой женой, официально женился на Бушре.

Единственному зятю было присвоено звание генерал-майора. После этого Башар очень сильно сблизился с Асефом, и тогдашний президент Хафез Асад даже назначил его советником сына по вопросам безопасности. Именно Шаукат был инициатором серии чисток в правительственном, армейском и партийном аппаратах. Этим возвышением не все были довольны в президентской семье. В 1999 году третий сын президента Асада – Махер даже стрелял в Шауката прямо во дворце. Но карьере зятя это не помешало. Сначала он был назначен на пост заместителя директора Службы военной разведки, а в начале 2000 года возглавил Службу внутренней безопасности.

В Сирии четыре спецслужбы. Все они находятся непосредственно под контролем президента и обладают перекрывающими друг друга функциями. Так что режим не зависит ни от одной из них.

При этом внутри каждой службы начальники различных отделов часто напрямую подчинены президенту, а не своему номинальному директору. Управление политической безопасности (УПБ) занимается выявлением признаков и следов организованной политической деятельности, направленной против интересов существующего режима. В его функции входит наблюдение и надзор за диссидентами, а также за деятельностью иностранцев, находящихся в стране, и их контактами с местными жителями.

УПБ также осуществляет контроль за печатными изданиями и аудио-видеопродукцией.

Главное управление безопасности (ГУБ) – основная гражданская разведывательная служба Сирии. Она делится на три отдела. Отдел внутренней безопасности занимается надзором за населением страны (обязанность, которая пересекается с УПБ). Глава внутренней безопасности ГУБ является политическим советником Башара Асада.

Другие два отдела ГУБ занимаются осуществлением внешней безопасности (подобно ЦРУ). Это отдел по делам Палестины, который осуществляет контроль за деятельностью групп палестинцев в Сирии и Ливане. И отдел внешней безопасности.

Военная разведка. Формально она отвечает за обычный круг военных операций.

Однако эта служба также занимается предоставлением военной и материально-технической помощи палестинцам, ливанцам и турецким экстремистским группам. По данным западных СМИ, она осуществляет контроль, а часто и организует теракты в отношении диссидентов за границей.

Воздушные разведывательные силы (ВРС). Несмотря на название, эта служба занимается не только своими прямыми обязанностями. Одним из командующих сирийскими воздушными силами был в свое время Хафез Асад. После прихода к власти он сосредоточил внимание на этой спецслужбе. В результате около 30 лет этой службой командовал генерал-майор Мухаммед аль-Хаули, доверенный советник президента. Внутри страны ВРС часто курировали спецоперации против исламских оппозиционных элементов. Например, сыграли главную роль в подавлении «Братьев-мусульман» — секты фундаменталистов, восставших в 1970-х – начале 1980-х годов. В декабре 1999 года ВРС провела общенациональную охоту на членов исламской либеральной партии «Хизб ат-Тахрир». Считается, что именно ВРС курирует поддержку Сирией международного терроризма. По данным западных СМИ, агенты этой спецслужбы за границей в сирийских посольствах и филиалах компании Сирийских национальных авиалиний координировали десятки терактов. Самый известный, например. – попытка взорвать израильский лайнер в лондонском эаропорту Хитроу в апреле 1986 года.

ЛИВАН

Официальных, государственных спецслужб у Ливана три — «Амн аль-Амн» (Главное управление общей безопасности), «Амн ад-Дауля» (Управление государственной безопасности) и «Мухабарат арми» (Военная разведка). Плюс министерство внутренних дел, жандармерия и силы внутренней безопасности, выполняющие полицейские функции. Внешне это настолько логичная и простая схема, что напоминает структуру силовых ведомств какой-нибудь европейской страны.

Даже скандалы, в которые оказываются втянуты спецслужбы Ливана, очень похожи на европейские. Например, в 1999 году министр почт и коммуникаций страны Исам Нуаман признал факт прослушивания спецслужбами телефонов высокопоставленных государственных и политических деятелей. Расследование, проведенное МВД и соответствующим парламентским комитетом, показало, что практика прослушивания телефонных переговоров началась еще в 1948 году. Как только это вскрылось, парламентская комиссия страны тут же направила в правительство для согласования проект закона о легализации прослушивания телефонных разговоров.

Но это лишь видимость. Даже принцип назначения на пост директора разведки не имеет ничего общего с тем, как это делают в Европе. К примеру, Ливан — многоконфессиональное государство, где живут христиане (причем как католики, так и православные) и мусульмане (шииты, сунниты и друзы). В результате в стране существует принцип конфессионального представительства во властных структурах.

Президент является христианином, премьер-министр — суннитом, а спикер парламента — шиитом. Тот же принцип раздачи должностей распространяется и на спецслужбы.

Однако, кроме вероисповедания, есть еще партийный принцип распределения портфелей. Партия «Амаль», в недалеком прошлом такая же боевая террористическая организация, как и «Хезболлах», ныне остепенилась, встроилась в государственную систему власти и распустила собственные спецслужбы. Взамен «Амаль» получила возможность назначать своих людей в руководство спецслужб государственных.

Впрочем, и это еще не все. Ливан слишком долго был полигоном войны арабских стран с Израилем, чтобы полностью избавиться от протектората более сильных соседей. Если Израиль вывел свои войска в 2000 году с территории Ливана, Сирия, военный контингент которой находился в стране с апреля 1976 года, сделала это совсем недавно.

Южный Ливан существует под властью шиитской радикальной группировки «Хезболлах», которая, в свою очередь, имеет собственную разведку, контрразведку и службу безопасности. Курирует их знаменитый «террорист № 2» Имад Мугние по кличке «Гиена». Он начал свою карьеру в Объединенном управлении безопасности палестинского ФАТХа под руководством одного из ближайших соратников Ясира Арафата — Салаха Халафа, а в середине 80-х перешел в оперативный отдел «Хезболлах». В его обязанности входило проведение разведывательных, диверсионных и террористических операций за пределами Ливана с помощью иранской разведки. Именно он курировал захват в 1985 году в заложники двоих сотрудников советского посольства Олега Спирина и Аркадия Каткова, сотрудника торгпредства Валерия Мырикова, а также врача посольства Николая Свирского.

Отношения между государственными спецслужбами и коллегами из «Хезболлах» не являются внутренним делом Ливана. «Хезболлах» предоставлена свобода действий в Южном Ливане в результате трехсторонних договоренностей Ливана, Ирана и Сирии, так как «Хезболлах» несет основную тяжесть войны с Израилем. В результате каждый конфликт, который может возникнуть между властями страны и «Хезболлах», будет иметь не внутренний, а международный характер.

Не стоит забывать, что на территории Южного Ливана до сих пор находится контингент КСИР — корпуса стражей исламской революции Ирана. Поэтому в настоящий момент «Хезболлах» неприкосновенна.

14-го февраля 2005 года в Ливане был убит бывший премьер-министр Рафик аль-Харири. Оппозиция страны склонна обвинять в этой трагедии ливанские и сирийские спецслужбы.

Вскоре все руководители ливанских спецслужб были сняты со своих постов. Глава военной разведки Раймон Азар вместе со своей женой и детьми покинул страну и обосновался в Париже.

ИОРДАНИЯ

В Иордании «гражданские» спецслужбы главенствуют над военной разведкой. Хотя армия и является опорой режима, она, тем не менее, представляет потенциальную угрозу королевской семье. Во многих заговорах, имевших место в Иордании, военные всегда были главными действующими лицами.

Служба общей разведки (СОР) Иордании («Мухабарат аль-Амма») была создана в 1964 году по решению государственного парламента. Ее первым руководителем был Мохаммед Расул аль-Гейлани. Он происходил из знатной семьи, являлся выпускником юридического факультета Дамасского университета.

По данным еженедельника «Версия», Аль-Гейлани начал свою карьеру в военной прокуратуре, затем служил в армейской разведке и в 1964 году был назначен начальником «Мухабарат аль-Амма». На этой должности он проявил особое рвение в борьбе с палестинскими террористическими организациями, за что и был отправлен в отставку в 1968 году. Впоследствии он снова возглавил СОР в период 1973-1974 годов.

«Мухабарат аль-Амма» является наиболее мощной спецслужбой королевства и обеспечивает стабильность хашимитского режима. СОР одновременно исполняет функции внешней разведки и контрразведки. Она отслеживает деятельность иностранных спецслужб, террористических и оппозиционных организаций, а также другие явления антигосударственного характера.

Обычно на пост главы «Мухабарат аль-Амма» назначают высокопоставленного армейского офицера, который подчиняется премьер-министру и является личным советником короля. Отбор новых сотрудников проводится на основании их интеллектуальных показателей, происхождения и преданности режиму.

Помимо высокопрофессионального персонала, СОР обладает современной технической базой. Благодаря этому за годы существования Служба общей разведки зарекомендовала себя как весьма эффективная спецслужба. Она контролирует почти все сферы общественно-политической жизни в стране. «Мухабарат аль-Амма» также обладает практически неограниченными полномочиями. В пределах Иордании СОР имеет многочисленную агентурную сеть. В прошлом СОР уделяла первостепенное внимание палестинским организациям. В последнее десятилетие их место заняли исламистские группировки.

Штаб-квартира делится на несколько управлений. Наиболее важным является Управление внутренней безопасности. Оно специализируется на исламистских и палестинских организациях, а также контролирует все религиозные учреждения, оппозицию, студенческое движение и лагеря беженцев. Важными звеньями СОР являются Управление разведки по арабским странам, исследовательское управление, отдел пропаганды и др. СОР также обеспечивает безопасность иорданских посольств за рубежом и охраняет важные государственные объекты внутри страны.

Штаб-квартира Службы общей разведки находится в Аммане. Ее региональные отделения также действуют в городах: Эз-Зарка, Ирбид, Джараш, Эс-Салт, Мадаба, Эль-Мафрак, Акаба, Маан, Тафила и Карах.

С момента вступления на иорданский престол король Абдалла II, Как отмечают эксперты сайта «Агентура. Ру», утратил то влияние на израильско-палестинские отношения, которое имел его покойный отец. Сегодня на региональном уровне он, бесспорно, уступает египетскому президенту Хосни Мубараку. Позиции на Западном берегу Иордана и особенно в Восточном Иерусалиме также значительно ослабли. При короле Хусейне хашимитский престол имел немалое влияние на религиозную жизнь в этом районе и даже считался хранителем мусульманских святынь. Теперь же об этом почти никто не вспоминает. Однако главное испытание Абдалле еще предстоит преодолеть. Наиболее серьезная опасность его режиму кроется в самой Иордании. Недавние террористические акты – тому свидетельство…

Уместно напомнить, что в Иордании организованную оппозицию режиму представляют различные исламистские группировки, которых в королевствебольше десятка. Многие из них тесно связаны со своими единомышленниками в Самарии, Иудее и секторе Газа. Это в первую очередь касается отделения «Аль-Ихван аль-Муслимун» («Ассоциация мусульманских братьев»), ХАМАСа и ряда группировок «Аль-Джихад аль-Ислами» («Исламский джихад»). Основной их костяк составляют — палестинцы. Вместе с тем, палестинская община в Иордании (более 60% населения) в большинстве своем традиционно придерживается оппозиционных настроений. Почти все теракты, происшедшие в Хашимитском королевстве с момента его образования, также были делом рук палестинцев.

В свете вышесказанного, правящая элита с самого начала воспринимала «Интифаду Аль-Акса» как реальную угрозу стабильности режима. В то же время королю Абдалле приходилось постоянно лавировать между «арабским единством», настроениями «своих» палестинцев, с одной стороны, и объективными геополитическими и экономическими интересами монархии — с другой. Не менее парадоксальным является и отношение Аммана к вопросу о независимом палестинском государстве. На всех официальных конференциях, форумах, встречах и т.п. иорданские представители решительно выступали за его создание. Однако на тайных переговорах с американцами и израильтянами они высказывали опасения, что «независимая Палестина» окажет дестабилизирующее влияние на Иорданию. Более всего правящую верхушку страны пугает переход Иорданской долины под юрисдикцию «Палестины». При подобном сценарии этот район (до 1967 года находился под контролем Аммана) может превратиться в плацдарм для иорданской оппозиции.

До начала «Интифады аль-Акса» Службой общей разведки руководил Самих аль-Батихи и справлялся со своими обязанностями довольно успешно. Однако новая ситуация в регионе потребовала нового подхода к деятельности иорданской разведки. Поэтому король Абдалла решил заменить Батихи более молодым Саадом Хиром.

Сразу после вступления в должность состоялся визит нового шефа «Мухаббарат аль-Амма» в королевский дворец в Аммане. Там он на протяжении нескольких часов с глазу на глаз беседовал с иорданским монархом. Содержание этого разговора неизвестно. Однако имеется информация, что уже на следующий день в канцелярии Саада Хира был составлен весьма любопытный документ с грифом «совершенно секретно — для служебного пользования».

Он предназначался для глав оперативных отделов Управления внутренней безопасности и Управления разведки по арабским странам в «Мухаббарат аль-Амма». В нем, в частности, обозначались новые приоритетные направления в работе данных управлений с корректировкой на изменившуюся ситуацию в регионе.

Взрывы, прогремевшие 9-го ноября 2005 года Аммане, являются ни чем иным, как отголоском трагедии американских башен-близнецов. Как отмечают наблюдатели, хашимитское королевство вызывало ненависть экстремистов еще во времена короля Хусейна, отца нынешнего монарха. В 1970 году он выгнал из страны распоясавшихся палестинских боевиков, устроив бойню, которая вошла в историю как «Черный сентябрь», а в 1994 году король Хусейн подписал мирный договор с Израилем. И сегодня Иордания по-прежнему продолжает ту же политику. Король Абдалла – один из немногих, кто остался союзником США во время иракской кампании, предоставив американцам 15 аэродромов вместе с личным составом и техникой. Американские спецслужбы сразу же усмотрели в терактах в гостиницах Аммана «следы» самого разыскиваемого в мире террориста, лидера иракского отделения «Аль-Каиды» – Абу Мусаба аз-Заркауи.

После трагических событий в Аммане Абдалла переживает самый тяжелый период с того момента, как взошел на престол в 1999 году. Потребуется немало времени, чтобы затянулась рана, оставленная терактами, в которых погибло 57 человек.

Константин Капитонов, журналист-международник, арабист, chekist.ru

Читайте также: