Виновата жертва?

ООН требует от Украины начать борьбу с домашним насилием и пытками в силовых структурах

В 90% случаев жертвами домашнего насилия становятся женщины. впрочем, это может обернуться и против мужчин — загнанная в угол супруга способна на ответную жестокость и даже на убийство. Девятьсот — почти тысяча украинских женщин были забиты насмерть только в этом году в пьяных и не очень драках собственными мужьями, когда-то клявшимися в загсе любить вечно и быть и в радостях, и в печалях… Официальной статистики насилия в семье не существует — как таковое, оно не отслеживается. Приведенная выше цифра — это количество совершенных за год убийств на бытовой почве. Всего в текущем году из-за быта было разными способами изничтожено 1008 человек. Из них 90% — женщины… Тем не менее, если в нашей стране позвонить в милицию и сказать: приезжайте спасать, меня бьет муж, в большинстве случаев никто не приедет. «Разбирайтесь сами!» — ответят такой женщине стражи законности и порядка.

Представленный на днях Украинской ассоциацией Международной амнистии доклад по результатам мониторинга обеспечения прав женщин называется «Насилие в семье: обвиняя жертву». «Эта проблема не специфична именно для Украины, — рассказывает исполнительный директор Международной амнистии в Украине Антонина Тарановская. — Позитивными моментами является то, что страна первой приняла «Закон о предупреждении насилия в семье» и внесла соответствующий пункт в Криминальный кодекс. Но все же эффективных мер по соблюдению законодательства в последние годы Украина не осуществляла». Женщины, которые становятся жертвами домашнего насилия, не получают адекватной защиты или даже доступа до правосудия. В обществе бытует стереотип, что женщина сама виновата в причиненном ей зле.

«Мы вынуждены констатировать, — делают выводы эксперты, — что законодательная и исполнительная власть не исполняет свои международные обязательства, не применяет на практике принцип «необходимой ответственности государства» для обеспечения прав женщин на равенство, жизнь, безопасность, свободу от дискриминации».

Также Международная амнистия на запрос Комитета ООН по правам человека представила отчет о ситуации с правами человека в Украине. Ознакомившись с отчетом, ООН высказала обеспокоенность в связи с пытками в период досудебного заключения, условиями содержания заключенных, насилия по отношению к женщинам в семье, не соблюдением прав беженцев и не предоставлением религиозным и этническим меньшинствам защиты от расистских и антисемитских нападок, а также выдвинула ряд первостепенных требований, о которых мы поговорим позже.

Вернемся пока к первой проблеме, освященной в докладе международной организации, — насилию в семье. В Украине, как и в других странах, женщины редко обращаются с жалобами на собственных мужей, и впечатляющую цифру — зарегистрированные за первые шесть месяцев текущего месяца 83150 заявлений — правозащитники называют лишь верхушкой айсберга. Члены неправительственных организаций и сотрудники милиции, которых опросила Международная амнистия, считают, что жертвами домашнего насилия являются от 50 до 70% украинских женщин. «Но даже когда заявление ложится на стол милиционера, женщина сталкивается с массой препятствий в попытках наказать виновного. Так что главная проблема на сегодняшний день — это безнаказанность насильников», — говорит А.Тарановская. Причины же возникновения препятствий, по мнению международных экспертов, кроются в… широко распространенном дискриминационном отношении к женщинам в обществе.

По сути, «расчувствовать» правоохранителей можно только тяжелыми телесными повреждениями, все остальное обычно не рассматривается. Кроме того, существует такое понятие, как «виктимное поведение», наличие или отсутствие которого по закону определяет участковый. Для иллюстрации приведем такие слова сотрудника милиции в городе Виннице: «…мужчина приходит домой. Кормилец (носитель материальных благ) заходит в дом и видит, что кухня не убрана, а женщина ничего не сделала. Если она получит предупреждение про виктимное поведение (вот как юридически называется неубранная кухня. — Авт. ), в будущем она будет вести себя иначе, и мужчине не придется ее бить»… Как говорится, без комментариев. Одно из требований ООН и Международной амнистии — вычеркнуть понятие «виктимного поведения» из украинского законодательства.

«Хуже всего, что женщины часто и сами чувствуют себя виноватыми в том, что их бьют, — говорит психолог Татьяна Антоненко. — Это проблема воспитания, проблема неравенства полов в стране. Многие матери учили своих дочерей именно так — муж всегда прав. Вот они и терпят, опасаясь развода, одиночества, того же осуждения со стороны родственников, мол, не смогла сохранить брак, кому ты нужна теперь с двумя детьми… Кроме того, насильники часто раскаиваются в содеянном, после драки приносят цветы, признаются в любви, умоляют простить. Женщина попадает в замкнутый круг — она готова терпеть насилие, потому что хочет хотя бы потом получить немного тепла и нежности. Необходимо, чтобы кто-то мог помочь ей разобраться в истинных причинах такого поведения ее мужа и в себе».

Помочь разобраться, да и просто спрятаться, уберечься, спастись, по законодательству призваны специальные приюты для женщин, которые стали жертвами насилия в семье. Министерство семьи, молодежи и спорта имеет в своем распоряжении целый ряд центров, которые предоставляют консультации, а также приюты для молодых людей (до 35 лет). Но такую помощь Международная амнистия считает недостаточной. «Те приюты, которые существуют в Украине, не могут считаться таковыми, — говорит А.Тарановская. — Во-первых, потому, что их можно найти. Хотя на самом деле об их месторасположении не должно знать много людей — чтобы мужья не смогли преследовать своих жен. Это во-первых. Во-вторых, они только для молодых людей — до 35 лет. А куда пойти 36- летней женщине, которую избивает муж?» В связи с этим второе требование Международной амнистии выдвигается к правительству: активизировать усилия для преодоления насилия в семье и обеспечить доступ всем женщинам к социальным и медицинским центрам для жертв насилия. Финансироваться приюты должны из государственного бюджета, считают международные эксперты.

Третье требование — обеспечить независимое инспектирование следственных изоляторов с правом конфиденциального интервьюирования любого заключенного. Проблема досудебного содержания задержанных и содержания заключенных в Украине до сих пор стоит очень остро. Впрочем, эксперты считают, что намечаются некоторые позитивные тенденции.

«По сравнению с прошлым годом, в этом уменьшилось количество зарегистрированных случаев пыток, — рассказывает координатор Винницкой правозащитной группы Дмитрий Гройсман. — Это серьезный позитив, связанный, в первую очередь, с тем, что МВД провело серьезное обучение своих сотрудников на предмет работы с задержанными. Очевидно, увечилась открытость правоохранительных органов. Кроме того, в 2006 году мы имеем значительно меньше сообщений о случаях пыток с тяжелыми или особо тяжелыми последствиями — это очень серьезный позитив. С другой стороны, пытки все же имеют место быть, к тому же равномерно по всем регионам страны. Существует проблема безнаказанности. Мы практически не знаем случаев — всего их было около пяти — когда правоохранители были осуждены за пытки. Главная причина этого — закрытость прокуратуры со всеми ее подразделениями. Общественный контроль не осуществляется абсолютно». По словам эксперта, заявления о неправовых действиях милиции по вине прокуратуры просто повисают в воздухе — прокуратура сначала передает их для разбирательства в МВД, причем в 60% случаев заявления оказываются обоснованными… МВД пытается вернуть собранные данные в прокуратуру, но она просто отказывается открывать уголовное дело. И — всего семь дней на обжалование такого решения.

«Также очень закрыта пенитенциарная система, — продолжает Дмитрий Гройсман. — Есть официальный документ, который свидетельствует о том, что Департамент исполнения наказаний сам проводит проверки по жалобам заключенных. Так, в 2006 году департамент сообщает, что получил 360 жалоб, все проверил, и ни одна из этих жалоб, как оказалось, не имела под собой оснований. Можем ли мы верить такой проверке? У нас есть данные, что этот департамент не справляется со своей работой в сфере защиты прав человека…»

Мер по предупреждению насилия — как в семье, так и в пенитенциарных учреждениях и милиции — предлагается множество. Но все же главная из них — менять общественное мнение, убеждать людей, что бить — жену или подследственного — неприемлемо, нельзя, уголовно наказуемо, в конце концов. Вообще, конечно, интересно, что семья и тюрьма оказались в одном докладе под одной, так сказать, рубрикой — вопиющие нарушения прав человека, который… не может защищаться. Заключенный не может уйти из тюрьмы, задержанный — из милиции, а женщина — из своей семьи, хотя на ее окнах нет решеток. Последнее, кстати, может привести к остальным десяти процентам бытовых убийств — когда женщина убивает мужчину. В докладе приводится случай одной украинки, которую муж изнасиловал на глазах собственных детей, и угрожал изнасиловать и их. Жена убила его. И получила 15 лет лишения свободы. Такое вот гендерное равенство…

№205, пятница, 24 ноября 2006

Виктория ГЕРАСИМЧУК, «День»

Читайте также: