ПРОМЫШЛЕННО-ФИНАНСОВЫЕ ГРУППЫ ИЛИ ОПГ?

Сегодня, когда власти снова заговорили о реорганизации силовых ведомств и создании Национального бюро расследований, эти намерения вряд ли вызвали в сердцах и душах борцов с организованной преступностью какие-либо эмоции. Слишком много времени ушло с тех пор, когда впервые была озвучена идея создания того же НБР – некоей сверхструктуры, призванной положить конец безудержному росту коррупции и организованной преступности в стране.Упущенное время обернулось тотальным коррумпированием общества, срастанием не только малого, среднего, но и крупного бизнеса с преступными сообществами; образованием целых преступных синдикатов, диктующих свою волю нации. Все это происходило на глазах профессионалов, отчаянно “сигнализировавших” “верхам” о недопустимости ситуации и катастрофичности последствий для украинской государственности. Но кто внял профессионалам?

Сегодня мы предлагаем вниманию читателей две аналитических записки, рожденных в недрах двух силовых ведомств, датированные, ориентировочно, концом 1997-го – началом 1998-го гг. Изложенное в них – не констатация бессилия правоохранителей. Скорее, это отчаянная попытка “спецов” еще раз показать руководителям государства истинное положение дел в вопросе борьбы с оргпреступностью в стране – не взирая на лица. Среди “фигурантов” этих аналитических записок вы обнаружите и героев нынешних времен…

О положении дел…

“…Ныне существующая ведомственная разобщенность правоохранительных органов, отсутствие единого реального координационного центра не обещает быстрых успехов в борьбе с организованной преступностью. Правоохранительным органам (МВД, СБУ, Налоговая полиция) известны многие преступные синдикаты, которые под прикрытием хорошо известных (благодаря рекламе в средствах массовой информации, политической и общественной деятельности их лидеров, просто народной молве) фирм совершают целый ряд преступлений. Борьбу с этими преступлениями ведут подразделения, разобщенные даже в рамках одного ведомства (ГУБОП и ГСБЭП в МВД, УБКОП и 2 Управление ГУК в СБУ). Компетенция каждого из подразделений ориентирована преимущественно на определенные преступные деяния. А предмет совокупной деятельности преступных синдикатов (коррупция, контрабанда, укрытие от уплаты налогов, хищения, вымогательство, банковские махинации) неизбежно теряется.

Это приводит к параллелизму в работе как правоохранительных органов в целом, так и отдельных подразделений в рамках одного органа.

Еще одним недостатком работы оперативных подразделений является чисто криминологический подход к разработке преступных сообществ, который выражается в следующем: получение оперативной информации о конкретном факте совершения преступления — определение компетенции — документирование — легализация материалов путем проведения ревизии и налоговой проверки — возбуждение уголовного дела.

Более качественный результат может дать соединение криминологического и экономического анализа (в данном случае речь идет о пресечении деятельности преступных группировок в сфере экономики).

Экономический анализ представляет собой агентурные, аналитические и оперативно-поисковые мероприятия направленные на выявление механизмов деятельности организованных преступных группировок в тех или иных сферах экономики, выработку мероприятий по документированию и пресечению деятельности ОПГ лишь после установления форм и методов работы преступников.

Короче говоря, речь идет о необходимости к повсеместно практикуемым ныне методам работы правоохранительных органов добавить еще один, а именно: выявление реальных механизмов деятельности ОПГ по извлечению теневых доходов в сфере экономики, выработка методик по документированию выявленных механизмов, определению мест создания необходимых агентурных позиций. И лишь затем — конкретные мероприятия по пресечению деятельности конкретных группировок.

В разговоре с руководителями ряда подразделений МВД и налоговой полиции установлено, что механизмы деятельности ОПГ в сфере экономики меняются очень мобильно: в одних отраслях несколько раз в год, в других — раз в два-три года (это зависит от экономической ситуации в стране и изменения экономического законодательства). В связи с этим практически отсутствуют аналитические материалы о механизмах, используемых ОПГ в сфере экономики в настоящее время, а также методики по их выявлению и пресечению.

Это также связано с однообразным подходом к работе различных правоохранительных органов. А именно: сначала оперативный состав различных оперативных подразделений получает информацию об одном и том же виде преступления, которая проверяется в рамках оперативно-розыскных дел или расследуется в рамках уголовных дел. И лишь когда количество выявленного вида преступления достигает критической массы, аналитики начинают обобщать информацию и бить тревогу. Но пока обобщенная аналитическая справка обходит инстанции, преступность меняет выявленный механизм. Именно это обстоятельство является одной из причин того, что преступность у нас в стране, по заявлениям экспертов, в 90% случаев является латентной, т.е. о ней неизвестно правоохранительным органам.

Деятельность оперсостава в настоящее время направлена лишь на выявление конкретных фактов организованной преступной деятельности, что снижает эффективность работы оперативных подразделений. Ведь по данным Налоговой администрации Украины на август 1997 г. в стране зарегистрировано 632 тысячи хозяйственных субъектов, 90% из которых в своей деятельности нарушают Закон. По оценке Министерства экономики Украины около 50% внутреннего валового продукта Украины находится в тени, а это около 100 млрд. грн.

Если сравнить эти цифры с количеством предприятий и отдельных лиц, в отношении которых подразделения МВД, СБУ и налоговой полиции проводили оперативно-розыскные мероприятия и расследовали уголовные дела, а также с суммами, начисленными и изъятыми в бюджет, то неэффективность работы оперативных подразделений по борьбе с организованной преступностью станет очевидной.

К сожалению, настоящий линейный принцип, практикуемый в ГУБОП и ГСБЭП МВД и УБКОП СБУ, а также их подразделений на местах, не позволяет добиться эффективного результата. Это происходит из-за функциональной ограниченности отделов Управления и направлений отделов осуществляющих не расследование преступлений, совершаемых в конкретной отрасли экономики или сфере жизнедеятельности государства, а расследование отдельных видов преступлений.

Непонятно, почему количество оперсостава (различных – Ред.) отделов «…» практически одинаково. Неужели количество преступлений совершаемых по линиям работы различных отделов, а также ущерб, наносимый объектами разработок этих отделов одинаковы? Сомнительно.

Материалы, полученные, например, в ходе выезда в «…» областей, подтверждают неэффективность чисто линейного принципа работы отделов «…»”

О влиянии промышленно-финансовых групп на криминализацию экономики Украины

“ «…» Анализ оперативных материалов «…» Управления «…», а также информация, полученная в ходе командирования в «…», дает основания утверждать о значительном влиянии деятельности украинских промышленно-финансовых групп на криминализацию экономики Украины. Несмотря на отсутствие в Украине законов, регламентирующих создание и деятельность промышленно-финансовых групп, де-факто они существуют, отвечая международным стандартам и признакам формирования ПФГ. Однако, из-за отсутствия юридического закрепления их деятельности, украинские ПФГ, в отличие от российских, носят названия основной, «материнской», структуры, вокруг которой создана группа: например, АКБ «Приватбанк», корпорации «ЕЭСУ», «Интерпайп», КБ «ВА-банк» и т.п. Всего в Украине, в настоящее время, по предварительным оценкам, действует 10-15 межрегиональных и около 50 региональных промышленно-финансовых групп.

Деятельность ПФГ в Украине характеризуется следующими признаками:

— высокий уровень организации;

— иерархичность построения, при котором функции исполнительские и общеорганизационные не совпадают;

— наличие коррумпированных связей в апарате власти и управления, а также в правоохранительных органах;

— наличие «зонта безопасности» за счет создания структур, обеспечивающих внешнюю и внутреннюю безопасность;

— политизация деятельности ПФГ;

— масштабный, межрегиональный и международный характер деятельности ПФГ;

— огромный бюджет;

— тесная связь деятельности групп с «теневой экономикой»;

— легализация преступно приобретенных капиталов через легальные формы деятельности;

— проникновение в средства массовой информации;

— Высокий уровень организации. В состав большинства ПФГ входит от 10 до 30 финансовых, торговых и промышленных структур с высокой степенью взаимозависимости и слаженности действий.Однако о принадлежности той или иной компании к ПФГ правоохранительные органы зачастую не догадываются, воспринимая ее как отдельную коммерческую структуру;

— иерархичность построения, при котором исполнительские и общеорганизационные функции не совпадают. Директора компаний, входящих в ПФГ, пользуются лишь относительной финансовой самостоятельностью. Главная их задача — получение максимальной «теневой» прибыли и отчисление значительной ее части руководителям ПФГ;

— наличие коррумпированных связей в аппарате власти и управления, а также в правоохранительных органах. Успешная деятельность практически всех ПФГ связывается оперативными источниками и средствами массовой информации с высокими должностными лицами органов власти и управления;

— наличие, «зонта безопасности» за счет создания структур, обеспечивающих внешнюю и внутреннюю безопасность ПФГ (вооруженная охрана, боевики, разведка, контрразведка, коррумпированные связи). Так, служба безопасности ПФГ «Приватбанк» и «ЕЭСУ» насчитывает от 200 до 300 человек, выделены значительные суммы на расходы по так называемой «9-й статье» (выплаты источникам информации);

— политизация деятельности ПФГ, т.е. стремление к власти или к установлению таких отношений с отдельными представителями власти и управления, которые позволяли бы влиять на региональную и общегосударственную финансово-хозяйственную и правовую политику с целью расширения масштабов своей деятельности и ухода от социально контроля. Так, большинство фактических руководителей ПФГ были или являются в настоящее время достаточно приближенными к властному «Олимпу». Руководитель «ЕЭСУ» — бывший премьер-министр страны; руководитель ПФГ «Приватбанк» — вице-премьер правительства; ПФГ «Правекс» — советник Президента Украины; владельцы корпорации «Интергаз» — советник Президента Украины и первый заместитель министра; руководитель компании «РИКО» — советник Президента; корпорации «Интерпайп» — бывший советник Президента Украины; 30-летний хозяин «ВА-банка» открыто заявляет в средствах массовой информации о том, что его «близким другом является 60-летний Секретарь СНБО Украины»;

— масштабный, межрегиональный и международный характер деятельности ПФГ. При этом сфера деятельности выделяется либо по территориальному признаку, либо по отраслям экономики и в кредитно-банковской сфере: «ВА-банк» (атомная энергетика, приватизация, кредитно-банковская сфера); «РИКО» (продукция металлургии и химической промышленности, подакцизные товары, финансовые операции, приватизация); «ЕЭСУ» (поставки энергоносителей, металлургия и горнообогатительная отрасли, приватизация); «Правекс» (поставки энергоносителей, кредитно-банковские операции, приватизация) и т.п.;

— огромный бюджет ПФГ. Годовой оборот большинства из них превышает 1 млрд. долларов США. Оборот корпорации «ЕЭСУ» в 1996 году составил свыше 10 млрд.грн.;

— тесная связь деятельности ПФГ с «теневой» экономикой. Имея крупнейшие в стране официальные обороты, они, в то же время, являются крупнейшими «дилерами» теневой экономики. Так, значительные денежные средства (сотни миллионов долларов) корпорация «ЕЭСУ» аккумулирует на счетах своих иностранных учредителей «UNITED ENERGY» (Великобритания) и «SOMOLLI» (Кипр), при этом большая часть перечислений носит признаки укрытия валютной выручки за рубежом (данные Налоговой администрации Украины). Этой же схемы придерживается и группа «Интерпайп», перечисляя деньги за российский газ не в Россию, а американской фирме «FERREX», которая, по оперативным данным, контролируется «Интерпайпом». В настоящее время, между ПФГ идет борьба за приобретение акций промышленных предприятий страны, выпускающих высоколиквидную продукцию. Однако механизм приобретения собственности у всех компаний одинаково незаконный, что выражается в искусственном создании финансовой зависимости предприятий от ПФГ, незаконной купле-продаже приватизационных сертификатов, подделке документов, дающих право собственности. Пример: уголовное дело, возбужденное органами прокуратуры в отношении должностных лиц ДО «Днепринвестсервис», являющейся дочерней компанией «Интерпайпа». Они обвиняются в незаконной скупке имущественных сертификатов и злоупотреблениях в ходе приватизации Новомосковского трубного завода.

Группа «Приватбанк» является, по оперативным данным, центром проведения в Украине незаконных финансовых операций через фирмы- «однодневки», а также лидером «теневого» рынка нефтепродуктов в Днепропетровском регионе.

Компания «РИКО», по оперативным данным, контролирует около 30% «теневого» рынка вино-водочной продукции в Украине.

По оперативным данным, в целях получения криминальной сверхприбыли и накопления ее за рубежом, ПФГ используют иностранные компании, созданные ими в офшорах или в развитых странах. Указанная схема позволяет промышленным группам не только избежать преследования со стороны правоохранительных органов, открестившись от связи с данными инофирмами, но и наносит значительный ущерб экономике страны.

Так, в результате отгрузки продукции Днепровского металлургического завода им.Петровского, Днепропетровского металлургического комбината им.Дзержинского, ДДКХЗ им.Калинина, ОАО «Баглей-кокс» в адрес инофирмы «Еврокомодитиз» по ценам, ниже себестоимости, указанным предприятиям нанесен экономический ущерб на сумму свыше 100 млн. грн;

— «отмывание» преступно приобретенных капиталов через легальные формы деятельности. Нельзя согласиться с утверждением о том, что возврат «теневых» капиталов в Украину является благом для государства. Наоборот, возврат «теневых» капиталов в Украину позволит не только легализовать украденные у государства деньги, но и использовать их на увеличение финансовой мощи ПФГ, получение криминальных сверхприбылей в еще больших объемах, облегчит захват собственности и власти. Борясь с организованными преступными группами и группировками, правоохранительные органы практически оставили без внимания криминальную деятельность мощных финансовых кланов в Украине, которые и руководят или оказывают влияние на деятельность ПФГ;

— проникновение в средства массовой информации. Большинство влиятельных региональных и общеукраинских средств массовой информации в Украине контролируются ПФГ: газеты «Всеукраинские ведомости» и «Правда Украины» — «ЕЭСУ», «Регион» — «Ол-групп», телевизионный канал «УТ-2» — «РИКО» и т.д.

Однако, все вышеперечисленные признаки деятельности ПФГ в Украине являются ничем иным, как основными признаками преступного синдиката (иное название — мафиозное образование) — высшей и наиболее опасной формы организованной преступной деятельности, известной в мировой практике.

В отличие от простой организованной группы (состав: 2-4 чел., удельный вес в составе организованных преступных образований около 20%; занимаются хищениями, мошенничеством; максимальная длительность функционирования: 3-4 года, с последующей сменой участников), структурной организованной группы (состав: 5-10 человек, существует единоначалие, есть лидер (главарь); преступная деятельность носит постоянный характер, чаще это совершение имущественных преступлений: мошенничество, хищения, контрабанда, либо преступления, связанные с насилием, но имеющие конечной целью получение прибыли: грабежи, вымогательства; коррумпированные связи имеются лишь на низовом уровне: райотдел милиции, таможенный пост), организованной преступной группировки (численность: от 10 до нескольких сотен человек, занимаются не только совершением конкретных преступлений, но и осуществлением постоянного контроля за определенной территорией: сбор дани, вымогательство «за охрану» с коммерсантов, проституток, «кидал», оказывают серьезное влияние на уровень криминальной зараженности данной территории), преступные синдикаты — это преступные объединения, по степени организованности и характеру деятельности вышедшие за рамки собственно преступных формирований и сочетающие в своей деятельности как противозаконные, так и легальные методы. Нередко они оказывают влияние на социально-экономическую и политическую жизнь регионов и страны в целом. Наиболее эффективной формой легализованной деятельности преступных синдикатов являются промышленно-финансовые группы (или их предшественники — торговые корпорации и холдинговые группы).

Однако, по данным «…», на местах велись и ведутся дела оперучета лишь в отношении первых трех форм организованной преступной деятельности: простой организованной группы (преступления в сфере экономики и кредитно-банковской системе), структурной организованной группы (преступления в сфере экономики и кредитно-банковской системе; контрабанда; наркобизнес; фальшивомонетничество) и организованной преступной группировки (преступления, связанные с применением насилия (рекет); наркобизнес).

В то же время, известен только один случай попытки организовать разработку преступного синдиката, легальной формой организации которого является «…» — киевская холдинговая компания. Однако и эта разработка проводилась в отношении лишь нескольких фирм-участников холдинга, что может заметно снизить эффект разработки.

В настоящее время деятельность ПФГ в Украине правоохранительными и контролирующими органами не отслеживается. Абстрагируясь от политической причины этого (каждая из ПФГ имеет надежное прикрытие в органах власти и управления), можно назвать еще ряд субъективных причин:

— разноплановая деятельность ПФГ, вследствие чего информация о них находится в различных инстанциях: ГНА, КРУ, СБУ, МВД, Таможенной службе, НБУ, министерствах и ведомствах;

— транснациональный характер деятельности ПФГ, большинство сделок которых начинается (импорт), заканчивается (экспорт) или полностью проходит за рубежом;

— отсутствие в правоохранительных органах необходимого числа специалистов, способных отслеживать и расшифровывать криминальные схемы получения сверхприбыли, а также международные операции ПФГ;

— использование ПФГ значительных денежных средств на создание надежной системы безопасности, а также подкуп государственных служащих, в т.ч. сотрудников правоохранительных и контролирующих органов;

— ослабление контроля центра за деятельностью регионов привело к потере контроля за деятельностью региональных и межрегиональных ПФГ.

В УСБУ областей информация о деятельности ПФГ в стране накапливается в большинстве случаев лишь в отделах экономической безопасности, а в отделах «…» на местах ее практически нет.

В настоящее время в Украине происходит дальнейшая концентрация капиталов, что свидетельствует о возрастании роли ПФГ в экономической и социально-политической жизни страны, а значит и о возможном усилении влияния криминальных капиталов, принадлежащих ПФГ на все сферы жизни общества. Учитывая изложенное…”

Не стоит надеяться, что окрепшие украинские ПФГ, прошедшие горнило “дикого капитализма”, будут опасаться создаваемого с таким опозданием Национального бюро расследований (или как там структуру назовут). Ведомству, структура и задачи которого, как и 10 лет назад, не “выношены” и не детализированы еще даже теоретически, понадобится, как минимум, несколько лет с момента создания для реального противостояния современной организованной преступности. К тому же, транснациональной. И дай Бог, чтобы были учтены горькие ошибки прошлого…

«УК»

Читайте также: