Днепр умирает. Часть 2

Согласно кадастру земель, дно Днепра может считаться землей, «временно закрытой водной гладью». Эта норма позволяет многим украинским «нуворишам» возводить элитные дома за счет главной реки страны. За последние годы ситуация южнее столицы развилась до состояния почти что экологической катастрофы. Дамбы и намывные территории грозят селам под Киевом и всему левобережью столицы Украины затоплением… Осушаемая часть Днепра находится на спорных землях. В 1961 году их утвердили как территорию в черте Киева со статусом заказника. Но Обуховский районный совет считает их под своей юрисдикцией, а Козинский сельсовет ими воспользовался – принял решение создать на территории заказника элитный коттеджный городок.

Но, по всей видимости, земли под коттеджи были зарезервированы еще до решения Козинского сельсовета. С 2000 года и по сей день в районе днепровских плавней, то есть будущего городка работают землеснаряды. За это время строители километровым слоем песка засыпали уникальную территорию. Где нерестилась рыба со всего Днепра. Где гнездился редкий вид черного аиста. Все это теперь застроено элитными коттеджами «хозяев жизни».

И это – только один их примеров элитного строительства южнее столицы Украины.

Опыт соседей.

Недавно власти российского Подмосковья инициировали показательный снос коттеджей в поселке «Екатерининские валы» в Солнечногорском районе Подмосковья, рядом с деревней Пятница. До этого владельцы коттеджей в течение почти двух лет безуспешно пытались отстоять свое право на дома, расположенные на берегу Истринского водохранилища. Периодически жильцы вставали на защиту своих коттеджей, когда власти пытались снести их насильно. Например, одна из «показательных» акций сноса состоялась 28 февраля 2005 года, когда в сопровождении судебного пристава и наряда милиции в поселок прибыл лично инициатор проверки поселка – замглавы Росприроднадзора Олег Митволь. Под его руководством трактор должен был снести забор, за которым находились злосчастные коттеджи, а затем и сами строения. Но владельцы коттеджей не подпустили трактор даже к забору. Сотрудники милиции толпились вместе с собственниками, адвокатами, журналистами и не пытались заставить людей уступить дорогу технике. Г-н Митволь грелся в незаконно построенной времянке рядом с забором, а наряд ОМОНа – в автобусах. Через пару часов препирательств все разъехались, и ни одного коттеджа снесено не было.

Спустя почти год те же собственники, ничего и не добившись в судах, добровольно приступили к разбору своих домов. К настоящему времени разобрано два дома, две беседки и баня. Снести эти строения предписывает решение Солнечногорского городского суда от 2003 года, которое владельцам домов не удалось оспорить. При этом люди не получили указаний относительно того, какая именно территория, входящая в состав поселка, принадлежит к водоохранной зоне. «Я думаю, что рано или поздно сноса всех подобных поселков на подмосковных водоемах мы добьемся», — заявил Олег Митволь во время «показательного» сноса коттеджей прошлой зимой.

Поселков, построенных в непосредственной близости от природоохранных территорий — водоемов, парков и лесов в Подмосковье много. Массовую проверку подобных территорий с целью выявления незаконных строений Росприроднадзор начал в 2004 году. Под руководством идеолога проверки Олега Митволя было обнаружено более полутора тысяч гектаров, самовольно захваченных под коттеджное строительство. Владельцы этих коттеджей взяли земельные участки у местных властей в аренду на 49 лет. Поскольку на природоохранных землях дома строить нельзя, Росприроднадзор возбудил сотни дел против нарушителей. В «черный» список попал и поселок «Екатерининские валы».

Интересно, что зачастую коттеджи, возведенные в непосредственной близости от водоема или леса, относятся к наиболее дорогому сегменту загородного жилья. Такие участки стоят на 30% дороже тех, что расположены далеко от воды и не имеют деревьев. В настоящее время в Подмосковье построено несколько десятков коттеджных поселков в природоохранных зонах. Например, можно купить коттедж в 30 метрах от воды, а по закону нельзя возводить дома ближе 50-150 метров от прибрежной зоны.

Перед законом все равны?

Одной из первых российских знаменитостей, чьи загородные владения вызвали живой отклик в душе работников российского Росприроднадзора, была Алла Пугачева. Ее загородная дача, вернее замок, как оказалось, тоже были построены в нарушение природоохранного законодательства. Но если основное строение – непосредственно, замок – было возведено до 1995 года, когда в РФ законодательно был закреплен запрет на капитальное строительство в водоохранной зоне рек и водохранилищ, а потому оно сносу не подлежит, то возведенную уже после 1995 года баню «примадонны» как раз нужно сносить. И снесли. Ведь она была возведена всего в 36,5 метрах от водоема. А должно быть не меньше 50.

Из российских политиков первым на внимание Росприроднадзора «нарвался» Анатолий Чубайс. У которого на даче были похожие такие же проблемы, как и у Аллы Борисовны.

Но если Пугачева и Чубайс, стремясь не «светиться» со своими дачными делами в СМИ быстро ликвидировали нарушения природоохранного законодательства путем сноса и перенесения незаконно возведенных построек, то обычные граждане «шумихи» отнюдь не боятся. Даже наоборот.

Нечастые случаи самостоятельно разбора нарушающих законодательство строений были скорее исключением, нежели правилом. Поэтому, понимая, что такими темпами можно надзирать за природой до застройки последнего свободного метра на берегах подмосковных водоемов, чиновники решили попросту смыть незаконные строения на берегу Москвы-реки. На эту мысль их натолкнули проведенные минувшим летом анализы воды, которые поставили Москву-реку в ряд с грязными водоемами «шестого класса качества». «Высокий показатель индекса загрязненности вод вызван загрязненностью сбрасываемых в водоем вод нитритами, азотом аммонийным, фенолами, нефтепродуктами, органическими веществами, медью, цинком, железом», — сообщается в пресс-релизе Минприроды. Их содержание превышает предельную допустимую концентрацию в 30-40 раз.

Чтобы очистить реку, Минприроды намерено прибегнуть к старой методике – открыть шлюзы и тем самым повысить уровень воды в реке. Это решение было принято на прошлой неделе на специальном совещании руководителя Росводресурсов Хамитова и замглавы Росприроднадзора Митволя.

По словам г-на Митволя, ранее такая профилактика проводилась регулярно, однако затем от нее отказались из-за того, что по берегам реки раскинулись многочисленные незаконно возведенные поселки. Теперь к этому дедовскому и предельно дешевому способу решили снова прибегнуть.

«Есть некоторые застройки, в частности поселок Речник, на которые нет документов, и их нет ни на каких картах. За них мы не отвечаем, — пояснил Митволь. — Эти дома построили очень влиятельные и богатые люди, из-за этого регулярные чистки прекратились. Мы объявили об акции заранее, так что пусть или вывозят вещи, или матрасы надувные покупают. Заодно решим и проблему обеспечения стройматериалом жителей нижестоящих деревень. При этом обычным, законно построенным домам вдоль набережных ничего не грозит».

Это наводнение ждет столицу уже в ближайшие полгода. «Работы по очистке мы планируем на весну 2006 года, то есть у владельцев самовольно возведенных построек есть полгода на то, чтобы самим очистить берега и сохранить имущество», — сообщил Митволь.

Впрочем, пока можно говорить лишь об угрозах. Как рассказал г-н Митволь, в настоящее время проект прорабатывается Росводресурсом. «Ничего сложного тут нет, раньше это было регулярной практикой, немцы так Рейн чистили», — уверяют представители Росприроднадзора.

Правда, прибегнув к силам природы в борьбе с самовольными строения, чиновники могут точно так же нарушить закон, как и застроившие берега реки «влиятельные люди». Ведь только суд может окончательно установить незаконный статус построенных домов, а в случае вынесения такого постановления снос строений должен быть поручен приставам, а не реке.

В противном случае, если Росприроднадзор не видит иного способа очистить подмосковные водоемы, он обязан реквизировать эти дома, возместив их стоимость (ст. 242 Гражданского кодекса РФ). Тогда, правда, очистка реки «дедовским способом» слишком дорого обойдется государству. Впрочем, чиновники не намерены обращаться в суд. «Этих домов формально не существует, это дома-фантомы, поэтому не нужно судебное решение», — пояснил Митволь.

Догоним и перегоним…

Если в России подобную реакцию властей вызывает незаконное строительство коттеджей в пределах водоохранных зон рек и водохранилищ, то какую же реакцию вызвало бы строительство домов вместо рек и водохранилищ? А ведь именно вместо Днепра южнее Киева ведется варварское строительство…

В законном порядке для обозначения территорий, прилегающих к водоемам, используют специальный термин — «рекреационные земли», что в переводе с латыни означает «восстановительные».

Согласно статьям 58-60 Земельного Кодекса Украины, в целях охраны водных объектов вдоль рек, морей и вокруг озер должны устанавливаться прибрежные защитные полосы и водоохранные зоны. Водоохранные зоны – это земельные участки, имеющие границы, а также правовой статус и определенный режим хозяйствования (использования), размеры которых определяются на основании проектов землеустройства. Эти территории необходимы для предотвращения загрязнения, засорения и истощения водных ресурсов рек, озер и других водных объектов. Порядок определения размеров и границ водоохранных зон, а также режим ведения хозяйственной деятельности (использования) на этих территориях определены постановлением Кабинета Министров Украины от 8 мая 1996 года №486 и от 13 мая 1996 года №502.

Данная категория земель (земли водного фонда) имеет довольно специфический, если не сказать особый, статус. Законодательство даже без установления границ автоматически закрепляет за землями, прилегающими к водным объектам, этот статус – земель особого фонда. В случае отвода земельного участка из таких земель требуется согласование данного вопроса с органами, контролирующими использование водных ресурсов (управление водных ресурсов, управление водного хозяйства).

Так же, как и для обычного участка земли, относительно вышеуказанной территории должен быть составлен акт выбора земельного участка, получено градостроительное заключение, заключение органов охраны экологии и природных ресурсов, заключение органов земельных ресурсов, СЭС и заключение органа охраны культурного наследия.

В заключениях СЭС указывается следующее: «Земельный участок пригоден для некапитального строительства зоны отдыха на (столько-то) мест при условии обеспечения сетями централизованного водоснабжения и канализации, а также соблюдения требований ГСП № 173». При этом в заключении службы охраны окружающей среды может содержаться запрет на проведение канализационных и водопроводных сетей.

В Киевской области при строительстве формальности не соблюдались. Желающим гражданам из числа «элиты» отводились участки дна Днепра глубиной до 10 метров. Которые затем осушались, и на песчаных насыпях возводились дома. Эта практика стала массовой. Ведь плох тот «нувориш», у которого нет «хатынки» на берегу главной украинской реки. Распространение коттеджей под Киевом напоминает распространение злокачественной опухоли в здоровом теле. Что, тем не менее, не возмущает госорганы, призванные контролировать выполнение природоохранных норм и пресекать нарушения.

Вы говорите – река? А мы говорим – стоки!

Вода в Днепре по государственному стандарту относится к 6 классу качества, проще говоря – к разбавленным стокам. Точно так же как и вода Москва-реки. Но если воду российской реки еще можно очистить естественным способом, просто открыв шлюзы, то Днепр так не очистишь. Ведь будет затоплено и киевское левобережье, и села под Киевом. А элитные коттеджи, вернее то, что от них останется, еще и до самой Турции доплывет. http://liberation.org.ua/court/print.php?p=5&l

Короче говоря, Днепр погибает. Рыбы все меньше, вода все хуже, а элите все больше территорий требуется под коттеджи. Но есть ли смысл жить там, где все мертво? Там, где все может быть полностью уничтожено первым же сильным паводком?

И главный вопрос: кто остановит экологическую катастрофу в столице и к югу от столицы, если всяк мало-мальски значительный украинский чиновник стремиться построиться в элитной Конче-Заспе?

А также, кто проконтролирует ситуацию в других регионах Украины? Где есть свои «Козины», но о скандалах в которых никто пока и не догадывается? И где какой-нибудь региональный «нувориш» вполне может захотеть «намыть» себе участок под строительство? Например, неподалеку от Херсона…

Дмитрий Фомичев, специально для «УК»

v

Читайте также: