В Крыму и полста лет назад «ширялись»…

В милицейских анналах есть информация об употреблении внутривенных наркотиков, в основном опия, и в 70-е, и в 60-е, и даже в 50-е годы. Но наркобизнеса в Крыму как такового в современном понимании тогда не было. Система наркодоставки, сбыта и употребления выглядела примерно так. Несколько наркоманов скидывались и отправляли курьера на Западную Украину за маком. Там в 60 — 70-е годы стакан можно было купить за 2 рубля, а в Крыму уже он мог стоить 5. Привезенное маковое сырье распределялось между вкладчиками. Торговля была скорее исключением, чем правилом. Каждый получатель сырья сам же и готовил себе «ширево». Наркомания тогда распространялась по криминальным каналам — в основном среди ранее судимых.

В 60 — 70-е годы среди этого криминально-наркоманского контингента имелись свои авторитетные личности, так сказать, прообразы будущих крымских наркобаронов. К примеру, закоренелый вор Исаак Соломонович Гольштейн — «погоняло» (кличка) Изот. Этот гражданин первый раз сел за карманную кражу во времена Сталина и отбывал свой срок еще в системе ГУЛАГа. В местах не столь отдаленных Изот познакомился с маком, а чуть позже сел на иглу.

В 80-е годы мало что изменилось, хотя число наркоманов заметно увеличилось. Причем это были уже не только и не столько криминальные элементы, сколько представители практически всех слоев населения, даже дети первых партийных боссов полуострова.

Коренной перелом в распространении наркотиков пришелся на рубеж 80 — 90-х годов. Развал некогда могущественной страны, бардак в экономике и социальной сфере, неопределенность будущего и, как следствие, потеря жизненных ориентиров привели к тому, что многим нужно было забыться. Тогда ломалась не только страна, но и души. Немалая часть наших соотечественников в качестве ухода от реальности избрали наркотики. В те годы, по полуофициальным данным, количество наркоманов увеличилось в 6 — 7 раз, а по неофициальным — в десятки. Спрос рождает предложение. Тягу народа к наркотикам вовремя уловили предприимчивые наркоманы. Именно из их среды вышли первые наркопредприниматели. Ведь тогда только они знали, где взять и как приготовить.

Период конца 80-х — начала 90-х стал стартовым для наркобизнеса. Государство, точнее, государственные мужи этот процесс проморгали. Собственно говоря, и не до этого им тогда было: шел повальный дерибан госимущества, раскручивался маховик первоначального накопления капитала, рождались и закреплялись первые ОПГ. В тот период преступления, связанные с наркотиками, чуть ли не приравнивались к мелкому хулиганству, а их документирование было делом достаточно сложным, так что правоохранители на наркоту смотрели сквозь пальцы. Все это привело к развитию наркомании и наркобизнеса в невиданных ранее размерах.

У истоков крымского наркобизнеса стояли личности, по-своему уникальные. К примеру, симферополец по кличке Федя Цыган. Федя (тогда ему было 50 лет) — глава семейства из 48 человек, сам сидел на игле, большинство его родни тоже. Цыган в период «перелома» развил бурную деятельность по доставке и распространению маковой соломки в Симферополе. У него было несколько «торговых точек» в районе старого города. Но по-настоящему Федор прославился своими ноу-хау в области наркотрафика. Он первый начал использовать автомобильные прицепы с двойным дном. Федя разработал целую систему доставки наркотиков «верблюдами» (курьерами). «Верблюд» должен был внешне соответствовать определенному имиджу, к примеру, женщины-крестьянки, убогой бабушки или сельского парня-лоха. На такие личности милиция, как правило, внимания не обращала, и они доставляли наркотики беспрепятственно.

Среди наркодельцов выделялась некая мадам Людка Рычиха. Рычиха тоже начинала с соломки, но известность получила, начав распространять в Симферополе внутривенный наркотик «джеф». Это был прорыв в наркобизнесе. «Джеф» готовился не из привозного сырья, а из препаратов, покупаемых в аптеках, в основном из уже забытого салутана. Кстати, на «джефе» Люда и сгорела.

На рубеже 80 — 90-х годов прославилась и такая наркоторговка, как, извините, Аня Говновозиха. Объемы доставляемых и реализуемых ею (через своих людей) наркотиков были, пожалуй, самыми значительными. Аня имела известность далеко за пределами Крыма. Как-то автомобиль правоохранителей остановила крутая иномарка с московскими номерами. Из иномарки вылезли четыре мордоворота и поинтересовались у стражей правопорядка, где найти Аню. «Мы больные люди, — сказали москвичи. — Надо подлечиться, а по московским базарам знаем только одно спасительное имя в Крыму — Говновозиха!»

Большой прорыв в наркоторговле связывают и еще с одной симферопольской «бизнесменшей» Лилей Сырцовой. На рубеже 80 — 90-х годов она первая начала торговать не маковой соломкой, а готовым ацетилированным опием («ханкой»). Прибыли Лили резко взлетели и были на порядок выше, чем у других. Клиенты к Сырцовой валили буквально толпами. Говорят, что у ее «торговой точки» на улице Володарского очереди стояли, как в винно-водочные магазины во времена перестройки. Лиля первая из наркоторговцев ушла под «крышу» ОПГ. Ее прикрывала небезызвестная группировка господина Иванова, первого и последнего крымского претендента на звание «вор в законе».

Тепличные условия для наркобизнеса привели к тому, что наркомания и прибыли наркоторговцев росли как на дрожжах. Естественно, государство на это должно было отреагировать. В 1993 году на уровне МВД Украины создаются отделы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН). Именно эти подразделения были призваны вести борьбу исключительно с наркобизнесом. До этого с наркоторговцами сражались те оперативники, которые одновременно ловили карманников. В Крыму первый ОБНОН появился в 1994 году. Однако создание ОБНОНов на ситуацию повлияло мало — законодательная база оставалась старой. Настоящий прорыв в борьбе с наркобизнесом произошел в 1995 году, когда был принят пакет необходимых законов, в том числе урегулирована такая процедура, как оперативная закупка наркотиков. Решительные действия милиции, подкрепленные соответствующей законодательной базой, не позволили наркобизнесу и наркомании развиться до повальной эпидемии. Но и наркобизнес не дремал. С 1997 года практически все наркоторговцы с маковой соломки перешли на «чеки» (пластилин экстракционного опия). «Чеки» легко приготовить за 15 минут (соломка готовится 1,5 часа), спрятать и сбыть.

В настоящий момент наркобизнес уже не тот, что был 15 — 17 лет назад, и способы доставки кое в чем изменились, и хранение, и сбыт. Да и «крыши» сейчас несколько иные. Но наркоторговля так и осталась преступлением против человечества, когда-то взявшим большой разбег. Ныне «осовременившись», она по-прежнему несет одним сказочные прибыли, другим — горе и смерть.

ДМИТРИЙ ФЕДОРОВ,

Первая Крымская

Читайте также: