«Пока квартиру отсудишь, борода вырастет…»

Сергей Удод, выпускник четвертого интерната, уверяет, что именно так сказал первый его судья по квартирному делу С.Кичмаренко. С тех пор прошло более трех лет, вопрос до сих пор не решен. Парень скитается по углам. Мы рассказывали историю этого мошенничества в июле 2004 года. Родители у Сережи умерли, мальчик был прописан с дедом в трехкомнатной квартире в доме № 5 на ул. Ицхака Рабина. Дед тоже вскоре умер. Летом 1995 года решением Малиновского райисполкома мальчика определили в школу-интернат № 4, закрепив за ним жилье. В интернате о квартире знали, Сережа регулярно (то один, то с воспитателями) наведывался туда, там находились его вещи — стенка, диван, холодильник, газовая плита. И даже некоторые документы. Соседи Сергея помнили, относились к нему хорошо, они-то и сообщили (это случилось за три месяца до выхода парня из интерната): в квартиру въехали новые жильцы. Когда Сережа с воспитателями примчался в свой дом, он увидел, что замки заменили. Одна из соседок всплеснула руками: «Ой, а тут прошел слух, что ты умер…»

Неустановленная личность, используя якобы потерянный паспорт некоего С. Ю. Савельева, вклеив в документ свою фотографию, 19 февраля 2003 года приватизировала квартиру Сергея Удода (позже выяснится, что подпись должностного лица в свидетельстве о праве собственности просто «нарисовали»), 20 февраля оформила дарственную на некоего Ю. Е. Дворчука — тоже подделав паспорт (этот человек вскоре окажется в местах не столь отдаленных, но не из-за сиротской квартиры), а затем, 22 февраля, квартира была продана гражданину К. Е. Ремперту. Последний, получается, — добросовестный покупатель, сном-духом не ведавший о предыдущих махинациях. Однако и соседи говорили Константину Евгеньевичу, что квартира принадлежит сироте; и паспортистка в ЖЭКе показывала, что мальчик прописан; в конце концов, Сережина воспитательница через несколько дней после произошедшего пыталась усовестить: «Что вы делаете?» К. Е. Ремперт обратился в Малинов»ский суд: нарушаются-де его права как собственника — в квартире прописаны посторонние лица. Судья С. Н. Кичмаренко удовлетворил просьбу: «постороннего» — Сергея Удода — следует выписать. Хорошо, решение суда не вступило в законную силу, когда поднялся шум. Прокуратура опротестовала решение суда, тому же С. Н. Кичмаренко пришлось его отменить. На квартиру наложили арест.

Но это вовсе не счастливый конец. Взрослый человек, бывший моряк К. Е. Ремперт справился с ребенком-бомжом. Квартиру он отремонтировал, Сережину мебель вывез куда-то на

«КАМазе», свою завез. Прокуратура Малиновского района возбудила в середине июля 2003 года уголовное дело в отношении С. Ю. Савельева по факту мошенничества в особо крупных размерах, оно долго ходило по инстанциям. Однако милиция не смогла найти того негодяя, который использовал чужой паспорт для махинации. Приблизительно в то же время, в середине июля 2003 года, Малиновская прокуратура подала в Малиновский суд (судья С. Н. Кичмаренко) исковое заявление о признании дарственной на квартиру № 4 в доме № 5 по

ул. Ицхака Рабина и договора купли-продажи на нее недействительными. Законный владелец квартиры Сергей Удод жил в пригороде, ночевал у друзей, ютился в подвалах. Не раз, как он говорит, приходила ему в голову мысль поджечь и квартиру, и себя вместе с ней. Вселившийся же в «заячью избушку» Константин Евгеньевич четвертую зиму спокойно встречает в тепле и с удобствами. Уже даже представителю службы по делам детей стало жаль «кинутого» покупателя: «У него тоже маленький ребенок…» — было сказано Сергею и его бывшей теперь воспитательнице.

Один Сережа не продержался бы так долго в судебных разбирательствах, но его поддерживала воспитательница интерната Н. В. Лазаренко (на Наталью Васильевну оформлена доверенность вести все дела Сергея), а она обратилась еще и к депутату горсовета В. М. Марковой, которая тоже в помощи не отказала. Дело, наконец, попало к судье С. О. Погореловой, которая посочувствовала Сергею.

К. Е. Ремперт всячески старался тянуть время. Справедливости ради надо сказать, что Константин Евгеньевич предлагал разумный вроде бы вариант: с квартиры снимают арест, он ее продает и покупает двухкомнатную квартиру себе и однокомнатную Сергею. Но этому воспротивилась Наталья Васильевна: если один раз хватило совести обмануть сироту, где гарантия, что это не повторится?

7 декабря 2005 года судья С. О. Погорелова вынесла решение, в котором есть такие строки: «Не один раз судебные заседания переносились по просьбе ответчика в связи с болезнью. Позже ответчик на судебные заседания не являлся…» Договор дарения и договор купли-продажи суд признал недействительными, обязав Ю. Е. Дворчука выплатить К. Е. Ремперту денежную компенсацию в размере 6658 гривень. Ремперта выселить, Удода вселить.

Господин Ремперт, конечно же, обжаловал это решение. И вот уже почти год канитель продолжается. В середине сентября позвонила в редакцию Н. В. Лазаренко: «Идем на судебное заседание, кажется, оно будет последним». Не тут-то было. За 15 минут до его начала Константин Евгеньевич Ремперт подал новое исковое заявление: просит ходатайствовать перед Малиновской райадминистрацией об определении сироты Сергея Удода… в школу-интернат (парню 22 года исполнилось). И еще предлагает поделить спорную квартиру на двоих — коммунальной ее сделать. Пришлось судье отложить дело более чем на месяц.

На последнем заседании в конце октября она поставила вопрос ребром: до Нового года решение будет принято, сирота не должен остаться без квартиры, ищите выход.

Понятно, что судиться устали все. Н. В. Лазаренко предложила К. Е. Ремперту продать двухкомнатную квартиру его родителей и купить на эти деньги однокомнатную Сергею на тех же Черемушках — в жилом состоянии и с мебелью, пусть и подержанной. Константин Евгеньевич сказал, что это дело сложное: родительская квартира не приватизирована. С. О. Погорелова обещала помочь с приватизацией. На том и разошлись до 24 ноября.

К этой истории мы еще вернемся. Хочется надеяться, что новогодний праздник Сергей Удод встретит не в чужой квартире, а в собственной. Однако половина отведенного на решение проблемы срока уже прошла, а на связь с Сергеем никто не выходил…

Татьяна Непомнящая, Вечерняя Одесса

Читайте также: