КАЗИНО И ШУЛЕРЫ – ИГРА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Взгляду неискушенного наблюдателя все посетители казино представляются пусть пестрой, но все-таки безликой массой, которую объединяет лишь азарт игры и желание выигрывать. А понаблюдав за жизнью казино не единожды, да еще в сопровождении опытного «гида», человек с задатками проницатеьности определит, кто здесь случайный посетитель, а кто завсегдатай. А перейдя в самой категории завсегдатаев сможет отличить дилетанта от профессионала. Мифы игры

Не будем подробно останавливаться на причинах, по которым в казино приходят новички. Подогреваемые расхожим стереотипом «новичкам везет», они подчас не могут по ходу игры сказать, выигрывают они или проигрывают. Завсегдатаи – самая многочисленная и стабильная категория посетителей. Именно они способствуют росту и процветанию казино. Они приходят сюда движимые пристрастием к игре как таковой и отчасти призрачной надеждой победы над слепой Фортуной. И только в том случае, когда игра становится единственным источником средств к существованию, игрока по праву называют профессионалом. Именно о них, профессионалах игры, пойдет речь. С точки зрения драматизма, без которого и игра – не игра, они представляют самую интересную группу посетителей.

Просто профи

Но и сам клан профессиональных игроков далеко не однороден. С одной стороны это «чистые профи» — те, кто, как говорится, «владеет игрой», полагаясь исключительно на свой интеллект, опыт и навыки. Их методы абсолютно честны: только детальный учет всех моментов игры, быстрый и точный рассчет шансов «за» и «против» и степени вероятности выигрыша. Все это позволяет говорить о них как об истинных «джентльменах игры».

Типичным стереотипом обывательского восприятия игрока-профи может служить фильм «Маверик». Даже имя главного героя здесь символично: на американском западе так называют животное, на котором отсутствует клеймо владельца. Обычно этот термин используется в отношении независимых, необузданных и импульсивных личностей. Профессиональным игрокам, возможно, как и всем окружающим (хотя и в меньшей степени), импонирует подобное представление. Но как игрок Маверик — вымышленный персонаж, не имеющий ничего общего с реальной жизнью. Настоящий профессионал в жизни не так уж оригинален и романтичен. А если он к тому же ведет исключительно честную игру, — то и не слишком состоятелен. Его постоянно сопровождают нервозность, неуверенность в завтрашнем дне, страх разорения и банкротства. Другая немаловажная деталь жизни профессионального игрока – это каторжный труд и упорство в овладении всеми тонкостями своей профессии. При невозможности на все сто обмануть судьбу, настоящий профессионал способен смягчить ее удары и остаться на плаву.

Если игрок специализируется на карточных играх, то обязан, например, знать все степени вероятности получения той или иной карты и обладать компьютерной памятью, чтобы держать в уме все отыгранные и оставшиеся в колоде карты, что, в свою очередь, поможет ему быстро и точно рассчитать шансы и сделать соответствующие ставки. Многие специалисты игорного бизнеса, в том числе и в киевских казино, могут привести немало примеров подобных интеллектуальных побед. Бывали случаи, когда игроки в «Блэк Джек» могли запомнить все «отыгранные» карты. Для тех, кто не в курсе – в игре находятся 6 колод по 52 карты каждая. И все это – ни на шаг не отходя от кодекса игры. Показателен в этом смысле пример героя Дастина Хофмана в фильме «Человек дождя». Тем не менее, не взиая на свои порой выдающиеся способности, «чистые профессионалы» в виду легальности своих методов не представляют ярко выраженной опасности — ни для казино, ни для соседей по столу. Тут все честно. Чего не скажешь о другой категории профессиональных игроков.

«Рыцари Фортуны»

В этом разделе — про опытных шулеров и их платных помощников.

Собирательный образ шулера всегда был то окутан ореолом романтики, то шлейфом скандалов. Дешевые мелодрамы и бульварные романы буквально нафаршированы романтическими персонажами героев казино – разного рода искателями приключений и сорвиголовами. Но поскольку речь все же о профессионализме, оставим в стороне всякую эмоциональную предвзятость и посмотрим на вопрос с практической точки зрения.Спектр проявлений шулерства необычайно широк – намного шире арсенала fair play, то есть честной игры. Остановимся на некоторых из них подробней.

Многие шулерские приемы основаны прежде всего на отвлечении внимания крупье от процесса игры. Например, на рулетке — сделать ставку после падения шарика, когда выигрышный номер уже известен. Такой вид шулерства не всегда требует особого мастерства и изобретательности. Представьте: идет оживленная игра, за столом почти нет свободных мест. Руки делающих ставки то и дело хаотически скрещиваются над столом. Крупье объявляет сакраментальное «Ставки сделаны, господа!», пытаясь остановить тех, кто все еще засыпает поле жетонами. В тот момент, когда шарик падает, например, в номер 15, с места, обозначающего ставку на черный цвет, соскальзывает рука как бы невзначай оперевшегося о стол игрока. На первый взгляд, ничего особенного не произошло, но при выплате оказывается, что под жетонами стоимостью $2 находится другой, но уже номиналом $500. В этой ситуации так называемая подставная ставка была замечена только благодаря опыту и профессионализму крупье, который зафиксировал и соскользнувшие руки, и ставки, находившиеся первоначально на черном. Он сразу понял, что игрок пытался прибегнуть к испытанному шулерскому методу, подставив так называемый «бутерброд» – ставку из двух жетонов, где нижний, большего номинала, должен обеспечить крупную выплату, а верхний, минимального достоинства, защищает ставку от пристального внимания к ней. Просмотр видеозаписи подтвердил опасение крупье. Учитывается то, что крупные ставки крупье отслеживает и запоминает с момента запуска шарика и до его падения, а жетоны минимального достоинства подозрения не вызывают. Но такой способ эффективен лишь в случае, когда за столом работает неопытный крупье.

Но когда в казино приходят настоящие виртуозы, то порой и опыт крупье не помогает. Год назад в одном из киевских казино появилась группа иностранцев. Прилично одетые, веселые, шумно и крупно играющие, они не вызывали подозрения у менеджеров и крупье. Каждое выпадение номера встречалось шумными возгласами, поздравлениями друг друга и персонала с этим знаменательным событием. Причем всегда кто-то из игроков пытался «помочь» своими руками определить количество выигрышных жетонов на номере, что, естественно, пресекалось персоналом. Но, как в дальнейшем оказалось, этого было достаточно, чтобы номер обрастал лишним количеством жетонов. Все выполнялось очень профессионально и даже театрально, что позволило шулерам спокойно получить выигрыш в кассе и поступить таким образом еще с тремя казино в течение одной ночи. Реальное положение дел определилось только после детального изучения видеозаписи игры, но, увы, было слишком поздно: так называемые «гастролеры» успели покинуть город.

Владельцы казино сталкиваются с подобными проблемами и на карточных столах. Причем речь идет не только о попытках увеличить первоначальную ставку при наличии крупной комбинации на руках, но и об обмене карт между играющими и незаметным краплением карт. Опытному шулеру не составит труда сделать незаметно пометки на рубашке карты – при помощи кольца на руке, а то и ногтем.

По количеству сомнительных ситуаций, возникающих за столом, несомненным лидером является покер, где играют комбинации карт. Именно за покерными столами шулера часто прибегают к услугам платных помощников. В задачу этих людей входит любым способом привлечь к себе внимание крупье в тот момент, когда шулер будет осуществлять замену своих карт. Иногда шулер ограничивается услугами одного помощника, который обменивается с ним своими картами, используя ловкость рук.

Но порой с шулером работают сразу несколько ассистентов. В такой ситуации их функции разделяются. Вот вам пример . В обыкновенный будний день в полупустое в это время казино вошли двое прилично одетых мужчин, легкий акцент выдавал в них уроженцев юга. Поменяв крупную сумму денег на жетоны, они сели за покерный стол. Спустя некоторое время в казино вошла молодая пара. Казалось, мужчина и женщина неуютно чувствуют себя в непривычной обстановке. Робко осведомившись, можно ли поиграть в покер, женщина направилась к столу и села с противоположной от уже игравших мужчин, стороны. Ее спутник последовал за ней. Вновь пришедшие узнали о правилах и как следует делать ставки. И всякий раз, когда мужчины с южным акцентом думали над тем, удваивать ставку или не играть вовсе, женщина «на первой руке» просила объяснить, есть ли у нее какая-то комбинация и правильно ли она удвоила свою ставку. По мере развития событий выплаты на «последней руке» не прекращались, одна редкая комбинация карт сменяла другую, что заставило крупье задуматься над таким странным везением. К тому же непрерывные вопросы женщины стали казаться не столько наивными, сколько просто бессмысленными. Тогда было решено, что за игрой всей группы будет следить не только крупье за столом, но и оператор в мониторной. Разгадать замысел всей компании играющих удалось только при пристальном наблюдении сразу за всем игровым столом. Стало очевидным, что активность женщины всегда приходится на тот момент, когда двое мужчин должны положить карты на стол и удвоить ставку, либо отказаться от игры. Потом стало ясно и то, как именно они обменивали карты между собой. Когда обман был обнаружен, всю компанию выдворили из казино, предложив больше нигде в Киеве не играть. Это — «классический» вариант разделения обязанностей между помощниками. Мужчина и женщина должны были притвориться новичками и отвлечь крупье, в то время как партнер шулера обменивался с ним картами.

Принцип «шерше ля фам» активно используется шулерами, о чем, впрочем, знают и те, кто обязан отстаивать интересы заведения. Красивая женщина сама по себе уже является объектом, достойным того, чтобы отвлечь внимание от хода игры. В одном из киевских казино дезавуировали еще один шулерский тандем. Роль женщины, появлявшейся за игровым столом с мобильным телефоном, заключалась в том, чтобы после того, как крупье перетасует колоду, сделать снос, то есть разделить колоду при помощи пластиковой неигровой карты. Проводя ею по срезу колоды, она успевала заметить и запомнить последовательность нескольких карт. Затем ей вдруг нужно было «позвонить». Телефон с только что набранной комбинацией цифр она клала дисплеем к партнеру. Ее спутник играл «по маленькой», но в какой-то момент резко увеличивал ставку – и стабильно выигрывал. Потом снова играл с малой ставкой в ожидании следующей перетасовки карт.

Самыми опасными для казино являются «коллективы», членом которых выступает сам крупье. Внедрение «своего среди чужих» готовится месяцами, а то и годами, и чем-то напоминает подготовку резидента. Такая скрупулезная работа, впрочем, имеет смысл только в том случае, когда под прицелом находится крупное игорное заведение, которое можно нагреть на миллионы. В отечественных казино, с учетом ограничений максимальных ставок, видеоконтролем и контролем менеджера, вероятность «засылки» гораздо меньше.

К сожалению, любое казино не может полностью обезопасить себя от аферистов. Несмотря на всевозможные картотеки, в том числе международные, куда заносятся данные на выдающихся шулеров, которым запрещено посещение казино, крупье и менеджеры часто сталкиваются в своей работе с виртуозными любителями легкой наживы. Но к чести киевских казино, при известной доле конкуренции между ними, их менеджеры проявляют профессиональную солидарность. И в случае появления «артистов» не просто срочно оповещают друг друга, но предоставляют возможность изучить видеозапись с «демонстрацией мастерства».

Увы, пока существуют казино – заведения по сути своей не благотворительные — будут существовать и люди, стремящиеся «обыграть» казино. И прибегающие для этого к самым изощренным уловкам. Но вряд ли стоит особо огорчаться по этому поводу: ведь без авантюристов и игра, и сама жизнь, которая по сути та же игра, были бы чезмерно скучны.

Ян Медников

Читайте также: