Скинхеды Германии: ближе к нацистам

Немецкие скинхеды поначалу во многом копировали своих британских предшественников. Им в той же мере было присуще стремление быть членом обособленной от остальных группы и четкое разграничение между «своими» и «чужими». Но, в отличие от первого поколения скинхедов в Великобритании, они не ставили перед собой цель социального протеста. Их с самого начала отличали провокационное поведение и использование нацистской символики. В конце 70-х годов культура скинхедов была в какой-то мере адаптирована немецкими панками. Какое-то время скинхеды еще сами не делили себя на «правых» и «левых». В то время, как многие бритоголовые панки видели себя в роли анархистов, все больше скинхедов попадали под влияние экстремизма. Переломным моментом в этом процессе можно считать 1984 год, когда во время так называемых «дней хаоса» («Chaos-Tage») в Ганновере, ежегодно проводимых панками и скинхедами, обоюдные провокации привели к уличным потасовкам.

В настоящее время деятельность крайне правых скинхедов во многом определяет представление о правом экстремизме бритоголовых в национальном сознании. Но не все правоэкстремистские скинхеды Германии являются автоматически неонацистами (и наоборот!), хотя и для тех, и для других, в той или иной степени, свойственно неприятие определенных социальных групп. Целью нападок немецких скинхедов чаще всего становятся иностранцы – в основном турки, афроамериканцы, евреи, но также и гомосексуалисты, бездомные, безработные, как, впрочем, и анархисты (автономы).

Возникновение немецкого движения скинхедов имело определенное влияние на дальнейшее развитие националистических организаций в стране. Так, например, национал-демократическая партия Германии (NPD) часто мобилизует скинхедов, в том числе и как фактор устрашения, для проведения массовых мероприятий.

Результаты проведенного в середине 90-х годов опроса среди немецких бритоголовых показали, что существование «типичных» скинхедов – это такой же миф, как и то, что все скинхеды автоматически являются радикальными экстремистами.

Как и в других странах, в Германии существуют различные течения скинхедов. «Blood & Honour» («Кровь и честь») – радикальная организация, которая преследует цель создать международную базу для объединения всех скинхедов – сторонников правого экстремизма, например, организовывая концерты и используя музыку как средство идеологической агитации. В Германии в 1994 году «Blood & Honour» была запрещена Федеральным министерством внутренних дел, так как ее деятельность была признана противоречащей Конституции страны.

Примечателен и тот факт, что по меньшей мере одна треть немецких скинхедов является частью молодежной субкультуры «Oi!», то есть слияния панков и музыкального течения «Oi!» (смешение ска и хард-рока) с традиционной культурой скинхедов. В отличие от экстремистских движений скинхедов, «Oi!», как и представленные в Германии лишь немногочисленными членами организации левого толка S.H.A.R.P. и «Redskins», не подлежат государственному надзору в рамках мер по охране Конституции. Что касается количества скинхедов в Германии, то такие статистические данные получить довольно сложно, во многом из-за неоднородности этого явления и его частичного слияния с другими молодежными течениями. Например, панками.

Помимо этого, крайне радикальные скинхеды часто являются членами так называемых неонацистских «товариществ», что зачастую делает невозможным однозначное разграничение между неонацистами и скинхедами крайне правого толка.

Что о себе думают сами «скины»?

По результатам исследования Гельмута Хайтмана (Helmut Heitmann), оценка скинхедов своей жизненной ситуации отличается от аналогичной оценки ровесников из других субкультур – она в основном довольно пессимистическая: 40% были скорее недовольны положением дел на работе и в повседневной жизни. Тем более удивительно, что 9 из 10 опрошенных весьма позитивно смотрели в будущее. При этом успех в будущем для них ассоциировался не с карьерным ростом, высоким общественным статусом или возможностью занимать руководящий пост, а чаще с ответственной, требующей применения физического труда работой и желанием своей профессией приносить пользу для общества.

Сколько в Германии нацистов?

НДПГ насчитывает около 6 тыс. членов. Но на последних выборах в Бундестаг 1,6% избирателей сделали свой пронационалистический выбор, обеспечив национал-демократам лучший результат со времени выборов 1969 года. В свою очередь, исследование, проведенное летом этого года фондом Friedrich-Ebert-Stiftung совместно с научными сотрудниками Лейпцигского университета и независимого института по опросам общественного мнения (USUMA), приводит более тревожные данные. По его результатам, 8,6% населения Германии являются ярыми сторонниками крайнего экстремизма. 9% из около 5 тыс. опрошенных жителей восточной и западной Германии считают диктатуру достойной альтернативой существующей форме государственного правления, 15,2% хотят видеть во главе государства более авторитарного руководителя, 26% считают целесообразным создание единой партии как представителя общенациональных интересов. Количество враждебно настроенных по отношению к иностранцам респондентов было особенно велико в восточной Германии и составило в общей сложности 26,75%. При этом 14,8% немцев уверены в своем природном превосходстве над другими народами. Опубликованные в октябре прошлого года результаты исследования могут не только стать весомым аргументом в дискуссии о запрете НДПГ, но и послужить толчком для анализа причин возникновения антисемитских и националистических взглядов.

Костяные головы

Наиболее многочисленные из ныне существующих направлений – это R.A.S.H. (Red & Anarchist Skinheads, «Красные скинхеды – анархисты») и «Бонхеды» («Boneheads» – в переводе с английского «костяная голова», «костеголовый»).

Основанный в начале 90х годов R.A.S.H. объединяет леворадикальных скинхедов, унаследовавших идеи социализма, коммунизма и анархизма. Кроме всего прочего, он стоит в оппозиции к движениям антисемитского толка и стремится развенчать закрепившийся в обществе стереотип скинхедов-расистов. Аналогичной цели придерживается и аполитичное по своей сути движение S.H.A.R.P. (Skinhead Against Racial Prejudices – «Скинхеды против расовых предрассудков»).

Но вопреки усилиям антирасистских движений, наиболее активными по-прежнему остаются крайне радикальные представители скинхедов, такие как «бонхеды». Бонхеды придерживаются неонацистской идеологии.

Название «костеголовый» им дали более умеренные и аполитичные скинхеды, неприемлющие их радикализма. Бонхеды впервые появились в начале 80-х годов в Великобритании как результат слияния расистской рок-группы Skrewdriver и Британского национального фронта. В середине 90-х их движение достигло Восточной Европы и России. Именно они впервые заимствовали изображение Кельтского Креста, сделав его символом расовой войны против эмигрантов и социальных меньшинств. Их идеология пропитана расовой ненавистью, антисемитизмом и крайне радикальными националистическими взглядами. Для них свойствен культ личности Гитлера и использование свастики в своей символике, особенно в виде множественных нашивок. Их внешний вид близок к традиционным скинхедам, но с подчеркнуто милитаристским характером: тяжелые черные высокие ботинки, куртки – «бомберы». Для правых скинхедов свойственно применение кодов, в которых зашифрован их «лозунг». Бонхеды используют сочетание арабских цифр «14/88»: число 14 означает количество слов во фразе Дэвида Лэйна «We must secure the existence of our people and a future for White children» («Мы обязаны обезопасить существование нашего народа и будущее белых детей»), а число 88 – это закодированное приветствие «Heil Hitler!» («Хайль Гитлер!» – запрещенная в Германии форма приветствия): буква «H» имеет порядковый номер 8 в латинском алфавите.

Плевать на политику

Агрессивность среди скинхедов с самого начала была частью их имиджа. Еще на заре существования движения они организовывали погромы и потасовки. Но, несмотря на свое принципиальное неприятие существующего общественного устройства, первые скинхеды не проявляли особого интереса к политике.

К аполитичным скинхедам можно отнести «традиционных» скинхедов. Они всячески пытаются сохранить дух первого скинхедовского движения, сформировавшегося в конце 70-х годов. Их скорее сплачивает общий интерес к музыке регги и ска, нежели общие политические взгляды. То же можно сказать и о так называемых «Oi!». Течение «Oi!» было создано панками, выступавшими против коммерциализации их музыки в конце 80-х годов. Обособившись в отдельную группу, они переняли многое из культуры скинхедов. Тем не менее среди традиционных скинхедов их стиль считается неприемлемым: ни в музыке (тексты «Oi!» в основном про пиво, секс да про футбол), ни во внешнем виде («традиционалисты», например, не бреют череп наголо, а лишь коротко остригают волосы).

Есть среди скинхедов и такие, которые своей главной целью ставят борьбу за право гомосексуалистов. Их движение известно под названием GSM («Gay Skinhead Movement»). Именно гей-скинхеды первыми превратили одежду скинхедов в сексуальный фетиш, часть их культа грубого мужского начала.

Из-за возникших расхождений движение скинхедов со временем раскололось на отдельные группы. При этом наибольшую активность развили именно их ультраправые представители. Теперь же неонацисты, которые ранее не имели ничего общего со скинхедами, переняли многие из их внешних атрибутов.

Я милого узнаю по прикиду

Сначала внешний вид скинхедов не многим отличался от внешнего вида модов (смотри вчерашний выпуск), которые весьма щепетильно подходили к выбору своей одежды: строгий приталенный костюм, брюки трубочкой или обтягивающие джинсы. В общем, предков скинхедов сегодня можно было бы скорее записать в ряды денди, нежели бритоголовых. Кстати, стричь волосы, как говорится, под корень или вовсе сбривать их наголо, у скинхедов повелось позже. Трудно однозначно сказать, из каких именно соображений они решили прибегнуть к таким кардинальным изменениям в прическе: то ли из практических, чтобы длинные волосы не мешали в драке во время уличных потасовок, то ли как символ проповедуемой большинством из них эстетики пролетариата.

За сменой стрижки последовала и смена одежды: обособившееся движение требовало новых символов, особенных знаков, отличающих его от других молодежных «уличных» культур и в то же время сигнализирующих принадлежность его членов к определенной группе. Но в целом, отказавшись от чопорного внешнего вида, отличавшего модов, скинхеды по-прежнему проявляют не меньшую чопорность в выборе одежды и аксессуаров. Не каждая модница сможет похвастаться наличием в ее гардеробе такого количества предметов одежды известных торговых марок, как у классически «прикинутого» скинхеда. Непременная составляющая гардероба – высокие прочные ботинки.

Помимо знаменитых ботинок, в гардеробе скинхедов обязательно найдется пара джинсов на подтяжках, спортивных ветровок и свитеров с V-образным вырезом, под низ которого обычно одевается байковая рубашка.

Сомнительная слава

К подбору марки одежды скинхеды подходят весьма тщательно: она должна передавать определенный смысл.

Одним из наиболее популярных считается британский бренд «Fred Perry». Ее основатель, очень успешный в 30-х годах английский теннисист Фред Перри, был выходцем из рабочего класса. Позже он основал фабрику по производству одежды для тенниса. Успехи, которых ему удалось достичь на корте вопреки своему происхождению, сделали Перри иконой в глазах скинхедов. Эмблему его торговой марки, лавровый венок, даже переняли наиболее радикальные, в том числе нацистские течения скинхедовского движения.

Вообще, сомнительная слава вынуждает владельцев некоторых марок одежды вести активную антинацистскую и антирасистскую пропаганду, дабы избежать ассоциаций с деятельностью бритоголовых. Так, старинный (существующий с 1909 года!) бренд Lonsdale полюбился нацистам лишь потому, что если расстегнуть куртку, под которой одета майка с названием фирмы, то будет видна лишь часть названия – nsda, что намекает на название нацистской партии Гитлера.

Елена Громова, Русская Германия

Читайте также: