УБИЙСТВО ПОМОЩНИКА ДЕПУТАТА – ДЕЛО РУК ХАРЬКОВСКИХ «ОБОРОТНЕЙ»?

Уже третий год остается нераскрытым одно из самых громких преступлений в Харькове: убийство бизнесмена Владимира Копыла, помощника народного депутата Украины Александра Фельдмана. Копыл, по словам людей из его окружения, имел непосредственное отношение к рыночному бизнесу, который контролирует известный, пожалуй, на всю страну концерн АВЭКБизнесмен Владимир Копыл скончался в марте 2003 года от потери крови. Поздно вечером 28-го числа с огнестрельной раной, переломами и ссадинами на лице и руках, Копыла нашли возле собственного гаража, во дворе одного из домов в центре Харькова. Через три дня он должен был подготовить отчет о работе администрации Барабашовского оптового рынка, одного из крупнейших в Украине. Где в то время, по словам людей из окружения Копыла, официальные доходы были значительно меньше сборов, которые платили предприниматели, работающие в торговом центре.

Но правоохранители почти сразу заявили, что «заказным» это убийство можно назвать вряд ли. Сотрудник областной прокуратуры Виталий Усатый в марте 2003-го сообщил, что «преступление квалифицировано — умышленное убийство. И следствие не располагает данными о том, что это преступление заказное. Либо из каких-то корыстных мотивов». Впрочем, из семи версий, которые тогда отрабатывали харьковские оперативники, все же была и версия: убить депутатского помощника могли предприниматели Барабашовского рынка. Но силовики подчеркивали, что эта версия – не основная.

Два года спустя милиция уже не столь категорична в своих выводах. Например, Николай Черемухин, который в разное время работал на разных должностях в харьковской милиции, а до последнего времени – в областном управлении СБУ, заявил: «То, что убийство было заказное – это однозначно…. На тот момент, когда было совершено убийство, я не был работником милиции, но все равно отслеживал всю эту ситуацию, но не думаю, что это могли совершить работники милиции».

Версия о возможной причастности бывших милиционеров к убийству бизнесмена в этом году была впервые высказана открыто. В документах по делу, которые хранятся в УВД области, действительно фигурируют фамилии людей, работавших в правоохранительных органах и уволенных, по «негативным моментам». Также известно, что эти люди сотрудничали с прежней администрацией Барабашовского рынка. Но могут ли они быть связаны с убийством, однозначно сказать пока нельзя. Тем более, милиция вообще отказывается от комментариев по делу, ссылаясь на тайну следствия.

В то же время со слов жены убитого Владимира Копыла, известно, что у бизнесмена были очень «напряженные» отношения с Матвеем Гельштейном, который в 2003-м был президентом концерна АВЭК. А рынок, где Копыл проводил проверку хозяйственной деятельности, и тогда, и сейчас подконтролен именно этому концерну.

СПРАВКА: В сферу интересов концерна входит несколько крупнейших городских рынков, в том числе и самый крупный в стране торговый центр у станции метро Барабашова. А также совместное украинско-латвийское предприятие «АВЭК-Сонора», которое оказывает транспортно-экспедиционные услуги, Великобурлукский завод по производству сыра и одна из харьковских газет.

В тоже время сам М.Гельштейн в интервью одной из местных газет рассказал, что убийство Копыла никак не связано с проверкой на Барабашовском рынке. По словам Гельштейна, у Копыла не было ни одного официального документа, подтверждающего, что он имеет право что-либо проверять. Кроме того, Гельштейн несколько раз повторил, что у погибшего Копыла могли и, скорее всего, были большие долги.

Впрочем, то, что у убитого не было официальных документов для проверки, еще не значит, что он ее не проводил.

Интересно и поведение харьковской милиции — от оперативников до начальства. Все, что они сообщают: следствие ведется, привлекаются профессионалы и, возможно, дело в ближайшее время будет раскрыто.

Начальник Киевского райотдела, где произошло убийство, Игорь Сенчук не комментирует, как идет расследование. Не удалось с ним встретиться и еще по одному делу, связанному с Барабашовским рынком, работу которого проверял Копыл. Дело вот в чем: организация, которая представляется профсоюзом предпринимателей, проводила на рынке всевозможные акции протеста, якобы направленные против незаконных действия рыночной администрации. Деятельностью этого профсоюза заинтересовалась налоговая милиция сразу двух районов города. В письме на имя того самого начальника Киевского РОВД, говорится, что налоговики направляют ему материалы проверки на пятидесяти страницах, в которых говорится, что профсоюзные лидеры Владимир Цымбалюк и Сергей Жарков подозреваются в действиях, которые Уголовным кодексом классифицируются как мошенничество и вымогательство. Но чем проверка завершилась – тоже вопрос. По неофициальной информации, документы вообще исчезли.

Нет комментариев и от милицейского начальства. О ходе расследования не сообщают даже родственникам погибшего. Жена убитого уверена: кому-то выгодно, чтобы убийство ее мужа оставалось нераскрытым. «Я думаю, какая-то сторона была очень заинтересована, чтобы этого не было, понимаете? Я в этом даже уверена, что было все сделано, чтобы это все похоронить… С первых дней все это было ясно и понятно, понимаете? Я не хочу конкретно никого обвинять. Но я уверена: что в первые дни, когда только все это начиналось, и когда все это было свежо, все это можно было решить и найти. Но у меня такое впечатление, что кому-то надо было это заплатить и все это погасить», — говорит Валентина Брагина.

Впрочем, парламентарий Александр Фельдман, помощником которого был убитый Владимир Копыл, не уверен, что кто-то специально затягивает следствие. «Я не думаю, что оно затягивается, потому что это кому-то выгодно. Может быть, нет какой-то политической воли, может быть, не хватает каких-то волевых решений для его раскрытия», — говорит А.Фельдман. Хотя и он признает, что силовики не посвящают в ход расследования даже тех, кто был близок к Копылу: «Когда только это событие произошло, был какой-то такой маленький контакт, и на этом все закончилось. Все зашли, как казалось, в тупик, и раз зашли в тупик, пытались сложить оружие. Я не дам никому сложить оружие. Я буду бороться, с этим идти до конца… Я считаю, что убийство это заказное было изначально…Думаю, что дело завершится достойно. Найдутся все-таки люди, которые смогут довести это дело до конца. А политическое оно, заказное, или какое-то другое – оно все равно убийство».

Два года назад, когда только произошло убийство, Александр Фельдман даже объявил о денежном вознаграждении за помощь в раскрытии преступления. Но «помощников» так и не нашлось. Сейчас, по информации депутата, запросы с требованием разобраться в деле — за подписью всех депутатов-харьковчан — уже отправлены Премьер-министру, в Генеральную прокуратуру, главе СБУ и министру внутренних дел. Следующий шаг – заявил Фельдман — депутатские запросы за подписью уже ста пятидесяти парламентариев.

В Харьков даже приезжала специальная комиссия из МВД. Но о результатах ее работы пока информации нет. Как и два года назад, это преступление, по словам силовиков, «находится на особом контроле». Впрочем, опять же, по неофициальной информации, были составлены фотороботы подозреваемых. Но дала ли эта мера какие-нибудь результаты –милиция не сообщает. В этом же году появилось и косвенное подтверждение, что пистолет, из которого стреляли в Копыла, был найден спустя полтора года. То, что оружие нашли, начальник криминальной милиции Харькова Игорь Болюх привел в качестве одного из фактов, свидетельствующих, что следствие успешно продолжается.

Между тем Жена В.Копыла рассказывает, что последний раз правоохранители с ней общались еще летом прошлого года. Причем новые следователи задавали те же вопросы, что и в марте 2003- го. «Приходил следователь ко мне из городского управления… Много мне задавал вопросов, я ему отвечала. Я говорю: «Но все же записано в Киевской прокуратуре!». На что он мне сказал такую фразу: «То, что вы сейчас мне говорите, мы абсолютно не видели, не слышали», — со слезами на глазах говорит Валентина Брагина.

Ей и сейчас мучительно больно вспоминать события двухлетней давности. Тогда, по мистическому совпадению — рассказывает вдова — вечером, незадолго до трагедии, в районе отключился свет, и перестали работать мобильные телефоны у нее и у мужа. А за несколько дней до гибели Владимир Копыл рассказывал жене, что за ним постоянно следует неизвестная машина без номеров. До пятидесятилетия бизнесмен Владимир Копыл не дожил полгода…

Владислав Гвоздев, Харьков, специально для «УК»

Читайте также: