ГЕИ ВО ВЛАСТИ

Термин “гомосексуализм” (от греческого “homos“ — одинаковый и латинского “sexus“ — пол) — впервые был предложен в 1869 году венгерским врачом Бенкертом для обозначения сексуального влечения к лицам своего пола. Другие названия — педерастия, мужеложество, уранизм, инверсия — у мужчин; лесбианство, сафизм, трибадия — у женщин. Распространенность гомосексуализма среди населения составляет от 1% до 6% (точных статистических данных по вполне понятным причинам нет).Бытует мнение, что гомосексуала можно сразу отличить от других людей по внешнему виду, стилю поведения или каким-либо иным признакам. Это мнение ошибочно. Лишь незначительная часть гомосексуалов ведет себя так, что их гомосексуальность видна “невооруженным глазом”, к примеру, жеманных, манерных, женоподобных геев не более 15%. Остальные ведут себя как обычные люди, и непосвященные не догадываются об их гомосексуальности.

Геи, облеченные властью, в официальной обстановке ничем не отличаются от обычных мужчин, поскольку демаскировка нетрадиционной сексуальной ориентации может повредить карьере. Среди моих пациентов были такие, о которых по внешнему виду, манере держаться и поведению можно было сказать: “Вот это настоящий мужик!” У них высокий социальный статус, с профессиональной точки зрения они на высоте, подчиненные считают, что у шефа “крутой” характер, большинство имеют семью, детей (даже их жены подчас не догадываются о сексуальных предпочтениях супруга), ради маскировки ухаживают за женщинами (преимущественно платонически) или имеют “официальную” любовницу (таковой может числиться секретарша, любая молодая сотрудница или женщина иного круга, которая получает вознаграждение не за сексуальные услуги, а за умение держать язык за зубами).

Вопреки еще одному ошибочному, но весьма распространенному мнению, гомосексуалы “не бросаются” на любого представителя своего пола. Большинство из них общается весьма избирательно. Кто-то из представителей своего пола им нравится, другие нет. Критерии выбора объекта симпатии различны. Для одних имеет значение внешность, для других личностные качества, для третьих — духовная близость, для четвертых — взаимность чувств, для пятых — владение партнером техникой секса. Некоторых гомосексуалов не привлекают люди гетеросексуальной ориентации. Они предпочитают выбирать партнеров среди “своих”, например, из боязни быть отвергнутыми или осмеянными. Или им обязательно требуется, чтобы объект симпатий отвечал взаимностью.

Политикам ничто человеческое не чуждо, в том числе, и склонность к нетрадиционному сексу. Однако, парафраза известной латинской поговорки звучит как “Quod licet bovi, non licet Jovi” — что дозволено быку, то не дозволено Юпитеру.

Давайте посмотрим, чем чревата гомосексуальность человека, облеченного властью.

Самое неблагоприятное следствие — это дискредитация власти. Безусловно, каждый человек в демократической стране имеет право на частную жизнь, однако человек, облеченный властью, это не частное лицо, а государственный муж. В определенной мере он — лицо своей страны. Любой скандал с государственным мужем бросает тень и на само государство, интересам которого он служит. Это в мегаломасштабе. Но и в своей стране политик-гомосексуал вряд ли будет пользоваться доверием большинства населения.

К представителям нетрадиционной сексуальной ориентации наши сограждане относятся по-разному. Наиболее “продвинутые” ратуют за свободу сексуального выбора. Таких меньшинство, причем, многие из них сами являются приверженцами нетрадиционного секса, и именно их голос слышен громче всех — они активно пропагандируют собственные взгляды и благодаря их неустанным усилиям теперь появился новый термин “альтернативное сексуальное поведение”. Есть и сочувствующие, их тоже немного, — являясь гетеросексуалами, они придерживаются мнения, что допустимы любые формы сексуального поведения, если они не причиняют никому вреда. Некоторые считают, что если человек предпочитает лиц своего пола, — это его личное дело, но желательно, чтобы гомосексуальные предпочтения не демонстрировались публично, а реализовывались где-либо, где их никто не видит. Немало у нас и гомофобов, которые настроены к гомосексуалам с откровенной враждебностью. А наибольшая часть населения относится к сексуальным меньшинствам, мягко говоря, без уважения, многие — пренебрежительно-презрительно или с насмешкой. И уж подавно такие люди не захотят, чтобы судьбу страны решали люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Власть должна пользоваться доверием и уважениям своего народа, а ни того, ни другого подавляющее большинство к гомосексуалам не питают.

Демократия в классическом понимании — это признание народа источником власти. Да, при демократии власть большинства должна соблюдать и права меньшинства. И все же, выбирая депутата, мэра, губернатора или любое другое выборное лицо, избиратели желали бы, чтобы их интересы представлял человек традиционной сексуальной ориентации — все же гетеросексуалов явное большинство (если гомосексуалов от 1 до 6%, следовательно, гетеросексуалов от 94 до 99%). Можно предположить, что если бы кто-либо из кандидатов оповестил избирателей о своей гомосексуальности, он получил бы очень немного голосов. То, что некоторые из власть предержащих скрывают свою гомосексуальность от избирателей, — это, в определенной мере, обман людей, которые за них проголосовали, потому что, узнав правду, эти избиратели вряд отдали бы за него свои голоса. Граждане в своем большинстве еще не настолько “продвинуты” в этом отношении, чтобы подобно жителям некоторых западных стран, избрать гея или лесбиянку на высокий пост. Другое дело, если бы в парламенте была фракция сексуальных меньшинств или депутаты от партии сексуальных меньшинств. Тогда все по-честному. Однако подобное сомнительно — даже если все геи и лесбиянки проголосовали бы за таких кандидатов (или партию), вряд ли те набрали бы нужное число голосов.

Мне могут возразить — какое значение имеет сексуальная ориентация для политика, лишь бы он хорошо выполнял свои обязанности. Однако не все так просто. Сексуальность — неотъемлемое качество человеческой психики. Развитие сексуальности человека неразрывно связано с его психической деятельностью, именно потому и называется психосексуальным развитием. Психосексуальное развитие — один из важнейших аспектов индивидуального психического развития, а его отклонения сказываются на всей жизни человека. По Фрейду именно сексуальные силы формируют поведение человека, а либидо (половое влечение) считается основным фактором, определяющим все развитие человеческой психики.

Как говорил один известный острослов: “Секс влияет на умы”. В слегка перифразированном виде этот афоризм можно озвучить так: “Нетрадиционный секс влияет на умы нетрадиционным образом”.

Сексуальность, безусловно, влияет на поведение человека, его самооценку и даже мировоззрение. Если человек вынужден скрывать свои сексуальные предпочтения или подавлять их, это не может не сказаться на его самооценке и поведении в целом. Уже сама по себе аббревиатура GAY (от которой произошло слово “гей”), расшифровывающаяся как “Good As You”, означает “Ничем не хуже тебя”. То есть, подсознательно адепты гомосексуализма, пользующиеся этой аббревиатурой, испытывают комплекс неполноценности (хотя сами в этом никогда не признаются) и многие из них всю свою жизнь с упорством, достойным лучшего применения, доказывают, что “ничем не хуже” гетеросексуалов (их они называют “натуралами”, что само по себе тоже говорит о многом). Вербальное (словесное) утверждение: “Я ничем не хуже тебя”, как правило, свойственно людям, подсознательно ощущающим собственную ущербность; человек, уверенный в себе, не нуждается в словесной декларации — он и так высоко себя ценит.

Безусловно, низкая самооценка и комплекс неполноценности несовместимы со статусом политика. Комплексы тем и опасны, что многие люди их не сознают. Бывает даже так называемая гиперкомпенсация, когда человек предпринимает какие-то чрезмерные действия, чтобы замаскировать свои комплексы, а от этого обычно страдают другие люди.

Один из вариантов гиперкомпенсации, правда, сравнительно безобидный, — пропаганда гей-культуры. Есть энтузиасты, которые отчаянно стараются доказать, что человечество обязано прогрессом именно гомосексуалам — начиная с древних философов и до знаменитых людей наших дней. Они досконально изучили биографии всех знаменитых геев (выдающихся лесбиянок, кстати, не так уж много, в основном, это поэтессы, писательницы) и с пеной у рта доказывают, что гомосексуалы как целое умнее и талантливее, чем гетеросексуалы. Мнение, конечно, спорное, и подавляющее большинство людей с ним не согласятся; талантливые люди есть и среди гомосексуалов, и среди гетеросексуалов.

Многие люди считают, что если бы гомосексуалы не были столь агрессивны в своем стремлении получить то отношение, которого им хочется, то общество в целом было бы к ним гораздо лояльнее. Чрезмерная активность в этом вопросе многих людей раздражает — есть проблемы поважнее, чем проблема симпатии-антипатии к сексуальным меньшинствам.

Оказавшись во властных структурах, приверженец нетрадиционного секса, разумеется, не станет публично доказывать, что гомосексуалы “ничем не хуже”, он имеет возможность помочь своим соратникам более конструктивным способом.

Задумайтесь еще над одним вопросом: почему законодательство в отношении мужеложества было так быстро изменено. Нет, я отнюдь не ратую за то, что мужеложество должно опять считаться уголовным преступлением. Но разве мало в нашей стране насущных проблем, которые нуждаются в законодательных актах? И разве проблема мужеложества более актуальна, чем другие? Однако же ее почему-то рассмотрели раньше других, гораздо более важных для нашей страны. Не догадываетесь, почему? Видимо, нашлись люди, для которых эта проблема была гораздо актуальней остальных интересов.

Изменение взглядов общества на свободу сексуального выбора — тоже результат деятельности людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией, обладающий достаточной властью, чтобы влиять на общественное мнение через средства массовой информации.

В последнее время в прессе и по телевидению все чаще звучит явная пропаганда нетрадиционного секса. Все телепередачи однотипны — показывают интервью с самоуверенным представителем сексуальных меньшинств, который рассказывает телезрителям, что ему нравится его образ жизни, он гордится тем, что он гей или бисексуал, а подача материала свидетельствуют о том, что живется людям с нетрадиционной сексуальностью просто замечательно, чего они и всем остальным желают. Лейтмотивом звучит: “Посмотрите, какие они хорошие, они никого не трогают, никому не причиняют вреда, живут, как им нравится, и давайте оставим их в покое”. Очевидно, создатели телепередачи полагают, что после этого все телезрители прослезятся от умиления и сразу полюбят всех людей, практикующих перверзный секс.

Однако вряд ли стоит винить лишь журналистов. Они просто выполняют заказ. Если “наверху” есть люди, придерживающиеся нетрадиционной сексуальной ориентации, то именно они создают все условия, чтобы эта проблема подавалась именно в том ключе, который им выгоден. “Простые” геи активно пропагандируют свободу сексуального выбора в ограниченном масштабе, а геи, облеченные властью, — более широкомасштабно, влияя на общественное мнение с помощью средств массовой информации. И надо сказать, что они уже многого добились — число “сочувствующих” растет. Растет и число людей, практикующих гомосексуальные отношения. В некоторых кругах, особенно среди молодежи, теперь считается, что человек, не пробовавший секса с представителем своего пола, безнадежно консервативен, а его взгляды на взаимоотношения полов устарели.

Гетеросексуал может стать “сексуальным пенсионером”, достигнув возраста, когда радости плоти его уже не волнуют. Или же, будучи еще в потентном возрасте, но имея одну, но пламенную страсть (например, стремление сделать карьеру), может побороть жало плоти во имя своей цели. Но гомосексуал остается таковым всегда, независимо от своего возраста; даже если гомосексуальные забавы ему уже не доступны (или доступны не в полном объеме), он все равно предпочитает представителей своего пола и остается идейным борцом за свободу сексуального выбора до гробовой доски. А когда он во власти, возможностей для этого у него немало.

Еще одно качество гомосексуалов, недопустимое для человека, облеченного властью, — стремление протежировать “своих”, то есть, геев. Протеже влиятельного лица может быть из его же круга (заместитель, референт, помощник, секретарь, соратник, спичрайтер) или из иного круга, например, актер, певец, художник. “Без гомосексуализма не было бы Голливуда”, — сказала Элизабет Тейлор. Актер получает роль через постель гея-режиссера или продюсера, но и влиятельный политик или госчиновник-гомосексуал может немало сделать для своего любовника (или еще не любовника, а симпатичного ему смазливого молодого человека, которого со временем намерен приобщить к радостям “голубого” секса). “Телефонное право” в современном шоу-бизнесе и прочих отраслях массовой культуры уже не столь актуально, как в советские времена; как и везде, здесь царит власть денег (не секрет, что участие в престижных конкурсах, а тем более, лауреатство, решается, в том числе, и с помощью презренного металла), так что не исключено, что влиятельный покровитель может использовать и материальный фактор. Но вопрос — из своих личных ли средств? Или он проталкивает своего протеже с помощью каких-то иных эквивалентов (например, выделяя денежные средства на какое-то мероприятие, дорогостоящий ремонт или иные нужды организациям, от которых зависит судьба его любимчика, или добившись для заинтересованных лиц налоговых поблажек, или создавая очередной Фонд, куда полноводной рекой польются бюджетные средства, или выделив особняк под создание очередного “очага культуры”)?

Обратите внимание, как много стало на эстраде представителей нетрадиционной сексуальной ориентации. Вряд ли среди вас есть наивные люди, которые полагают, что в шоу-бизнесе можно пробиться без высокого покровителя. Некоторых геев-певцов протежируют геи-продюсеры, а кто протежирует геев-продюсеров? При всей кажущейся самостоятельности шоу-бизнеса без протекции на самом “верху” круто не раскрутишься. Геям нравится видеть на сцене геев. Но вот вопрос: нравится ли это остальным россиянам?.. Мне могут попенять, дескать, у нас свобода, демократия, не нравится — не ходи на концерт, выключи телевизор. А как в отношении подростков, которые ходят на эти концерты и смотрят телевизор, когда родителей нет дома, и избирают таких поп-звезд своим кумиром? Недавно я консультировала 14-летнего подростка, который заявил, что хочет стать эстрадным певцом, а для этого ему всего лишь нужно быть геем и найти себе влиятельного покровителя. И таких ребят немало. Так что не все так безобидно, как кажется на первый взгляд.

Что касается талантов гей-звезд, то тут вопрос спорный. По мнению многих сведущих людей, наше эстрадное искусство ничего бы не потеряло, не будь этих “звезд” на сцене, и с другой, стороны, ничего не приобрело от того, что они есть, и лучше бы все эти щербатые, завитые, подкрашенные, обесцвеченные в блондинов молодые люди, бывшие танцоры и мужья состарившихся поп-див, любующиеся собой смазливые красавчики с нарциссическими повадками занялись чем-нибудь другим, а не пением на сцене — у некоторых голос, говоря словами Чехова, на редкость противный, а другие так и вовсе безголосые, и вместе с тем, у нас немало истинных талантов, которые не смогли себя реализовать, потому что у них нет “голубого” покровителя.

Гомосексуалы предпочитают окружать себя “своими”. Если это обычный человек, то это его личное дело. Но если это человек во власти, то выбор помощников и соратников не по деловым качествам, а по принадлежности к нетрадиционной ориентации, согласитесь, во вред делу. Со “своими” у геев особые отношения, даже если между ними нет сексуальных контактов. “Своего” они никогда не дадут в обиду. Если в коллективе работают гомо- и гетеросексуалы (а так обычно и бывает, потому что ни один гей, облеченный властью, не рискнет окружить себя одними гомосексуалами, потому что боится демаскировки своей сексуальной ориентации), то начальник-гей никогда не уволит и даже не накажет гея-подчиненного, даже если тот не обладает никакими способностями, кроме сексуальных (или смазливой мордашки, радующей глаз шефа). Фаворитизм, как известно, причинил немало вреда еще со времен монархии. И в недавней истории нашей страны тому есть печальные примеры. Правда, и прежнее, и ныне существующее высшее руководство страны, по счастью, относится к гетеросексуальному большинству, однако и среднее звено обладает немалой властью.

Еще одно качество гомосексуалов — ревность. Хотя ревность присуща многим людям, в том числе, и гетеросексуалам, но создается впечатление, что гомосексуалы как целое, более ревнивы к своим партнерам. Для политика это качество, прямо скажем, недопустимое. Политик вообще не должен руководствоваться в своем поведении эмоциями, а уж низменными — и подавно. А ревность — это лютый зверь, который не только не облагораживает человека, но подчас толкает его на необдуманные поступки.

Состоятельных немолодых геев не привлекают старые, дряблые, оплывшие тела их ровесников-гомосексуалов, они предпочитают хорошо сложенных молодых людей привлекательной внешности. Чем смазливее внешность юноши, тем больше риск, что им заинтересуется немолодой гомосексуал. С понравившимся юношей гомосексуалы любезны, обходительны, много обещают — свое покровительство, карьеру или материальное вознаграждение.

Какую бы бурную активность ни проявляли “рядовые” сторонники нетрадиционного секса, их влияние на общественное мнение незначительно. И совсем другое дело, когда гей обладает реальной властью, позволяющей ему использовать свои полномочия и определенные рычаги, чтобы лоббировать интересы сексуальных меньшинств.

“Пусть гомосексуалы демонстрируют свои таланты в опере и балете, на эстраде, в модельном бизнесе, в творческих профессиях, но только не в политике”, — сказал один весьма уважаемый сексолог, и я с ним целиком согласна.

enikeeva.ru Журнал «Президент. Парламент. Правительство», февраль 2001 г.

Читайте также: