Реформа МВД глазами генерала: попытка — как пытка

Мир меняется, и новое поколение «силовиков», выросшее в новых условиях, будет думать еще прагматичнее, чем поколение предыдущее. И потому возжелает еще больших полномочий, и еще больших ассигнований на содержание себя, любимых. Но это будет уже совсем другая история — история нового жандармско-бандитского государства, фундамент которого закладыватся у нас на глазах. Какое государство, такая и «национальная милиция». Средства массовой информации опубликовали статью генерал-полковника милиции, доктора юридических наук, професора (стандартный набор еще включает звание «заслуженного юриста») Михаила Корниенка «Реформа милиции. Попытка номер три». Эта знаковая для милицейского ведомства статья посвящена путям реформирования милиции в Украине, проблемам, которые накопились за это вряемя, и вариантам их решения. Статья представляет собой набор тезисов, воплощения которых в милицейскую практику желает руководство самой милиции. И хотя бы потому эти тезисы — спорны. Постаремся взглянуть на милициию «непрофессорским» оком, чтобы определить наиболее острые проблемы. И, возможно, предложить иные способы решения этих проблем МВД.

Структура

Одним из главных достижений в реформировании МВД называется одобрение Президентом Ющенко новой структуры милиции. Само по себе президентское одобрение ни о чем не говорит, разве что свидетельствует о хорошем лоббировании «реформирования» со стороны МВД. Президент — не специалист в этой обласли, и было бы целесообразнее говорить об одобрении этой «реформы» со стороны профильного Комитета Верховного Рады. Или же экспертизе авторитетных правозащитных организаций. Но таких доводов в статье М.Корниенко, увы, не представлено.

Зато фигурирует понятие «национальная милиция» — вместо «милиция». Обычно приставка «национальный» дает неплохую надбавку в высших учебных заведениях. Какой логикой руководствовалось руководство МВД, вводя понятие «национальная милиция», автору неизвестно. Но известно, что такого понятия нет в Законе «О милиции»; хотелось бы, чтобы правоохранительные структуры руководствовались в своей работе исключительно законами. Можно предположить, что гораздо привлекательнее для украинской милиции — «приставка» «всемирная» или даже «межгалактическая»; жаль только, что сути это не меняет.

Структура милиции, по мнению М.Корниенко, должна быть усилена. При этом автор ссылается на опыт США в борьбе с преступностью. Для того, чтобы понять, каким образом этот «опыт США» приобретался нашими руководящими милиционерами, расскажу на примере одной из таких командировок.

В 1998 году пять полковников УМВД З-ой области ехали на стажировку в США (возможно, даже с г-ном Корниенко). Так как командировочные на месяц составили солидную сумму (хотя принимающая сторона брала на себя все затраты), то все управление осталось без зарплаты. Тогда первый заместитель начальника этого управления — полковник К. — созвал все управление в актовый зал, куда и вызвал предствавителя МВД. Зарплату управление получило — за счет райотделов, которым не выплатили премии. А полковника К. «ушли» на пенсию. Так что, кому — война (США), а кому — мать родна (тоже США)… А работникам райотделов милиции не платили надбавки к зарплате из-за командировок руководства. Которое, кроме командировок, еще любит лошадей, покупая их для патрулирования улиц, любит строить дома отдыха, новые импортные машины и т.д.

Нельзя согласиться с автором и по поводу охраны общественного порядка, аппелируя к опыту тех же США или Европы. Нигде ни участковывй, ни патрульный не подчиняется федеральному правительству. Поэтому в развитых странах нет аналогов, например, «ГАИ», нет и взяток патрульному. Все эти «низовые» силовые структуры подчиняются местным органам самоуправления: муниципалитеты (магистраты) лучше знают, что и как необходимо охранять «участковому». Пока в Украине не будет муниципальной (местной) милиции, не будет и порядка в селах, маленьких городах. В Германиии, к примеру, патрулирование дорог возможно только с разрешения бургомистра при наличии определенных обстоятельств. Сегодня работники ГАИ несут дежурство там, где укажет их непосредственный начальник.

Вот мнение М.Корниенко о муниципальной милиции: «Лично я скептически отношусь к ее деятельности. Анализировать ее работу можна будет после некоторого периода… Создаваемая «новая милиция» не должна превратиться для местных политиков в «карманную»… Но главное, местная милиция создается для того, чтобы исполнять милицейские, а не жандармские функции».

Законно избранная власть местных советов, как в страшной сказке, силой воображения генерала вдруг превращается в «политиков», а местная милиция — в «карманную, жандармскую». Неужели доктор юридических наук не проштудировал Закон «О местном самоуправлении», и потому ему не ведомы термины, которые содержатся в этом Законе? Кстати, министр МВД также является «политиком», и потому — если следовать логике генерала — может превратить милицию в «карманную» для использования в различных (и личных) целях. Впрочем, «новая команда» так же мало что сделала в борьбе с преступностью, и потому лозунг «бандитам — тюрьмы!» остался только лозунгом: МВД так и осталось «карманным» у «политиков». Фактичеки, пользы от центрального апартата МВД — ноль; и если «офис» на Богомольца завтра закрыть (хотя бы для того, чтобы сэкономить деньги) — преступности в Украине ни меньше, ни больше не станет. Так злословят сегодня в милицейских «низах»…

Я уверен, что сегодня не время усилять МВД, СБУ и прокуратуру новыми полномочиями и колличественно; правоохранительные органы надо брать под жесткий общественный контроль, передавая часть функций органам местного самоуправления. Согласно тому же Плану «Украина -НАТО».

Непонятно, какое будущее ждет органы налоговой милиции и борьбы с экономическими преступлениями. Ведь, кроме этих подразделений в системе ГНАУ и МВД, аналогичные структуры есть и в СБУ. Почему-то реформаторы не обращают внимание на Уголовно-процессуальный кодекс, положениями которого следствие по разным статьям УК распределено по разным ведомствам. С организованной преступностью борется и МВД, и СБУ; с коррупцией — СБУ, прокуратура, МВД. Быть может, лучше обьяснить это Президенту, и просто рспределить обязанности между правоохранительными органами, проведя это решением парламента. И не врать гражданам («пересічним українцям»), что сменой матрацев в борделе можно навести в нем порядок? Кадры-то — те же…

Внутренние войска руководство МВД хочет назвать «Силами оперативного» или «быстрого реагирования». На что эти «силы» должны реагировать? Зачем дублировать или подменять армию? Два -три отряда быстрого реагирования на ЧП в местах лишения свободы не надо называть «силами» — лучше навести элементарный порядок в СИЗО, колониях и тюрьмах. Возможно, руководство МВД не знает, какие порядки насаждают руководители пенитенциарных заведений на местах?

По мнению М.Корниенко, помимо «национальной милиции», структурным подразделением МВД должна стать государственная миграционная служба, в которую должен войти Комитет по делам национальностей. А почему миграционная служба государства не может быть отдельной структурой, и не в составе МВД — как в тех же США и Европе. Какое отношение имеет регистрация беженцев и мигрантов к охране правопорядка или криманальной милиции? Правда, если вооружиться постулатом ,что каждый человек, а тем более, беженец — потенциальный преступник (и мы строим полицейское государство), тогда все логично…

А еще логичнее: «руководствуясь логикой, сюда можна ввести и ряд подразделений Госкомграницы» — пишет г-н Корниенко. Для справки. Граница — дело тонкое; за контроль над границей давно идет борьба между МВД и СБУ, которая закончилась снятием постов МВД на границах и уменьшением обьема взяток руководству МВД (фактически — проиграшем МВД). Но, видно, все-таки хочется взять реванш, прикрываясь защитой интересов рядовых граждан, согласно решений СНБУО и Президента.

Еще один тезис — о службе следствия, которую М.Корниенко видит исключительно в системе МВД, хотя и со сноской — «служба досудебного следствия«. По-моему, в авторских определениях есть изрядная доля цинизма, тем более что автор сам начинал службу следователем . Как можно назвать следствие «службой следствия»? В службе есть начальник и подчиненные, а следователь в своей работе должен подчиняться только закону. В тех же США, на опыт силовиков которых ссылается автор, следствие является отдельным звеном в цепочке: преступление — выявление преступления — следствие — суд. И то, что раскрытие преступления и его расследование находится в одних руках — уже есть грубое нарушение норм международного права, что порождает злоупотребления властью и безнаказанность.

Следствие давно уже пора отделять и от СБУ, и от МВД, и от прокуратуры. Но этого не желают руководители отечественных правоохранительных органов. К сожалению, система првоохранительных органов у нас осталася еще со времен СССР, по сути, не претерпев никаких изменений. М.Корниенко был очевидцем, когда начальника милиции и прокурора сняли с работы из-за того, что они не предупредили преступление (убийство на почве ревности): «Теперь это может казаться смешным, но тогда было не до смеха» — пишет доктор наук.

Правильно: сейчас милиция без контроля со стороны компартии и общественности даже преступления не желает регистрировать, не то что расследовать. Исполняются только приказы (поручения) начальства или услуги, которые будут оплачены . И за это надо дать приставку «национальная»?

Пятый компонент предлагаемого автором «реформирования» скромо назван «обслуживающие структуры». Но самое главное: нет речи о численности каждого компонента, и мы только можем догадываться о численности каждой структуры, которая оплачивается нами фактически несколько раз — из налогов, взяток, поборов в МРЕО или паспортных столах. Пример: предоставление справки о судимости стоит 34 гривны, но никто не знает — за что (калькуляция затрат, а ее обязаны делать в МВД) берут эти деньги. А миллиардные обороты МРЕО — вообще тайна за семью печатями. В МВД даже секретарши носят форму и получают еще большую зарплату, чем оперуполномоченный или участковый в райотделе милиции. Фактически, люди, делая обычную канцелярскую работу, пользуются всеми привилегиями, что и военносужащие. Но эта проблема — проблема численности аттестованных должностей — тоже никого не интересует.

Возьму на себя смелость суммировать мнения «пересічних українців» относительно реформирования структурs МВД:

1. Охрану общественного правопорядка необходимо передать местным советам, создав тем самым реальную «конкуренцию» уличной преступности.

2. Миграционная служба должна быть в подчинении Госкомнациональностей.

3. Следствие должно быть выделено в отдельную структуру, независимую от СБУ, МВД и прокуратуры. Только так мы сможем отделить политиков (руководителей МВД, СБУ, прокуратуры) от соблазна использовать МВД в личных, пусть даже рекламных целях (пример — министр Ю.Луценко: никаких качественных изменений в системе МВД не произошло, но зато саморекламы, громких заявлений, выступлений в СМИ было множество).

4. Помимо упорядочивания структуры, надо навести порядок с пенсиями, которые в системе МВД в последние годы возросли в несколько раз, и сейчас участковый милиционер получает пенсию в 10 раз большую, чем участковый врач или сельский учитель. Этим самым нивелируются трудовые заслуги представителей «немилицейских» профессий в Украине. Разве не дискриминация: 1-й сорт в государстве — работники правоохранительных органов и государственные служащие; 2-й сорт — люди, которые производят национальный продукт и, зарабатывая на большие пенсии «тружеников 1 сорта», сами живут на нищенскую пенсию? При этом грубо нарушается Конституция Украины и законы страны.

А фокус с пенсиями прост: в среднюю зароботную плату работников МВД стали включать все доплаты, что сразу дает рост доходов для расчета пенсии. Хотя ст. 92 п.6 Конституции четко указывает, что виды пенсионного обеспечения регулируются исключительно законами Украины. Но работникам МВД, которые жаждут больших пенсий, Конституция не указ. В расчете пенсии есть даже доплата «на детей» и графа «увеличение пенсии», что свидетельствует о большом гуманизме руковдства МВД к своим работникам. Чего не наблюдается в расчетах пенсий простых граждан.

5. Создать в каждой области за счет государстенного бюджета муниципальную (местную) милицию и передать руковдство ею в органы местного самоуправления. Для того же эксперимента: где преступность будет меньше?

Кадровая политика

Все офицеры милиции, по мнению М.Корниенко, должны готовиться исключительно в ВУЗах МВД. Сразу видно, что автор — следственный работник; он проработал в структуре, где практика — такова: зная КПК и ККУ, надо только взять дело по аналогичной статье из архива и проделать аналогичные экспертизы, и провести аналогичные допросы. Потом зафиксировать работу оперативных служб в формах, предусмотреных тем же КПК.

Совсем другая работа в оперативных службах, где главное — получить достоверную информацию о преступлении. Одно дело — люди, которые пришли на оперативную работу с «гражданки», другое — выпускники «академий» МВД, лидирующих в списках наиболее корумпированых вузов страны. К сожалению, отход от принципа набора в работники милиции граждан, которые отслужили в армии и поработали на производстве, привел к тому, что зайдя в рай- (гор-) отдел милиции, Вы не получите понимания волнующих Вас проблем, сочуствия или понимания, не говоря о помощи в трудной ситуации. Вы сталкиваетесь с людьми, родители кототрых за вступлениетих этих чад в ВУЗы МВД выложили кругленькие сумы. И главная цель, которая не одну сотню раз обсуждается на кухне — вернуть с процентами деньги, вложенные в учебу, и в этом их нельзя винить. Уже поздно винить экс-министра Кравченко, который в свое время раздул систему обучения МВД до невиданных размеров…

Для сравнения: система СБУ не перешла на ведомственный принцип обучения. Там, как и раньше, существует испытанная десятилетиями система рекрутинга — в ВУЗах через агентуру СБУ (преподавательский состав); подбирают для службы лучших студентов. Наверное, поэтому деградация СБУ — не столь заметна, и еще наблюдается (правда, часто имитационная) борьба с корупцией внутри самой службы. Что свидетельствует: в СБУ еще есть люди, которые хотели бы навести в своей организации элементарный порядок.

К сожалению, на главный вопрос — как сделать так, чтобы работник в системе МВД зависел только от результатов работы, а не воли (настроения) начальника — г-н Корниенко так и не ответил. Опыт же государств с развитыми демократическими традициямисвидетельствует: для этого нужно установить контроль над МВД со стороны общественности. На что добровольно никто из руковдства МВД не пойдет, а руковдство страны почему-то не замечает этих проблем.

Правонарушение и наказание

Все функции по выявлению «оборотней» автор предлагает передать структуре, о которой нет упоминания в Законе «О милиции» — «внутреннюю безопасность». Согласно Законов «О милиции», «О прокуратуре» контроль за деятельностью милиции осуществляет прокуратура . До создания собственной службы безопасности в милиции было куда больше порядка — старожилы МВД это хорошо помнят. Служба безопасности была, фактически, создана для борьбы с теми, кто думает иначе, нежели руководство МВД. «Внутренняя безопасность» наделена очень большими правами — увы, незаконно. Одно это говорит о необходимости ее роспуска или внесения изменений в Закон «О милиции», разработке Положения о службе. Но не происходит ни первого, ни второго — ведь мы имеем дело с отечественной правоохранительной структурой!

Намного действеннее было бы создать коллегию при каждом райотделе, которая бы рассматривала факт правонарушения со стороны работника милиции и рекомендовала в отношении проштрафившегося тот или иной вид наказания. Но в коллегию эту стоит непременно включать депутатов, представителей общественности, ветеранов МВД.

«Каждому человеку известно, что в милиции работает больше патриотов, отданных не только делу, светлым идеалам спрведливости, честности. Надо помнить, что в постоянной дискредитации МВД заинтересованы не только криминальные структуры, а и все те, кто не в ладах с законом и в самих низах, и в самой «верхушке» — подмечает автор, расширяя круг недоброжелателей МВД.

Думаю, что криминальные структуры сейчас не заинтересованы в дисредитации МВД; куда более они заинтересованы в продолжении агонии милицейского ведомства, которое уже несколько лет лишь имитирует борьбу с преступностью. «Верхи» же никогда не боялись МВД, пользуясь спецсвязью и «телефонным правом», а «низы» (например, самогонщики, мелкие наркодиллеры) блюдут четкие правила квази-отношений с милицией и «тарифы», и потому так же не заинтересованы в переменах.

К сожалению, в наведении порядка заинтересованы только простые граждане, которые не нарушают законов и исправно платят налоги, которые трансформируются в большие оклады, пенсии, командировки за границу для работников МВД, и справедливо ждут взамен защиты от преступности. А получают лишь обещания, разные шоу в исполнении генералитета и политиков на должности министров. И жгучее нежелание регистрировать и расследовать преступления.

Остается надеяться, что «попытка № 4» реформирования МВД произойдет без участия доктора юридических наук М.Корниенко — даже в качестве консультанта. Хотя и высказанные им мысли — не самое большое зло.

Мир меняется, и новое поколение «силовиков», выросшее в новых условиях, будет думать еще прагматичнее, чем поколение предыдущее. И потому возжелает еще больших полномочий, и еще больших ассигнований на содержание себя, любимых. Но это будет уже совсем другая история — история нового жандармско-бандитского государства, фундамент которого закладыватся у нас на глазах. Какое государство, такая и «национальная милиция».

Александр Омельченко, специально для «УК»

Читайте также: