Сибирского маньяка возбуждали джинсы

…Тяжелый мужской кулак въехал девушке прямо в зубы. От боли и неожиданности Аня на мгновение потеряла способность соображать. Когда она пришла в себя, незнакомец уже прижимал ее к земле коленом, стягивая джинсы и колготки. Аня не успела крикнуть, незнакомец рухнул сверху, прижимая ее телом к земле. Но девушка не хотела сдаваться так просто: она брыкалась, кусалась, пыталась царапать насильника ногтями. И тогда преступник ловким движением руки захлестнул вокруг ее горла эластичные колготки. Возвращаться домой в позднее время женщине одной считается достаточно экстремальным занятием. На ночной улице можно встретить бомжей и наркоманов, хулиганов и грабителей, и что у них на уме — совершенно непонятно. Поэтому желательно иметь рядом с собой надежного провожатого, способного отпугнуть приставучих прохожих…

Первая жертва

Невзирая на то что сибирский городок Бердск далеко не Нью-Йорк с его бесшабашными уркаганами и уличными гангстерами, здесь гулять по вечерам тоже отнюдь не безопасно. Особенно если припозднившаяся из гостей девушка молода и красива.

А 16-летняя бердчанка Аня Крайнева была именно такой – стройная брюнетка, прилежная ученица одной из местных школ, Аня обращала на себя внимание многих парней. И особенно это было заметно, когда она надевала что-то подчеркивающее очевидные достоинства – немаленькую крепкую грудь, тонкую талию, стройные ноги.

И в тот вечер, ставшим для нее последним, Аня оделась по своему усмотрению. Так как на улице было прохладно, девочка надела под джинсы колготки, тонкий свитер, который выгодно облегал юные выпуклости, на руку повесила изящную небольшую сумочку. В таком «прикиде» юная школьница выглядела вполне сформировавшейся девушкой – взрослой и самостоятельной.

Может быть поэтому, когда Аня уже возвращалась домой, к ней «подрулил» молодой человек с явно «корыстной» целью: познакомиться поближе! Аня цокала каблучками по тротуару, а незнакомец семенил рядом, искоса бросая на нее взгляды. Поворачивая голову, Аня видела плохо выбритую щеку, рот, изломанный просительной ухмылкой, темные пряди волос, зачесанные за уши. Парень, вызвавшийся проводить школьницу,был явно ее старше, даже на первый взгляд ему было лет около двадцать пяти. Наверное, если бы не такой странно-напряженный взгляд, каким он смотрел на Аню, его можно было бы назвать симпатичным. Хотя взгляд этот можно было объяснить усталостью, чрезмерной выпивкой, хорошей дозой марихуаны, которую многие местные молодые люди даже не считают наркотиком. Невзирая на эти подозрительные моменты, Аня непыталась как можно быстрее избавиться от случайного спутника – уж лучше идти в компании с кем-то из парней, пусть даже совсем незнакомым, чем топать одной, шарахаясь от каждой тени.

Следом за пустынным перекрестком Аня свернула в приоткрытые школьные ворота: она частенько ходила напрямик, через школьный двор, и прекрасно знала этот маршрут. Незнакомец свернул следом за Аней, он не хотел отставать и, судя по всему, пытался довести ее дома, желая заполучить заветный адресок. Такая настойчивость Аню одновременно пугала и радовала, ведь она означала — девушка вызывает у взрослыхпарней непосредственный, живой интерес.

Аня прошла уже половину пути, до родного подъезда оставалось совсем немного, когда провожатый слишком решительно схватил ее за плечо. «А ну-ка отвали!» — хотела сказать Аня, резко поворачиваясь к нему. Но не успела – тяжелый мужской кулак въехал девушке прямо в зубы. От боли и неожиданности Аня на мгновение потеряла способность соображать. Когда она пришла в себя, незнакомец уже прижимал ее к земле коленом, стягивая джинсы и колготки. Аня не успела крикнуть, незнакомец рухнул сверху, прижимая ее телом к земле. Но девушка не хотела сдаваться так просто: она брыкалась, кусалась, пыталась царапать насильника ногтями. И тогда преступник ловким движением руки захлестнул вокруг ее горла эластичные колготки. Прочный капрон больно врезался в шею, стало трудно дышать, перед глазами Ани поплыли разноцветные круги. Она дернулась и затихла, мелкая судорога пробежала по гибельно выпрямившемуся телу.

Но как только Аня затихла, незнакомец с удвоенной энергией стал копошиться над мертвым телом. Поначалу он испугался того, что смерть наступила так буднично, незаметно. Но через пару минут успокоился и даже, напротив, возбудился, ведь теперь вся эта остывающая телесная роскошь – груди, ноги – принадлежала ему и только ему!

Даже хозяйка всего этого роскошества не могла помешать ему делать то, о чем он давно мечтал! Конечно, спать с мертвой незнакомкой, словно со сказочной мертвой царевной, уличному герою было не так приятно, как с живой женой. Но жены уже давно не было, она его бросила, посчитав неудачником, а эта маленькая «потаскушка», гуляющая по ночным улицам в соблазнительно тугих джинсах, была рядом, в его полном и беспрекословном подчинении.

Через несколько минут он закончил свое «дело» и поднялся. Никаких особых ценностей, кроме крохотных золотых сережек в ушах, у погибшей не было. В сумочке тоже валялась всякая мелочь – несколько десятирублевых купюр, косметический набор, пластмассовый столбик помады, зеркальце. Все это убийца на всякий случай рассовал по карманам, еще не зная, что он с ними будет делать. Больше всего его интересовали документы жертвы – во внутреннем кармане сумочки он нашел ученический билет погибшей и тут же предал его огню: сжег с помощью зажигалки.

От этого «правила» он не отступал и впоследствии, полагая, что такая бесхитростная манера затруднит милиционерам возможность установления личности погибшей. Следовательно, шансы скрыться, замести следы у него неизмеримо возрастали. Придя домой, он разделся и повалился в кровать – это было его первое убийство, и, как всякое необычное дело, оно требовало осмысления.

Пока убийца, не гнушавшийся спать с мертвыми, осмыслял случившееся, над сонным Бердском ползла зловещая, беззвездная ночь, обещающая целое созвездие маньяков, жаждущих в ближайшем будущем выйти на притихшие улицы.

Джинсовая «напасть»

Убийство Ани Крайневой, труп которой с колготками на шее был найден на следующее утро, произвело на жителей Бердска гнетущее впечатление. Если в большом городе местные жители готовы ко всякого рода неожиданностям, то в провинции любое убийство мгновенно обрастает массой слухов, предположений, зловещих прогнозов. Людям хочется верить, что убийца – человек пришлый, чужой, ведь сознание обычного человека до последнего не хочет примириться с тем, что убийца живет рядом, в соседней парадной, а то и в соседней квартире.

Сыщики проверяли не только тех, кто недавно освободился из мест лишения свободы и состоял на учете в психдиспансере, но и тех, кто выглядел подозрительно по каким-то другим причинам. Вероятно, каким-то образом эта проверка коснулась и таинственного убийцы, ведь он в свое время тоже был судим, хотя и амнистирован в связи с 55-летием Победы. Правда, имеющихся улик было слишком мало. Невзирая на то что на теле погибшей нашли сперму, пригодную для идентификации, для дальнейших сравнительных экспертиз нужны весомые основания и конкретные подозреваемые. А их не было!

Время шло, а убийца все так же ходил по улицам города, пристально разглядывая девушек, затянутых в обтягивающие джинсы. От вида этих сексуальных красоток в небесно-синих «стрейчах» его бросало в дрожь – это был сильнейший возбудитель, заставляющий забывать обо всем на свете! Но слишком «внимательное» отношение милиции пугало, не давало расслабиться, и потому он решил свою следующую «выходку» совершить в Новосибирске – благо до областного центра от Бердска совсем недалеко, всего каких-то двадцать километров.

Очередная жертва, которую он выследил на одной из улиц Калининского района, тоже чем-то напоминала погибшую Аню Крайневу – девушка была такой же стройной, изящной, гибкой. Но самое главное – на ней были небесно-голубые, туго обтягивающие тело джинсы. Правда, на этом сходство заканчивалось, Ирина Бокашева была старше Ани и могла за себя постоять. В конечном итоге ему пришлось с ней изрядно «повозиться». Прежде чем Бокашева окончательно «успокоилась», он нанес ей около тридцати ножевых ранений. Только после этого сумел беспрепятственно «попользоваться» молодым телом, точнее тем, что от него осталось.

Понятно, что между убийством в Бердске и убийством в Новосибирске следователи не видели никакой связи, тем более что в первом случае преступник орудовал с помощью колготок, а в другом — «работал» ножом. А уж на то, что обе девушки были одеты в обтягивающие джинсы, никто и вовсе не обратил особого внимания. Джинсы – предмет модный, и то, что девушки были одеты в одинаковые штаны, не такое большое совпадение. И лишь после третьего преступления, когда на очередной жертве оказались такие же джинсы, у сыщиков появилось подозрение: а не является ли бердский маньяк фетишистом, теряющим разум при виде одежды определенного фасона? И еще – сыщики увидели, что все потерпевшие похожи между собой, всем были стройными брюнетками от 16 до 23 лет. Таким образом, у милиционеров появилась тонюсенькая ниточка, при определенных обстоятельствах способная привести к преступнику. Но до этого было еще очень далеко.

Зловещая тень маньяка

Тем временем в Бердске, жительницы которого узнали о сексуальных предпочтениях маньяка, началась настоящая паника: горожанки срочно избавлялись от обтягивающих джинсов, брюнетки превращались в блондинок, стройные дамы делали все, чтобы скрыть достоинства своих изящных фигур. Наверное, случайные проезжающие, оказавшиеся в городе в те злосчастные дни, были поражены тем, как мало в городе стройных, симпатичных темноволосых девушек. Ощущение было таким, словно в небе над городом случилась химическая катастрофа и на головы несчастных брюнеток пролилась туча, состоящая из пергидроля и обесцвечивающего красителя.

Подобная метаморфоза принесла свои плоды: зловещий маньяк ушел в тень. Впоследствии после задержания Игорь Кугудин, по приговору суда признанный тем самым бердским маньяком, рассказывал, что его самого напугала поднявшаяся паника. Маньяк, по воле которого по городу прокатилась волна ужаса, иногда ловил себя на мысли о том, что он тоже боится неизвестного маньяка, то есть самого себя! Немаловажным моментом было и то, что на улицах практически не стало красивых девушек, про обтягивающие джинсы и вовсе можно было забыть. А ведь Кугудин «западал» именно на таких, в его исковерканном воображении девушка в обтягивающих джинсах выглядела порочно-соблазнительной, неспособной к сопротивлению. И тут их не стало!

Видя это, Кугудин на время «залег на дно». Кроме того, у него были причины опасаться разоблачения и с другой стороны: уже в период нападения на красоток в джинсах его задержали милиционеры. Правда, тогда он не успел пострадавшую изнасиловать, а милиционеры посчитали, что причиной его нападения стало желание ее ограбить. Поняв свою «выгоду», Кугудин тут же «согласился» с милиционерами. Так действующий маньяк на время стал обыкновенным уличным грабителем. Кугудина посадили, а через пять месяцев он получил условно-досрочное освобождение.

Возможно, Кугудин в своем зверстве не дошел бы до последнего предела, если бы у него были нормальные отношения с женой. Но Ольга Забродникова, с которой он жил несколько лет, в последнее время подозревала его в супружеских изменах, отношения становились все хуже и хуже, пока окончательно не сошли на нет. Правда, поверить в то, что молодой человек, с которым она жила под одной крышей, делила постель, воспитывала ребенка от первого брака, и есть тот самый жестокий бердский маньяк, от страха перед которым трепетал целый город, она так и не смогла. И это неудивительно: близкие люди видят кровавых монстров совсем с другой стороны, и осуждать их за это не имеет смысла.

В это время Бердск напоминал Кугудину выжженную поляну, здесь больше не росли цветы, которые ему хотелось срывать. Местные сыщики полагали, что он и вовсе уехал в неизвестном направлении, ведь зловещие преступления, потрясшие город, так же стремительно прекратились, как и начались.

Но Кугудин не собирался никуда уезжать. Он продолжал работать столяром на одном из местных предприятий и подыскивал себе точку приложения сил. Такой «плодоносящей» территорией на тот период стал для него Новосибирск. Несколько последующих убийств он совершил на территории областного центра. Здесь же его ожидали и первые неудачи: несколько девушек, которых он выбрал в качестве жертв, вырвались и сумели убежать. Кугудин не знал, что они собирались предпринимать, зато девушки ничуть не сомневались: они тут же направились в милицию!

Так новосибирские сыщики получили информацию о маньяке из разных источников. И удивительное дело: все фотороботы, составленные со слов потерпевших, были чрезвычайно похожи друг на друга! Сыщикам стало ясно, что в городе и его окрестностях действует один и тот же преступник, которого надо найти во чтобы то ни стало!

Клуб убийц из города Бердска

Но найти преступника, о существовании которого напоминали только расплывчатые фотопортреты, развешанные во всех публичных местах, было не так-то просто. А найти надо было обязательно: к этому часу на счету бердского маньяка числилось не менее четырех трупов, множество ограблений, краж, других преступлений. И сыщикам удалось его найти, правда, благодаря невероятному стечению обстоятельств – с помощью другого, не менее кровавого, убийцы!

Как выяснилось впоследствии, маньяк Кугудин поддерживал дружеские отношения с неким Сергеем Глазковым, жителем Бердска, который на поверку оказался таким же кровавым монстром. Глазков мечтал стать артистом, однажды даже ездил в Москву поступать в театральное училище, хотя мечта осталась нереализованной – несостоявшийся артист вернулся домой.

Здесь-то он и проявил себя с неожиданной стороны: однажды, будучи в гостях у знакомой девушки, изнасиловал ее и убил. Сыщики довольно быстро вышли на виновника преступления — помогли свидетели, указавшие на Глазкова. Убийцу арестовали, стали проверять на причастность к другим преступлениям, и тут сыщиков осенило: а ведь Глазков может быть тем самым зловещим «бердским маньяком»!

Несостоявшегося артиста взяли в оборот и начали «работать» с ним с таким усердием, что Глазков вскоре сознался: да, это я убил тех самых девушек! Сыщики уже готовились рапортовать об успешно проделанной ра-боте, Глазков строчил признание за признанием, и неизвестно, чем бы окончилась эта фантасмагория, если бы в один из дней в Бердске не случилось очередное изнасилование, аналогичное тому, в которых подозревали бердского маньяка! Более того, потерпевшая, к счастью оставшаяся в живых, назвала приметы преступника, идеально совпадающие с тем, кого сыщики так давно и тщетно искали. После этого милиционеры призадумались: ведь подозреваемый сидел в «клетке», но кто-то продолжал преследовать девушек? Неужели маньяков несколько — или же Глазков берет на себя то, чего он не совершал?

«Артисту» Глазкову предложили еще раз прочитать уже написанный «сценарий», но по-новому: вспоминая тех, кто похож на него внешне. И убийца, уже чувствующий за спиной ледяное дыхание пожизненного заключения, быстренько вспомнил – да, в Бердске есть тот, кто похож на меня, его фамилия Кугудин! Поразительно, но кровавые маньяки Кугудин и Глазков были между собой знакомы, имели общих друзей и нередко встречались. Зная о кровавых похождениях обоих, можно предположить, что тяга к убийствам, к жестокому насилию сродни инфекционному заболеванию, передающемуся воздушно-капельным путем. И как после этого верить утверждению, что противоположности притягиваются: нет, притягивается однородно жестокое, пропитанное кровью и страхом, ведь в кругу себе подобных легче найти понимание и сочувствие!

Вскоре Кугудина арестовали: умелый столяр, получивший с последнего места работы прекрасные характеристики, с удовольствием рассказывал о своих похождениях, вспоминал обстоятельства убийств, описывал мучения жертв. Сыщики нашли у него дома вещи потерпевших – нижнее белье, колготки. Непонятно, для чего убийца хранил все это, но найденные предметы сыграли немаловажную роль в установлении вины Кугудина. Ведь прошло немного времени, и убийца, вначале так легко признавший свою вину, от всего отказался, начал утверждать, что его оговорили, заставив сознаться в том, чего он не совершал.

После того как ему устроили очную ставку с выжившими потерпевшими, узнавшими своего мучителя, и предъявили результаты медико-биологической экспертизы, которая подтвердила то, что сперма, оставленная на месте преступления, принадлежит Кугудину, подозреваемый кардинально изменил тактику поведения. Теперь он уверял всех, что на убийства его толкал внутренний голос, что к нему ежедневно приходят души убитых девушек и он беседует с ними ночи напролет. Но и эта уловка не помогла преступнику избежать наказания: экспертиза признала его вменяемым.

В общей сложности Игорю Кугудину вменили 27 преступлений – из них 8 изнасилований, 5 убийств, покушения на убийство, кражи вещей, уничтожение документов. По совокупности эпизодов Новосибирский областной суд приговорил Игоря Кугудина к пожизненному заключению. От последнего слова обвиняемый отказался – да и что здесь можно сказать?

Игорь Родионов, http://www.allkriminal.ru

Читайте также: