«Караул, грабят!» Вкладчиков обанкротившихся банков никто не защитит

К середине прошлого года в процедуре ликвидации были «Премьербанк», «Аллонж», «ОЛБанк», «Наш банк», «Ростокбанк» – банки с небольшим количеством вкладчиков-физлиц. И, при этом, ни одного шумного судебного процесса, никого публично не уличили и, судя по последствиям, не посадили. Безнаказанность воров, крадущих «вагонами», была настолько очевидна, что последствия не заставили себя ждать: последний год ознаменовался еще несколькими громкими банкротствами – «Гарант», «Интерконтинентбанк», «Киевский универсальный банк» (КУБ). Пострадали, естественно, вкладчики. О чем думают эти люди, что чувствуют и что намерены предпринять?Вкладчиков обанкротившихся банков жалко. Они же не «Лени Голубковы», не в «пирамиду» какую-то деньги несли… Кто эти люди? Как борются за свои права?

К началу 2000-х выражение «как в банке» как-то незаметно стало для большинства из нас синонимом надежности и сохранности. Украинская банковская система уже переболела «детскими болезнями» и сформировала достаточно стабильный уровень обслуживания клиентов. Правда, было несколько шумных историй, например, с банком «Украина» или со «Славянским». Но случаи были единичны, от них попахивало не экономикой, а политикой, и банкротство этих банков не воспринималось нами, простыми потребителями, как свидетельство ненадежности украинских финансовых институтов. Народ забыл былые фобии типа недоверия к банкам вообще, приобретенные после краха Сбербанка СССР, и понес деньги в коммерческие банки. И, по большому счету, правильно сделал: во-первых, уровень квалификации квартирных воров, судя по статистике МВД, не снизился, а даже вырос; во-вторых, проценты по вкладам – единственный реальный механизм защитить сбережения от инфляции и курсовых колебаний.

Но потом «идиллия спокойных денег» была нарушена. К середине прошлого года в процедуре ликвидации уже были «Премьербанк», «Аллонж», «ОЛБанк», «Наш банк», «Ростокбанк» – банки с небольшим количеством вкладчиков-физлиц. И, при этом, ни одного шумного судебного процесса, никого публично не уличили и, судя по последствиям, не посадили. Безнаказанность воров, крадущих «вагонами», была настолько очевидна, что последствия не заставили себя ждать, и последний год ознаменовался еще несколькими громкими банкротствами – «Гарант», «Интерконтинентбанк», «Киевский универсальный банк» (КУБ). Пострадали, естественно, вкладчики. О чем думают эти люди, что чувствуют и что намерены предпринять – об этом нам удалось поговорить с несколькими из них. «Газета…» начинает серию публикаций, и первая из них посвящена «Киевскому универсальному банку».

Спасение обманутых – дело рук самих обманутых

Начнем с общего для всех банков-банкротов: если раньше каждый обманутый вкладчик переживал свое горе в одиночку, то теперь народ уяснил прописную истину относительно «битья батька», и в каждом обанкротившемся банке создана инициативная группа (ИГ). В нее входят, как правило, люди с высшим образованием, работавшие или работающие на ответственных должностях (в том числе юристы) и разбирающиеся в азах банковского дела. Они проводят встречи с представителями Нацбанка, Генпрокуратуры и т.д., организовывают пикеты у здания НБУ (по четвергам), готовят документы и исковые заявления и, что, пожалуй, самое главное, пытаются участвовать в процессе возврата ликвидной массы (т.е. денег). Удастся ли им это, сказать трудно, но они верят, а это уже немало – тайный дерибан для заинтересованных чиновников становится проблематичным.

КУБ «погорел» на кредитах

Александр Сергеевич Белов, возглавляющий ИГ КУБа, – один из организаторов пикетов возле здания Нацбанка

Зачем собираются эти люди каждый четверг? Основное требование вкладчиков – увеличить сумму компенсации до 50 тысяч гривен, как когда-то обещал г-н Стельмах, поскольку нынешние 15 тысяч компенсации могут удовлетворить далеко не всех. Люди, помимо вклада, рассчитывают и на проценты, ведь они клали деньги на долгосрочные депозиты. Поэтому суммы, фигурирующие в разговорах пикетчиков, намного превышают компенсацию Фонда гарантирования вкладов.

– Я пострадал по двум банкам: по «Гаранту» на 100 тысяч и по КУБу на 16 тысяч. Это свалилось, как снег на голову. Узнал из СМИ о том, что «Гарант» «лопнул», пришел в «Универсальный», и там как раз объявили о банкротстве. При этом присутствовал много людей, мы тут же решили создать общественную организацию по защите интересов вкладчиков. Ведь только в КУБе – 5700 клиентов-физлиц, более 7 тыс. вкладов, – рассказал «Газете…» Белов.

– Почему вы выбрали «Киевский универсальный банк»?

– Во-первых, верил в нашу банковскую систему и НБУ, и ничего плохого не ждал, а КУБ предлагал ставку на 2-3% выше, чем другие; во-вторых, банк рекламировал пенсионное обслуживание, а я был уверен – государство в обиду пенсионеров не даст. Такого исхода никто не предполагал. Банкиры все время убеждали: у нас все хорошо. А сами выдавали кредиты направо и налево третьим лицам. «Своим» лицам… Мы знаем, под какие залоги они выдавались. И теперь наша задача – проконтролировать, как эти залоги изымаются и реализуются. Если деньги вернутся к ликвидатору, нам вернут вклады с процентами, а не только компенсацию.

По словам Александра Сергеевича, компенсация Фонда гарантирования вкладов (15 тыс. грн) удовлетворит около 3 тысяч клиентов, остальные (в т.ч. и те, у кого миллионные вклады) – остаются пока в убытке.

«Такое впечатление, что дальше никто ничего раскапывать не собирается»

Галина Анатольевна (имя изменено, вкладчица опасается, что ее потом могут «защемить», например, поставить последней в списке на выдачу компенсации).

Галина Анатольевна – «потерпевшая» со стажем. КУБ – четвертый банк, который сгорел вместе с ее сбережениями (до этого были Внешэкономбанк – она работала за границей, и заработанное хранилось там; Сбербанк СССР и «Меркурий»). Она тоже «купилась» на высокие процентные ставки, обещанные в рекламе КУБа. И хотя пользовалась услугами другого банка, понесла деньги туда. Рассчитывала, что при минимальной пенсии (Галина Анатольевна вырастила троих детей и не смогла сделать карьеру) будет получать еще столько же в виде банковских дивидендов.

– У меня депозит был до 2007 г. В результате к своим 23 тысячам прирастила бы еще 20,5% годовых и вышла бы на 33 тысячи. Я всю свою жизнь много и тяжело работала, и теперь много проблем со здоровьем. Хотелось и дополнительный доход себе обеспечить, чтобы близким в тягость не быть, да и спасти заработанное от инфляции. Лучше, конечно, было недвижимость купить. Но моя сумма на такую операцию не «тянула». Вот и открыла я депозит в таком неудачном банке. И хотя написала заявление на имя ликвидатора, что, мол, прошу меня признать кредитором, и сумму с процентами указала, на которую рассчитываю, да только надежды мало. Если после 20-го, как обещали, нам выдадут 15, то это мои сбережения не спасет. Вот и собираемся под Нацбанком. А то в Европе, если банк «лопнул», дают 20 тысяч евро, а у нас – чуть больше двух. Я-то вклад свой разделила на две части, на всякий случай. Вот одной и лишилась, – рассказывает Галина Анатольевна. Надо признать, довольно спокойно. Видимо, рассудительность уже сменила волнение и горечь.

По словам вкладчицы, банк должен своим клиентам около 121 миллион гривен. Ведь есть среди них и миллионеры. А еще пожаловалась Галина Анатольевна на бездействие тех, кто должен был бы по долгу службы заниматься банкирами-кидалами. ИГ и на судах присутствовала, и на приемах зампреда регионального отделения НБУ Медведева, но кроме недоумения, ничего из этих заседаний не вынесла. По словам Галины Анатольевны, виновных отпустили под подписку о невыезде, клиентам закрыли доступ к информации, а предприятия-должники банка тем временем меняют юридические адреса.

– Такое впечатление, что дальше никто ничего раскапывать не собирается, все отошли от дела. Мы уже завидуем обманутым инвесторам «Элита-Центра», о них хотя бы говорят. А о нас все забыли, – закончила свой рассказ Галина Анатольевна.

Инна ГригорьеваГАЗЕТА ПО-КИЕВСКИ

Читайте также: