Самоубийство генерала КГБ Семена Цвигуна: тайны и вымыслы

25 лет назад (19 января 1982 года) покончил с собой первый заместитель председателя КГБ СССР генерал армии Семен Цвигун. Из отчета скорой помощи. «Усово, дача 43. 19 января 1982 г. 16.55. Пациент лежит лицом вниз, около головы обледенелая лужа крови. (…) В области правого виска огнестрельная рана с гематомой. (…) Констатирована смерть».
Самоубийство генерала Цвигуна считается одним из знаковых событий позднебрежневской эпохи. Собственно, им Цвигун и вошел в историю: чтобы в те годы фигура такого ранга… Нет, в прессе ничего не сообщалось. Но слухи пошли сразу.

Объяснения этого самоубийства нет до сих пор – лишь набор версий. Поразмышлять над ними, вспомнить самого Семена Цвигуна мы предложили обозревателю «АН», полковнику КГБ в отставке Станиславу ЛЕКАРЕВУ.

«Государево око» в КГБ

Семена Кузьмича Цвигуна я помню хорошо. Он и генерал Цинев были первыми заместителями председателя КГБ. Когда Андропов уходил в отпуск, кто-то из этих людей (чаще Цинев) Юрия Владимировича замещал.

Как недавно подметил на страницах «Аргументов неделі» (№18 за 2006 г.) историк Рой Медведев, после Берии очень долго председатели КГБ (Серов, Семичастный, Шелепин) не входили в Политбюро: послесталинское партийное руководство опасалось усиления «тайной полиции». Брежнев ввел в Политбюро Андропова, но прикрепил к нему своих людей – Цвигуна и Цинева. Оба когда-то работали с Леонидом Ильичем, приятельствовали с ним, приходились, говорили, родней (через жен). Они не то чтобы контролировали Андропова, просто… Пусть будет «государево око»!

Как в Комитете к этой паре относились? Фрондировать, разумеется, никому бы в голову не пришло, но профессионалы-то понимали: ни Цвигун, ни Цинев сами никогда не добывали за границей чужие секреты, не имели за плечами и каких-то знаменитых контрразведывательных операций. Нет, были вполне компетентны, все-таки всю жизнь «в органах» – однако не звезды. Обычные чиновники от КГБ, добросовестные, дисциплинированные…

Маленького, лысого, с оттопыренными ушами Цинева на Лубянке звали «Фантомас». В штатском он смотрелся каким-то бухгалтером, потому, видимо, ходить предпочитал в генеральском мундире. Звонок, срочное дело, по коридору несется взмыленный опер – но горе ему, если навстречу попадется Цинев: «Почему не приветствуете по форме? Как фамилия? Какое подразделение?» И ведь обязательно позвонит твоему начальнику – со всеми вытекающими последствиями! Дородный, розовощекий Цвигун подобными глупостями не памятен, но, полагаю, свои комплексы имелись и у него: тоже ходил в мундире, а главное, сочинял романы (подразумевалось – автобиографические) о партизанских подвигах какого-то майора Млынского. По ним еще снимались фильмы, Млынского играл Тихонов – «Фронт без флангов», «Фронт за линией фронта»… У нас хмыкали, что пишет генерал не сам.

И вдруг этот солидный, благополучный человек кончает с собой.

Помню некролог в «Правде»: «После тяжелой продолжительной болезни…»

В конце шли незнакомые публике фамилии – наши генералы, начальники управлений. При этом главной подписи – Брежнева – не было. Помню разговоры, ходившие в Комитете. И два имени, которые назывались приглушенными голосами: Галина и Борис.

Версия 1: разговор с Cусловым

Борис Буряце, артист Большого театра, «роковой цыган», «сердечный друг» Галины Брежневой… Брежнев этим романом дочери был недоволен, а тут еще вскрылась связь Буряце с уголовной группой, похитившей бриллианты у знаменитой дрессировщицы Ирины Бугримовой. Возникла щекотливая ситуация: по ходу расследования неизбежно всплывет имя Галины. Хитроумный Андропов якобы предложил Цвигуну посоветоваться с Сусловым, главным партийным идеологом. Однако суровый Суслов счел, что любое упоминание фамилии генсека в данном контексте – компрометация партии. Коса нашла на камень, разговор Цвигуна и Сусловым был жестким, оба перепсиховали. Цвигун в итоге пустил пулю в висок, а Суслов через несколько дней умер.

Такова в общих чертах самая расхожая версия, ее в тех или иных вариациях вспоминают чаще всего. Цвигун действительно курировал взаимодействие с МВД и наверняка был в курсе «дела Буряце». Да и психологически ход – в духе Андропова: внешне его отношения с Цвигуном и Циневым выглядели доброжелательными, но вряд ли Юрию Владимировичу нравилось, что при нем состоят соглядатаи. А тут – возможность, устранившись самому («Семен Кузьмич, вам, как другу Леонида Ильича, в данной ситуации удобней…»), заставить таскать каштаны из огня Цвигуна. Выкрутится – хорошо, нет – нет. Против этой версии – то, что она слишком беллетризована. Стреляется Цвигун, вскоре умирает Суслов – как не связать воедино? Но почему именно к Суслову Цвигун должен был идти за советом? И вообще – зачем ему идти к кому-то за советом? Вполне мог частным порядком встретиться с Брежневым сам!

Версия 2: онкология

Она самая простая, и про нее пишет в своих мемуарах профессор Е. Чазов: у Цвигуна был рак, после операции обнаружились метастазы, генерал решил уйти из жизни сам. Что ж, Чазов – «лейб-медик» Кремля, человек осведомленный. Но… Обычно в таких случаях оставляют хотя бы записку семье. Кроме того, Цвигун, каким я его помню, был, скорее, из тех, кто в подобной ситуации борется до конца: еще не все потеряно, не помогло это средство – попробуем другое, тибетские травы, акульи плавники… Дам команду – что угодно из-под земли достанут! И потом… Самоубийство в подобных ситуациях – шаг обдуманный, к нему готовятся.

А Цвигун даже не свой табельный пистолет использовал, взял у охранника. Так поступают, скорее, при внезапном срыве.

Версия 3: обвинениево взятках

Об этом, в частности, пишет в мемуарах генерал КГБ В. Кеворков: Цвигуна якобы вызвали в ЦК, сообщили, что при расследовании крупного дела по коррупции обвиняемые дали неопровержимые показания – Цвигун брал взятки. Тот спросил, знает ли Брежнев. Ответили, что пока нет. Попросил сутки на размышление – и застрелился.

КГБ, конечно, был не самой коррумпированной системой в СССР. Но «жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Всякое случалось. Помню, выяснилось: некий полковник устроил сотрудника на загранработу с условием: отдаешь мне часть заработка плюс возишь всякие дефицитные по тем временам видики, дубленки… Тот и отдавал, и возил. Вскрылось, когда в отдел пришел парень, у которого дед был одним из замов Пельше, главы Комитета партийного контроля ЦК КПСС. Скандал вышел грандиозный, полковника выперли с позором и половинной пенсией.

Цвигун в Москву приехал с поста председателя КГБ Азербайджана. В закавказских республиках свои традиции и отношений, и подношений. Но значит ли это, что и Цвигун «брал»? Любое свидетельство полезно перепроверить по другим источникам, а свидетельство Кеворкова – единственное на сей счет.

Подводя черту

Но, может, каждая из версий верна и неверна одновременно? Просто все сбежалось одновременно: онкология, история с Галиной, подозрения во взяточничестве… И усталый, изнервничавшийся генерал поехал на служебную дачу, по дороге попросил у охранника служебный «макаров»…

Он мне вспоминается как очень закрытый человек – Семен Кузьмич Цвигун.

И тайну своей смерти он унес с собой.

Станислав Лекарев, полковник КГБ в отставке, Аргументы недели

Читайте также: