ДОПИНГОВАЯ БОМБА КОСИТ СПОРТСМЕНОВ

Производство допинга приносит его организаторам многомиллионные прибыли, а сам он уже многие годы калечит тела, души – и судьбы – спортсменов. В Украине любители спорта никогда не забудут загубленные карьеры двух выдающихся толкателей ядра – Александра Багача и Виты Павлыш. Вполне возможно, что стероиды они употребляли как раз производства BALCO…BALCO, лаборатория в Сан-Франсиско, до 2003 года снабжала стероидами спортсменов не только США, но и многих стран мира – от тяжелоатлетов до бейсболистов. С тех пор, как разразился скандал вокруг «деятельности» суперталантливых химиков и их «крыши», многие спортивные идолы низко упали в глазах общества, а американские власти вынуждены были начать расследование, не имевшее прецедентов в истории США, мирового лидера спортивного бизнеса.

3 сентября 2003 года, в 12.20 по местному времени, в помещение Кооперативной лаборатории района Бэй (Bay Area Laboratory Cooperative, сокращенно BALCO) возле Сан-Франциско, ворвались 24 вооруженных агента налоговой полиции и спецподразделения по борьбе с наркотиками. Так начиналось одно из самых масштабных «землетрясений» в истории американского спорта. С 2000 года лаборатория снабжала добрый батальон спортсменов высокого уровня стероидом, окрещенным «the Clear» («Ясный»), а его версию в виде мази назвали «the Cream» («Крем»). Особенности этого продукта с химическим названием «тетрагидрогестринон», прозванного еще «ракетным топливом» (rocket fuel) таковы: не выявляется при химическом анализе; для достижения эффекта достаточно капнуть несколько капель под язык.

«Уже двадцать пять лет я работаю в этой области», — объясняет доктор Стивен Унгерлейдер, член Олимпийского комитета США и автор расследования применения допингов в бывшей Германской демократической республике. «Дело BALCO стало историческим поворотом. В Штатах до сих пор никогда не было скандала такого масштаба, ну, было несколько отдельных спортсменов, которым «дали по рукам». Сегодня все изменилось». Расчистка «авгиевых конюшен» в спортивном ведомстве вписалась в контекст стремления властей США к демонстрации «добродетели» во всех сферах общественной жизни. Ведь рейтинг Штатов в мировом общественном мнении упал «ниже плинтуса». «С расследования крупнейших злоупотреблений в фирме Enron, — объясняет Трэвис Тайгарт, юридический советник Антидопингового агентства США (United States Anti-Doping Agency, сокращенно USADA), — правительство начало борьбу с мошенничеством на предприятиях. «Охота» на применение допинговых веществ происходит из того же источника. Много говорилось о том, что последние президентские выборы разыгрывались на «борьбе за ценности». Допинг, вне всякого сомнения, является предметом моральных ценностей. Некоторые виды спорта превращаются в настоящий цирк».

Таким образом, порвав с практикой сверхтерпимости и скромных «полюбовных» улаживаний дел, американское правительство решило отбросить всякое стеснение. 12 февраля 2004 года 42 пункта обвинения против руководителей BALCO были преданы гласности в мизансцене, достойной захвата Аль Капоне. Министр юстиции Джон Эшкрофт, руководитель налоговой службы Марк Эверсон и начальник администрации по борьбе с наркотиками Марк МакКлеллан вместе с шерифом, командовавшим захватом здания лаборатории, встретились с прессой в торжественном интерьере Министерства юстиции США.

Допинговая афера стоила 100 млн. долларов

Улики указывали на нарушения федерального законодательства США – перевозка стимулирующих веществ без разрешения, налоговое мошенничество. Правительство решило сделать процесс по делу BALCO показательным. Поскольку виновных должен был судить федеральный трибунал, а не местный суд, то им «светили» куда более тяжкие наказания. Максимальное наказание за сокрытие доходов от торговли стероидами может составить 20 лет тюрьмы плюс 500 тыс. долларов штрафа. Перевозка допинговых веществ из одного штата в другой может повлечь за собой 250 тыс. долларов штрафа и три года тюремного заключения. «Ничто так не подрывает нашего потенциала – как каждого индивида, так и нации в целом – как незаконное употребление запрещенных препаратов», подчеркнул Джон Эшкрофт.

В спортивном сообществе дело BALCO произвело эффект разорвавшейся бомбы. Лаборатория в пригороде Сан-Франциско снабжала допингом очень многих спортсменов, которые были не в силах устоять перед соблазном наркотика, не определимого обычными средствами. Некоторые атлеты, например чемпион мира на дистанции 100 метров британец Дуэйн Чемберс, сменили место жительства, чтобы быть поближе к источнику снабжения. После обыска босс лаборатории Виктор Конте сразу «сдал» имена 27 клиентов – сплошных звезд спорта: уже названный Чемберс, чемпионка мира в беге на 200 метров в зале Мишель Коллинз, чемпионка мира на дистанциях 100 и 200 метров Келли Уайт, обладатель серебряной медали олимпиады на дистанциях 400 и 2000 метров Элвин Гаррисон, рекордсмен мира на стометровке Тим Монтгомери. В досье следствия встречаются и другие весьма известные имена – Чарли Фрэнсис, тренер знаменитого канадского спринтера Бена Джонсона, лишившегося золотой медали Сеула на стометровке из-за дисквалификации в связи с употреблением допинга. В бумагах Конте следователи нашли также имена обладателя золота Сиднея-2000 на дистанции 200 метров Костаса Кентериса, серебряной медалистки Сиднея на стометровке в Сиднее Катерины Тану, двух греческих звезд, которые при странных обстоятельствах отказались впоследствии от участия в Олимпиаде в Афинах прошлым летом. Особо было отмечено имя легендарной Мэрион Джонс, которая в Сиднее завоевала золото на 100, 200 метров и 4 х 100 метров, а также бронзу в прыжках в длину.

«Она пришла в мою комнату, чтобы получить новое средство, приобретенное мною, инъекции NovoPen, которые могут быть использованы для управления гормонами роста, — писал Конте в журнале ESPN Magazine в декабре 2004 года. – Мэрион уж никак не была нервной персоной. Она задрала свои шорты на высоту ягодицы и впрыснула себе дозу в 4.5 единиц прямо в мышцу».

Впоследствии Конте назвал правосудию не менее 100 имен клиентов, благодаря которым процветало его маленькое предприятие. За четыре года на спекуляции стероидом Clear и очень популярной пищевой добавкой Zema (на основе цинка и магнезии) лаборатория BALCO «поднялась» на 100 миллионов долларов. Как и в случаях с «крестными отцами» мафии, американское правительство воспользовалось второстепенные нарушения, чтобы засадить в тюрьму Конте и его подельников. «Предъява» включала в себя несанкционированную перевозку стимулирующих продуктов и нарушение правил маркирования продукции.

«Распятый» между двумя независимыми друг от друга расследованиями, Виктор Конте не имел ни малейшего шанса выбраться из когтей правосудия. С августа 2002 года опытные агенты налоговой во главе с Джефом Новицки начали интересоваться его деятельностью. Конте, милый румяный человечек 54 лет, с тоненькими усиками над верхней губой, начинал свою жизнь в качестве бас-гитариста группы Tower of Power, имевшей своих фанов в регионе Сан-Франциско. Сам Рэй Чарльз в свое время отмечал, что ни одна группа не владеет так ритмом настоящего блюза, как Tower of Power.

Сведение дружеских счетов

Но в 1984 году Конте бросается торговать пищевыми добавками, которые столь популярны у спортсменов и бодибилдеров. Его открытый нрав делает из Конте прекрасного коммерсанта. «Но это не очень хорошая черта для его нового бизнеса, в котором скромность считается наивысшим достоинством, — пишет Лэнс Уильямс, журналист местной газеты San Francisco Chronicle, который расследовал дело BALCO и хорошо знал Конте. « Когда в декабре 2004 Конте явился в суд к судье Сюзен Иллстон, , чтобы выслушать весомые обвинения против себя, он прибыл к зданию суда с помпой, на лимузине, в сопровождении телевизионной группы «, рассказывает неодобрительно Люк Маколей, официальный представитель федерального прокурора, привыкший к немного большей трезвости тех, кто рискует провести несколько лет в тюрьме. Для Виктора Конте жизнь — сцена и «the show must go on», что бы ни случилось.

Целый год агенты налоговой и службы по борьбе с наркотиками обшаривали все закутки возле здания BALCO. Вечером, до прихода мусорщиков, они опустошают урны лаборатории, чтобы детализировать содержимое. Например, 10 июня 2003: шприцы, коробки от эритропротеина и диуретиков. И записочка от звезды спорта, чье имя так и не было обнародовано: «Вик, прилагаю чек за следующий цикл. Есть нужда продолжить до конца недели. 12 июня 2002 года». 7 февраля 2003 года: восемь шприцов и две ампулы с сорванной этикеткой. 3 февраля 2003 года: «Вик, вот 350 долларов, 300 за следующий раз плюс 50, которые я вам должен за прошлый. Спасибо». Подпись зачеркнута полицией. С декабря 2002 по июнь 2003, агенты обыскивают семь загрузок отходов BALCO, транспортируемых специализированным предприятием Stericycle. Следователи перехватывают также обмен электронной почтой между Конте и его клиентами с почтовых ящиков на Yahoo и на AOL. В конце концов, досье, врученное судье Иллстон в ее офисе на 19-ом этаже федерального высотного здания им. Филипа Бертона в Сан-Франциско составило 34 000 страниц.

В августе 2003 года Американское антидопинговое агентство (USADA) получает в своей штаб-квартире в Колорадо Спрингс анонимный конверт, содержащий шприц, наполненный желтоватой жидкостью. Таинственную бандероль агентство передает Дону Кэтлину, профессору молекулярной фармацевтики, руководителю целой команды специалистов, крупнейшему авторитету в области определения допингов. Как признался Кэтлин, при идентифицировании данного продукта его команда столкнулась с огромными трудностями. «Мы ведем исследования уже 25 лет, мы тестируем 35 000 проб ежегодно, но этот стероид не был похож ни на один известный нам препарат». Только через два месяца восемь отборных химиков под руководством маститого профессора разгадали секрет вещества: THG (тетрагидрогестринон). Позже следствие установило, что конверт был прислан Тревором Грехемом, бывшим тренером Мэрион Джонс, и его партнером Тимом Монтгомери. Грехем сотрудничал с Конте в связи с проектом, окрещенным Project World Record (проект мирового рекорда), который был нацелен на то, чтобы Тим Монтгомери побил мировой рекорд на стометровке, что и случилось в Париже в сентябре 2002 года. Некоторое время спустя Мэрион Джонс и Монтгомери покинули Грехема. Это положило начало неприязни, которая впоследствии приведет всех главных действующих лиц к откровенной вражде. Грехем упрекает Виктора Конте за то, что тот якобы побудил его двух звезд поменять тренера. В урнах BALCO следователи найдут потом три наброска доноса в USADA, написанных самим Конте. В общем, сведение счетов между друзьями.

Публикация имен звезд, попавших под следствие, не на шутку взволновала умы: впервые на свет божий вылезло столько спортивной грязи. А как только замешанными в дело оказались великие звезды американского бейсбола, миф о «чистоте спорта» рухнул окончательно. Привлечение к делу Барри Бондса, суперзвезды бейсбола, стало жутким шоком для общества и оказалось на первой полосе «Нью-Йорк Таймс». Конте был связан с бодибилдером Грегом Андерсоном, который по странному стечению обстоятельств оказался другом детства Бондса, лидера бейсбольной суперкоманды San Francisco Giants. Барри Бондс все отрицал, но следователи нашли у его приятеля график приема звездой бейсбола запрещенного препарата. Кроме того, к следствию был привлечен Джейсон Джамби, звезда команды New York Yankees. Этот честно признался, что колол себе стероиды.

Джордж Буш дает сигнал начала облавы на допинговых мошенников. 20 января 2004 года он упоминает — впервые – об употреблении стероидов в своем ежегодном послании к Конгрессу, которое задает главные линии деятельности правительства. «Чтобы помочь нашим детям сделать правильный выбор, нужны хорошие примеры. Спорт играет важную роль в нашем обществе, но, к несчастью, некоторые представители профессионального спорта не подают хороших примеров. Применение допингов, таких как стероиды, в бейсболе, футболе и других видах спорта является опасным, более того, оно посылает обществу вредный мессидж. Я призываю отказаться прямо с данного момента от стероидов».

У этих призывов президента США были весомые причины. «С того момента как допинг перестал ограничиваться профессиональными атлетами и все больше употребляется подростками в лицеях и даже колледжах, это уже не просто дело спортсменов. Речь идет о здоровье нации», — объясняет доктор Гери Уодлер, бывший медицинский советник бюро по борьбе с запрещенными препаратами при Белом Доме. Государство мобилизуется в этой борьбе на всех уровнях. Так, эфедрин, в течение долгого времени считавшейся просто пищевой добавкой и находившийся в свободной продаже, сейчас взят в США под строгий государственный контроль.

Упреждающий удар по допинговым мошенникам

Ключевым моментом борьбы против допинга, объясняет Уодлер, автор книги «Атлет и допинг», стало создание в октябре 2000 года Американского антидопингового агентства. Перед созданием USADA Олимпийский комитет США получил задание очистить спорт от грязи. Но очень трудно быть одновременно судьей и подсудимым. USADA со своим годовым бюджетом в 10,5 млн. долларов (из них 7,1 млн. дает правительство) является независимой организацией. В 2004 году агентство провело 8 600 тестов (для сравнения, в 2000 году было проведено всего 458). Агентство внесло капитальные изменения в свой образ действий. Если ранее для того, чтобы атлет был подвергнут санкциям, нужно было получить позитивный результат анализа крови или мочи, то теперь USADA приняла решение применить те же правила доказательства, которые действуют в суде. «Сейчас вы можете доказать применение допинга любыми способами – видео, электронная почта, график приема, частота сдачи спортсменами образцов крови в лабораториях, чтобы проверить, обнаруживаются ли стимулирующие продукты «, объясняет Трэвис Тайгерт. Таким образом, подобный набор данных достаточен для того, чтобы повлечь за собой дисквалификацию. 11 декабря 2004 Мишель Коллинз, чемпионка мира на 200-метровке, была дисквалифицирована на восемь лет — практически пожизненно. И стала первой «ласточкой», пострадавшей от этой новой политики. За ней последовала Келли Уайт, обладательница золотых медалей на дистанциях 100 и 200 метров на чемпионате мира в Париже в августе 2003 года. В этот день санкциям были подвергнуты 13 атлетов из «конюшни» BALCO. Другие ждут слушания своих дел в USADA.

Конгресс США, в свою очередь, был ошарашен делом о допинге. Один из крупнейших моральных авторитетов Сената Джон МакКейн пригрозил спортивному миру суровейшими законодательными мерами, если борьба с допингом не будет эффективной. Когда этот человек говорит, его слышат. Грязные игры с допингом заставили бурлить патриотическую кровь бывшего пилота ВМС США, героя Вьетнама, который пять лет провел в плену у «вьетконговцев». «Некоторые атлеты принимали вещества, поставленные им BALCO, — указывал он в письме министру юстиции Джону Эшкрофту, написанном перед Олимпийскими играми в Афинах 4 марта 2004 года. – Некоторые из них, быть может, выиграют медали перед тем, как их объявят нарушителями, принимавшими запрещенные препараты. Если мы допустим подобное, наша олимпийская команда будет опозорена и втянута в скандал на долгие годы». Чтобы показать, что он абсолютно серьезен, МакКейн просил осуществить судебным путем сведение воедино всех документов дела BALCO и призвал Джона Эшкрофта выступить по данному вопросу перед комиссией Сената, которую он возглавляет и которая контролирует спорт. Наконец, сенатор пригрозил, что он подаст внушительный законопроект, предусматривающий строгий допинговый контроль во всем профессиональном спорте — в особенности, бейсболе — если игроки и владельцы клубов не сумеют навести порядок в своем хозяйстве. В настоящее время никакой антидопинговой политике нет в североамериканском профессиональном хоккее. А в бейсболе у игроков пробы берутся раз в год. «Это фарс, возмущается Лэнс Уильямс. – Игроков предупреждают заранее. Несмотря на это, 7% из них имеют позитивный результат допинг-контроля!» 13 января прошлого года Американская бейсбольная лига, представляющая 30 клубов и их игроков, объявила о подписании соглашения. Оно предусматривает ежегодный допинг-контроль без предупреждения всех без исключения игроков, а также контроль дополнительно некоторого количества игроков, выбранных по закону случайных чисел. По новым правилам, даже присутствие в пробах веществ, маскирующих допинг, достаточно для дисквалификации игрока с лишением зарплаты.

«Впервые за долгие годы мы в состоянии наносить упреждающие удары по допинг-мошенникам, -говорит доктор Уодлер. Сейчас USADA готовится профинансировать исследования, которые позволят определять использование методов генной терапии в спорте».

Итак, Штаты объявили допингу тотальную войну. Но и «умельцы», привыкшие к огромным доходам, тоже не сидят сложа руки. Кто кого? Будущее покажет.

Вячеслав Павленко, по материалам французской прессы специально для «УК»

Читайте также: