ОПАСНЫЙ МЕТРОПОЛИТЕН

“Это был кошмар: вся земля от Дворца спорта до входа на станцию метро была покрыта телами. Не было видно ни земли, ни травы – только тела. Их укладывали на обочине дороги. Кто-то был без сознания, а те, кто мог, пытались приводить их в чувство… Но многие, к сожалению, уже были мертвы…Парень, который оказался в самой давке, рассказывал мне, что его прижало к стенке, и он по поручню, а где и по головам выбрался на мраморный парапет перехода. Кто-то подал ему руку и вытащил наружу. Парень нервно курил и все повторял, что родился в рубашке. Говорит, последнее, что запомнил, это мужчину, который нес на руках ребенка и кричал изо всех сил: “Не задавите ребенка!” Спустя долю секунды толпа накрыла ребенка…”Приведенный выше отрывок из воспоминаний очевидца трагедии в Минске – свидетельство того ужаса, который пережили жители белорусской столицы летом 1999-го года. Тогда, 30 мая, в подземном переходе станции метро “Немига” произошла давка. Укрываясь от ливня, в метро хлынула публика, в основном – молодые люди, пришедшие на концерт под открытым небом. Под тяжестью тел встала “дыбом” чугунная решетка ливнестока, что лишь усилило давку, переросшую в свалку. За считанные минуты насмерть были затоптаны или раздавлены 53 человека (в основном, женщины и дети), еще сотни получили ранения. Был объявлен государственный траур…

Если кто-то и учел уроки минской трагедии – то явно не киевские городские власти.

Давка в киевском метрополитене в последние годы принимает угрожающий характер. В часы пик, особенно – утром (с 8 до 9 часов) и ближе к вечеру (после 16-ти), на “узловых” станциях – столпотворение. Чрезмерная скученность пассажиров наблюдается в переходах между станциями “Площадь Льва Толстого” и “Дворец спорта”, “Золотые ворота” и “Театральная”, чуть меньшая – между “Майданом независимости” и “Хрещатиком”. Бывают дни, когда люди, плотно прижавшись друг к другу, десятками минут семенят на цыпочках, преодолевая несколько десятков метров подземных тоннелей и ступеней, ведущих к ним. Огромное скопление пассажиров на платформах метрополитена наблюдается в часы пик и на конечных станциях — “Героев Днепра”, “Лыбидская”, “Академгородок”. Станция “Вокзальная” – случай вообще клинический. Вестибюль ее едва успевает поглощать толпы пассажиров пригородных электричек..

Не раз попадая в подземную “пробку”, жадно глотая спертый воздух замкнутого пространства и будучи сжатым со всех сторон такими же бедолагами, ловил себя на мысли: “Стоит только какому-нибудь идиоту в этой толпе взорвать петарду и вякнуть “Аллах акбар!” – и будет у нас “ходынка” похлеще минской. Сценарий последующего развития событий (многократно подтверждено практикой катастроф подобного рода) будет таков: толпа инстинктивно хлынет в сторону выхода (входа) и собьет с ног нескольких человек. От чего первые ряды в толпе отпрянут назад – чтобы не раздавить упавших. Задние ряды будут продолжать напирать, и толпа придет в беспорядочное “броуновское” движение. Минские медики, изучавшие клинику последствий “ходынки” у “Немиги”, констатировали огромное число черепно-мозговых травм, сотрясений головного мозга у потерпевших. И это на “фоне” переломов конечностей и ребер, массовой потери сознания у сотен людей – от болевого шока и удушья. Специфика травматизма во время давки в толпе такова, что, пытаясь как-то высвободиться, вырваться из западни, люди судорожно дергают головами, соударяясь ими и нанося друг другу тяжелые травмы. Очевидцы трагедии у входа в метро “Немигу” как раз и слышали этот жуткий звук, напоминающий удары шаров на бильярдном столе – это был “перестук” голов…

“Армагеддон” повторяется…

Вы скажете: “Бред!” – и будете неправы. В том, что массовой давки в киевском метрополитене не произошло, отнюдь не заслуга городских властей, в чьем ведении пребывает столичный метрополитен. Скорее, до сих пор киевлян и гостей столицы берегло чудо. Совсем недавно Киев уже был на пороге трагедии. 14 июня нынешнего года ранним утром женщина с тележкой – “кравчучкой” парализовала эскалатор на “Вокзальной” — одной из самых загруженных станций. Тележка зацепилась за гребенку эскалатора, и он остановился – попадали люди, но, к счастью, обошлось без травм. Срочно пришлось одну из двух лестниц, работавших на подъем, переключить на спуск. Чтобы уменьшить стремительно нараставшую давку, часть поездов следовало мимо “Вокзальной”. Возобновить работу эскалатора удалось только спустя три часа. Все это время на перроне стояла плотная – голова к голове – озлобленная и обескураженная одновременно толпа. Трагедии удалось избежать благодаря слаженным действиям как сотрудников метрополитена, так и железной дороги. Обошлось без паники – и это было то самое чудо, не поддающееся никакому здравому объяснению.

К катастрофе в метрополитене с многочисленными человеческими жертвами может привести не то, что возгорание, — задымление. Которое и может стать катализатором пагубной паники, предваряющей хаос. В случае же – не дай Бог! – возгорания в метрополитене развитие ситуации будет носить однозначно катастрофический характер. И действенной помощи пассажирам ждать попросту неоткуда. Ибо сам спуск пожарных и спасателей по обесточенным лестницам эскалаторов (при пожаре объект, как правило, обесточивают), как показали учения киевских огнеборцев на станции метро “Университетская” во второй половине 90-х, занимает 25 минут. Быстрее пожарный расчет с тяжелым снаряжением и кислородными баллонами на станцию “глубокого залегания” спуститься просто не может! Еще сколько-то времени потребуется на разведку ситуации и установление очага, характера и масштабов возгорания. А как эвакуировать раненых? И много ли времени пройдет, чтобы продуктами горения отравятся все на станции находящиеся?

Случай в Минске – далеко не уникален. Уже после трагедии выяснилось, что “Немига” уже переживала подобное столпотворение раньше — 6 июля 1997 года. Тогда в давке, возникшей в подземном переходе после дождя, был затоптан насмерть старик-пенсионер. Но выводы сделаны не были.

В двух случаях причинами давки в метро, приведшей к смертям людей, послужили пожары. 14 ноября 1987 года на одной из “веток” лондонского метрополитена пассажиры почувствовали запах дыма. Огня никто так и не увидел, но люди, прибывшие на перрон станции Кинг-Кросс, в панике бросились к выходу, топча тела упавших. Тогда на выходе из станции погибли 37 человек, более шестидесяти получили увечья. В 1995 году в метро столицы Айзербайджана Баку загорелся четвертый вагон поезда. В результате в огне, но больше — в давке на выходе, погибли 289 человек, в том числе 28 детей. Ранено 269 человек.

Импульсивность и отсутствие жизненного опыта приводят к тому, что в результате давки, вызванной большим скоплением народа, страдает молодежь. Характерный пример — давка в Червонограде Львовской области. Где в узком проходе кинотеатра “Украина” после окончания сеанса фильма “Армагеддон” столкнулись ученики местных школ. Одни входили в кинотеатр, а другие выходили после просмотра широко разрекламированного фильма. В давке погибли четверо подростков, около двадцати получили увечья. “Сытую” и размеренную Европу также постигали подобные несчастья. Так, в одном из ночных молодежных клубов Гетеборга (Швеция) возник пожар. В клубе находились более 400 человек. Увидев дым, молодые люди бросились к выходу и окнам; свыше шестидесяти человек погибли в давке и от ожогов. Часто подобное происходит на стадионах по окончании спортивных матчей или концертов. Времена СССР – не исключение. В Москве после матча между юношескими сборными СССР и Канады 10 марта 1975 года молодые болельщики бросилось к автобусам с гостями из Канады за “сувенирами”. Погиб 21 человек, в основном — молодые парни, около шестидесяти пострадали. 20 октября 1982 года московский “Спартак” встречался в матче Кубка УЕФА с голландским “Харлемом”. Десятки тысяч болельщиков пришли в тот на стадион “Лужники” поддержать своих любимцев. Спартаковцы проигрывали голландцам, матч близился к завершению. Тысячи любителей футбола уже стали покидать спортивную арену, как вдруг, на последней минуте матча, москвичи сравняли счет, забив второй мяч. После чего толпа, уже покидающая стадион, рванулась назад и вызвала давку на обледеневших бетонных ступеньках. Точное число погибших в тот день до сих пор неизвестно — предположительно около 740 человек. Такая же стория имела место и в Беларуси 29 сентября 1979 года. На минском стадионе “Трактор” игрался матч высшей союзной лиги между минским и московским “Динамо”. Спонтанно возникла давка, и вся лестница, ведущая на трибуны, была устлана окровавленными телами. Погибли 4 человека, 30 получили ранения.

Чтоб избежать “ходынки”, нужно…

Специалистами уже подсчитано, что за время поездки среднестатистический пассажир проводит в сооружениях метрополитена от 25 до 40 мин. Из них примерно половину времени он находится непосредственно в подвижном составе. А все остальное время затрачивает на подход к подвижному составу, включая спуски “под землю” на эскалаторах, на ожидания прибытия метропоездов, на посадку и высадку из вагонов, на пересадки, на подъем на поверхность и выход в город. Провозная способность электроподвижного состава значительно превышает провозную способность эскалаторов. Поэтому возле входа на эскалаторы в часы пик и возникают “пробки”. Это – “узкие места” любого, даже самого современного, метрополитена. Они затрудняют посадку на эскалаторы и заметно увеличивают время, затрачиваемое пассажирами на спуск к вагонам и подъем в город из глубины станций.

Каков же выход из создавшейся в столичном метрополитене ситуации? Российские и белорусские специалисты, проанализировав причины возникающих в “подземке” давок, давно огласили “рецепт”. На многих станциях метро, особенно – “узловых” — нужны дополнительные выходы. В том числе, и для скорейшей эвакуации пассажиров и персонала в случае ЧП. Радикальная мера — строить дополнительные выходы с тоннелями большего диаметра и большим числом эскалаторов.

Еще один путь решения проблемы, никак не исключающий первый — создание эскалаторов нового поколения с уменьшенными габаритами. Установить в старом тоннеле четыре эскалатора вместо трех или пяти вместо четырех при современном уровне технического развития не составляет больших проблем. Например, в Будапеште при замене эскалаторов старого поколения вместо трех старых поставили четыре новых.

Что-либо подобное делается сегодня в киевском метрополитене? Нет. А о том, чтобы обустроить платформы хотя бы “кризисных” станций автоматизированной системой посадки, закрывающей от пассажиров глухой стеной рельсовые пути под высоким напряжением – и речь не заходила. Если навалится толпа – с платформы на рельсы могут быть сброшены люди. О последствиях – лучше не будем…

Прискорбная – с точки зрения безопасности пассажиров киевского метрополитена – ситуация вряд ли изменится к лучшему в ближайшее время. Поэтому «УК» предлагает своим читателям ознакомиться с характерными тенденциями и особенностями паники, порождаемыми психологией толпы – в изложении американского психолога-исследователя Е.Карантелли. Во-первых, паническое бегство всегда направлено в сторону от опасности (никто и не пытается противодействовать). Во-вторых, направление бегства при панике не является случайным (выбор знакомой дороги или той, по которой направились другие). В-третьих, при паническом бегстве самые сильные социальные связи могут быть прерваны: мать может бросить ребенка, муж — жену, а люди становятся неожиданным источником опасности друг для друга. Человек, охваченный паникой, останавливается только тогда, когда полагает, что оказался вне опасной зоны. Он плохо соображает, не ищет альтернативных решений и не осознает последствий своего решения.

Остановить толпу может только сильнейший эмоциональный тормоз или чудо.

Как не пострадать в давке

Если бы пострадавших заблаговременно ознакомили с правилами поведения в случаях возникновения давок и толкотни, это спасло бы не одну жизнь.

Лучше всего избегать мест скопления народа. Даже если вы собираетесь на праздничное гулянье, надо заранее позаботиться о своей безопасности:

— туда, где собирается толпа , в которой могут быть подвыпившие люди, не брать с собой детей;

— зараннее выложить из карманов колющие и режущие предметы;

— постараться обойтись без галстука, шарфа, косынки на шее, высоких и неустойчивых каблуков. «Излишества» вроде золотых цепочек, больших колец, широких поясов и т.п. могут стать «орудием» от которого можете пострадать вы или окружающие;

— заметив компанию, находящуюся в состоянии наркотического или алкогольного опьянения, постараться отойти от нее подальше — именно поблизости от таких групп легко возникают конфликтные ситуации — драки, толкотня и т.п., могущие привести к давке;

— в случае возникновения давки стараться любой ценой оставаться на ногах. В случае, если вы не можете справиться с давлением толпы, лучше попытаться прижаться к вертикальной поверхности (например, стене) — несмотря на то, что так тоже можно получить травму, это все же лучше, чем упасть. Упавшие, как правило, не имеют шансов на благополучный исход.

Александра Павлова «УК»

Читайте также: