Отпускникам на заметку: улыбайтесь, вас «кидают»!

Мошенники изобретают все новые способы сравнительно честного отъёма денег. Рассказ о том, как работают «лохотроны» на железнодорожных вокзалах. На примере вокзала Казанского в Москве. Как известно, каждый заключенный имеет шанс на побег, поскольку думает об этом больше, чем его тюремщик. По той же причине у мошенника — увы! — всегда есть шанс «обуть» лоха. В этом наш корреспондент убедился на собственном опыте, столкнувшись с лохотронщиками на Казанском вокзале столицы.

Никогда не разговаривайте с неизвестным

Электричка прибыла по расписанию. Стряхивая обрывки бредятины, набившейся в голову за время путешествия с дачи, я направлялся к метро, как вдруг… Буквально в двух шагах от себя я заметил высокого парня в отличной фирменной белой майке. Парень широко улыбался и шел прямо на меня. В руке он держал здоровенный пакет.

— Доброе утро, как вы относитесь к рекламе? — белозубо улыбнулась белая майка.

— Плохо, — буркнул я, собираясь продолжить путь.

— Попробуем изменить ваше мнение, — парень прямо лучился счастьем. — Мы, программа «НТВ-Плюс» совместно с правительством Москвы, проводим рекламную акцию. Да расслабьтесь, наконец, вас снимают, — он обернулся и помахал рукой куда-то вдаль.

— Где камера? — спросил я.

— Там, — парень махнул рукой на стоящий напротив дом. — Видите рекламу на крыше? Оператор находится как раз между буквами «а» и «и». Длиннофокусный объектив.

Я попытался представить, какого размера должен быть объектив, но не смог. Беломаечный трещал не переставая.

— Так как насчет участия в акции? От вас ничего не нужно — только получить подарки и передать в камеру приветы родным. Где вы работаете? В газете? О, мы с вами коллеги! Я из «Комсомолки», нас привлекли для участия в акции… Ну, держите и улыбайтесь! Это отличный немецкий утюг!!

С этими словами парень торжественно вручил мне объемистый пакет. Тут только краем глаза я заметил, что молодежи в белых майках довольно много. Слева парочка активистов обрабатывала супружескую пару провинциального вида. Я увидел, как супруг принял пакеты, а его спутница зачем-то достала кошелек…

К моему «коллеге» подошла какая-то тетка, на вид — типичная пиарщица. Восторженно поохала, что попался коллега по цеху, и вручила кофемолку в пакете гигантского размера. «А про блендер-то и забыли!…» — спохватился парень, куда-то исчез и через минуту вернулся еще с одним пакетом.

— Помашите в камеру, — кричал он. — Акция — это весело!

Заплатите налоги

— Кончена съемка, отойдем, остались формальности, — сказал парень.

Мы отошли к вокзальной стене, и собеседник вытащил ламинированную карточку абсолютно фирменного вида.

— Держите, это вроде квитанции. Как вы понимаете, подарки бесплатные, но по закону следует уплатить налог с продаж.

Я посмотрел на карточку. В ней приводилась калькуляция. Все подарки, оказывается, тянули якобы на 15 тысяч рублей с мелочью. Налог с них составлял 5 тысяч. Я пожал плечами:

— У меня с собой всего тысяча.

— Ничего, давайте тысячу, — неожиданно охотно согласился мнимый сотрудник «Комсомолки». — Что-нибудь придумаем.

— Я открыл бумажник и вдруг поймал очень цепкий взгляд активиста, которым он ощупал содержимое моего кошелька. Внутри, рядом с тысячей, лежали две десятидолларовые банкноты.

— Ну давайте и доллары, подарков-то вон сколько, — усовестил активист.

Потом сунул в карман тысячу и две моих десятки и профессиональным движением изъял два пакета.

— Налог за все подарки вы не заплатили, — улыбнулся он.

В моей голове включился калькулятор, и только тут я догадался, что меня развели.

— Давай-ка обратно деньги, — сказал я активисту. — Утюг за полторы тысячи я себе и сам куплю…

— Вот это нехорошо, — заволновался парень. — Непорядочно. Посмотрите, сколько людей принимает участие в акции, — он обвел рукой площадь, на которой тут и там белели майки. — Поймите, мы не обращаемся к кому попало, стараемся найти людей состоятельных, — доверительно сообщил он. — Многие даже жертвуют деньги, а вы не хотите расплатиться по-честному…

Но я уже обрел почву под ногами.

— Вы, конечно, молодцы. Такого лохотрона я не встречал, — сказал я. — Но давайте так. Либо возвращайте деньги, либо сюда сейчас приедет настоящая съемочная группа.

Я извлек мобильник и начал демонстративно набирать номер. Парень отклеился, я увидел, что он шушукается с теткой, вручавшей мне кофемолку.

— Леха? — орал я между тем в трубку. — Приезжай на Казанский, тут сегодня лохотронщики работают, классный сюжет… Да-да, я тут торчу… Когда приедешь, минут через сорок, говоришь? Жду!!

Никакого Лехи, который мог бы приехать и заснять безобразие, к сожалению, не было. Я блефовал, но достиг цели. Две личности в белых майках, которые отирались неподалеку и внимательно слушали мой монолог, отошли и примкнули к совещающимся. Постепенно все белые майки сгрудились в одном месте. Ко мне подошел неопознанный активист, сунул в руки тысячу и две долларовые десятки и забрал злополучный утюг. Но мне стало интересно, чем закончится дело. Я снова достал мобильник. Белые майки между тем начали нерешительно уходить с площади. Всего их было человек двадцать. Мимо прошел носильщик, внимательно посмотрел на меня и сказал: «Они здесь часто работают…» А потом из-за спины вырос долговязый кавказец с ртом, полным золотых зубов, и остекленевшим взглядом.

— Тебе вернули деньги? — просипел он. — Вот и вали отсюда, пока живой.

Я не стал играть в героя и с достоинством направился к метро. Возле входа в него лениво курили четверо милиционеров.

— Вы знаете, что у вас лохотронщики работают?

— Не к нам вопрос, — ответили стражи порядка. — Это не наша территория…

Андрей Полунин, Русский курьер

Читайте также: