БУДУЩЕЕ – ЗА ПРЕСТУПНОСТЬЮ КОЛЛЕКТИВНОЙ!

Уникальная монография “Организованные преступные группы Украины” раскрывает тайны отечественного криминального мира. Единственная в Украине научная работа подобной – специфической — направленности осуществлялась на деньги…американских правоохранителей. Причина банальна. После распада СССР в странах Западной Европы и США появились организованные преступные группировки, созданные выходцами из России и Украины. Структура этих групп была совершенно не похожей на стандартную модель местных преступных сообществ. Та же американская полиция успешно громит ОПГ после ареста ее лидера. Другое дело — банды славянского “разлива”. После задержания главаря “славянской” ОПГ его место уверенно и быстро занимает “положенец” (ставленник лидера, просто авторитетный в криминальном сообществе человек, — прим. авт.). Который и осуществляет руководство группировкой согласно указаниям находящегося в неволе “первого лица”, а то и вовсе без оных. Измаявшись, американские правоохранители обратились к украинским коллегам с просьбой предоставить в их распоряжение сугубо научный материал. Монографию, раскрывающую психологию, традиции, структуру и методы “работы” “типичной украинской ОПГ”. Чтобы, “подковавшись” теорией, дать бой “славянской”преступности с научно обоснованных позиций.О происхождении и традициях итальянской мафии, китайских триад и японских борекудан криминологами и беллетристами написаны тысячи научных трудов и художественных книг. Чего не скажешь об истории русско-украинской преступности, чья “родословная” так и не систематизирована. Когда и где появилась пресловутая “воровская идея”? Какие изменения произошли в бандитском движении нашей страны за последнее десятилетие? Возможно ли спрогнозировать развитие и мимикрию преступности и выработать тактику превентивных действий, минимизирующих негативные последствия этого явления?

С этими вопросами автор «УК» обратился к Анатолию Ярмышу, профессору Национального университета внутренних дел, автору первого отечественного исследования “Организованные преступные группы Украины”.

Эх, дубинушка, ухнем!

— Помогло ли проведенное исследование найти ответ на вопрос о том, где и когда сформировалась русская, и, соответственно, украинская криминальная идеология?

— На наш взгляд, прафеноменами русской ОПГ являются…крестьянская община и рабочая артель. И не только как особые формы социального устройства, но и как сообщества, которые передали криминальному миру своеобразную философию и мировоззрение народных низов.

— Весьма смелое утверждение…

— Русская крестьянская община являлась, по сути, своеобразной ассоциацией пользователей земель. Все вопросы коллективной жизни решались на сельском сходе большинством голосов. А право голоса имел каждый взрослый мужчина. При этом, посягательство членов общины на имущество других общин, казенную или городскую собственность не рассматривалось как серьезное правонарушение. Снисходительно, напрмер, народная этика воспринимала и потраву чужих полей, самовольную охоту и рыбную ловлю, похищение плодов с чужого огорода. Более того: мошенничество в отношении “чужаков” часто являлось предметом похвальбы. Вышедших из общины разбойников народная молва превращала в героев.

— А что предпринимала община, если такой “герой” поджигал ее сарай или уводил общинных лошадей?

— Виновного в краже из общины “судили” на сельском сходе и жестоко наказывали. Каким образом? Некоторым даже выносили смертный приговор. Других — пытали. Например, выкалывали глаза, привязывали за ноги к лошади, которую затем пускали вскачь, “живьем” сдирали кожу. Кстати, в известном словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Эфрона отмечено, что в течении одного года только в Тобольском округе пострадали от самосудов 200 человек!

— Как относились к самосудам местные власти?

— Скорее всего, они даже не знали о происходящем в общине. Жаловаться властям запрещал неписанный закон крестьянской общины.

— Согласна, что в устоях крестьянской общины отражаются основные принципы современной воровской идеологии: равенство, лояльное отношение к воровству, самосуд. А как же пресловутая воровская взаимопомощь?

— Община активно помогала малоимущим членам. Семьям, которые по тем или иным причинам остались без мужчины — кормильца.

— Но можно ли в таком случае рассматривать устои рабочей артели как прафеномен русской воровской идеологии? Ведь рабочие артели в России появились гораздо позже крестьянских общин?

— Действительно, позже. Но ядро рабочей артели составляли “насквозь” пропитанные духом крестьянской общины выходцы из села. Как и крестьянская община, так и артель несла ответственность перед своими рабочими. А рабочие – перед артелью. Лидера артели выбирали большинством голосов. Он ведал общей кассой, в которую каждый рабочий должен был отдавать часть заработанных денег.

— Проще говоря, “общак”…

— Да, если использовать терминологию современного криминального мира, этот обычай можно назвать созданием “общака”. Отмечу так же, что уже во второй половине 19-го столетия в России появились первые артели нищих, воров и конокрадов. Внутреннее устройство этих сообществ отличалось – в отличие от артелей крестьянских — тоталитарными тенденциями. Из них было невозможно выйти. В них строго охранялись тайны, беспрекословно исполнялись приказы лидера. В эти же годы были замечены первые факты раздела территорий между различными артелями. Тогда же было решено, что преступники должны придумывать друг другу клички. Возник знаменитый криминальный жаргон – “феня”.

Урка жигану не товарищ

— Если я не ошибаюсь, такая структура преступных групп просуществовала лишь до Октябрьской революции. Затем в криминальном мире произошли существенные изменения. В специализированных работах упоминалось о войне между “жиганами” и “урками”…

— Вы не ошибаетесь. Каждый исторический поворот и смена социально-экономических условий сопровождается борьбой элит. В том числе и преступного мира, и криминальных идеологий. Более того, эти процессы происходят при прямом участии государственной власти! Так, войну между “жиганами” (горожане, которые занимались мошенничеством и фарцовкой во времена НЭПа, т.е. совершавшими экономические преступления с точки зрения уголовного законодательства тех лет — прим. авт.) и “урками” (преступники, приехавшие в город из провинции, — прим. авт.) выиграли последние. И лишь потому, что их поддержали чекисты, которые надеялись, что смогут использовать “урок” для давления на “политических” в местах лишения свободы.

— А когда окончательно сформировалась столь знакомая нам криминальная

идеология?

— В начале 40-х — конце 50-х годов движение урок окрепло. Их лидеры разработали основные позиции пресловутой “воровской идеи”. “Короновали” самых опытных и авторитетных бандитов. Кстати, существует версия, что автором идеи о высшем воровском статусе – “вор в законе” — была интеллектуальная элита преступного мира — карманники и картежные шулеры. “Пианисты” (так их называли преступники) откровенно боялись, что во время каторжных работ в сибирских “зонах” их руки огрубеют и потеряют чувствительность. А с введением воровского института почувствовали себя в безопасности. Как известно, “вор в законе” не имеет права работать. Ни в колонии, ни в тюрьме.

— Кто и зачем затеял “сучью войну”?

— Идеологом “сучьей войны” была советская власть. Исполнителями — милиция и тюремщики. Вначале они препроводили в сибирские колонии практически всех сколько-нибудь известных урок. А затем приказали сотрудничавшим с начальством зекам (так называемым “активистам”), истребить неугодных урок. “Суки” (так прозвали предателей урки) столь рьяно взялись за дело, что в кратчайшие сроки истребили свыше 90% воров. Не обошлось и без патетики: погибая от рук “сук”, воры восклицали: “Я погиб, как честный вор!”

— Даже не верится, что подобный фанатизм свойственен криминальной среде. Всем известна поговорка: “У злодея в душе ничего святого нет!”

— Преступники минувшего столетия воспринимали воровские традиции как “святой” закон, и были готовы отдать за него свою жизнь. И в наши дни есть люди, преданные старым криминальным традициям.

Старые традиции в новых условиях

— Как изменил мир “воров в законе” развал Союза?

— Эта среда стала более гибкой. Примеры? Пожалуйста! Во-первых, уже в начале 90-х годов были зафиксированы случаи “коронования” людей, которые никогда не сидели в тюрьме, но внесли в “общак” приличную сумму денег. Во-вторых, сегодня криминалитет старается “дружить” с сотрудниками правоохранительных органов. Тогда как ранее сотрудничество с милицией было запрещено. В-третьих: воровские “общаки” уже не прячут у “вора в законе” и не закапывают в землю. А используют для поддержки известных политиков и подкупа чиновников. Стараются легализовать и преумножить путем вложения в банк или производство. В-четвертых, современные “воры в законе” женятся! И так далее…

В этой связи интересен пример благотворительного фонда “Святая Надежда”. По данным нашего исследования, это предприятие было организовано на базе “общака” для оказания материальной поддержки освободившимся из мест лишения свободы. Но его руководители предали (на воровском языке — “кинули”) воров и присвоили деньги. В 60-х или 70-х годах минувшего столетия никто из членов преступного мира даже подумать о такой “операции” не смел!

— Располагаете ли Вы информацией об украинских ворах-“законниках”?

— “Воры в законе” в нашей стране есть. Но не более 5 — 6 человек на всю страну! Поэтому большинство регионов Украины курируется их российскими “коллегами”.

— Вы могли бы назвать основные виды деятельности воров сегодня?

— “Теневая” экономика является прекрасной питательной средой для воров. Более того: преступники исполняют в этой сфере роль правовых институтов. Как еще можно назвать тесное сотрудничество предпринимателей и криминалитета? Воры обеспечивают бизнесменам “крышу”. Охраняют их офисы и особняки. Занимаются “выбиванием” долгов. Устраивают “третейский” суд. При этом “крыша” обходится предпринимателю от 10% до 35% от годового дохода. Возвращение денег — 50% от суммы долга.

Кстати, по мнению экспертов МВД Российской Федерации средний годовой доход российского “вора в законе” достигает двух миллионов долларов!

— На фоне таких доходов вопрос “куда же смотрит милиция?” кажется неактуальным…

— Дело в том, что современный “вор в законе” никогда не крадет и не убивает — сам. Преступление совершают его преданные помощники, многие из которых даже под пытками не назовут имени своего хозяина. Поэтому доказать причастность вора к совершению правонарушения практически невозможно.

— Каким образом лидеры ОПГ формируют сегодня свои “артели” и управляют подчиненными?

— Старый криминалитет прекрасно знаком с человеческой психологией. И делает все возможное, что бы привлечь в свои ряды как можно больше людей. Вплоть до того, что покупает популярные FM-станции и сутками “крутит” слезливую, тюремную лирику. “Прорабатывает” заключенных в колониях. Заинтересовавшиеся ребята попадают на обучение к так называемым “специалистам по адаптации” новичков. Последние рассказывают молодежи легенды о “честных ворах”. Убеждают в том, что ни при каких условиях нельзя “сдавать” своих. И в том, что воры помогают оказавшимся на скамье подсудимых: оплачивают услуги адвоката; оказывают материальную помощь оставшимся без кормильца семьям. Отправляют в зону “грев” (посылки, деньги).

Лидеры банд, ОПГ, их помощники – “бригадиры” подтверждают слова наставника манерой своего поведения и конкретными поступками. Устраивают совместные обеды и ужины. Приглашают туда известных криминальных авторитетов. Проводят обряды приема молодежи в ряды ОПГ.

Накануне той или иной операции руководство банды собирает своих людей и рассказывает им о намеченном плане действий. Объясняет каждому преступнику, что он должен делать. Если все прошло успешно, главари присваивает себе от 30% до 60% полученной прибыли. Какая-то часть денег уходит в “общак”. Остальные средства распределяются между рядовыми членами ОПГ.

— И тем не менее, согласно Вашему исследованию, большинство опрошенных заключенных хотели бы жить по старым традициям?

— Да. Они хотят, чтобы “воровская идея” по прежнему была в силе. Ибо, если она перестанет действовать, каждый преступник будет бояться не только милиции, но и своих коллег. Если вдруг исчезнут правила “поведения” в криминальной среде, для криминалитета наступят тяжелые времена. Как делить с “коллегами” территорию, “крышуемого” бизнесмена? Даже за пайку хлеба в колонии – и за ту придется драться!

Анархия – мать “беспредела”

— А как же так называемые “беспредельщики”; этим-то закон не писан?

— К “беспредельщикам” старый криминалитет относится крайне негативно. Более того, “беспредельщики” и воры находятся в состоянии постоянной войны. Группы “беспредельщиков” впервые заявили о себе в начале 90-х. Основной вид их деятельности — рекет и грабежи. Часть из них выполняют и заказные убийства. Во главе такой банды, как правило, стоит лидер, который не имеет воровского статуса и не обращает внимания на старые воровские законы. Например, согласно пресловутым “понятиям”, если в конфликт втянуты две преступные группировки и бизнесмен, бандиты обязаны верить бандитам, что бы не говорил предприниматель. “Беспредельщики” же “верят” тому, кто им платит. Еще одна типичная ситуация: две банды рекетиров хотят “снять дань” с частного предприятия. Согласно воровским законам, это право принадлежит той ОПГ, которая первая нашла “неприбитую” фирму. Но наших героев такой расклад зачастую не устраивает, и они начинают кровавые “разборки” с “коллегами”.

-Я слышала о том, что в последние годы лидеры экономических ОПГ приглашают к себе на работу <специалистов> из общеуголовной преступности…

— Итак, в результате исследования Вы пришли к выводу, что сегодня в Украине действуют два вида организованных преступных групп. Общеуголовной направленности (в него входят две подгруппы — воры и “беспредельщики”) и экономической направленности (т.н. “белые воротнички”). Каким Вы видите развитие этих видов ОПГ?

— Победу в войне между “беспредельщиками” и ворами, скорее всего, одержат последние. Останется и криминальный “закон”, видоизменившись в соответствии с требованиями современности. Учитывая, что многие из воров уже сегодня активно сотрудничают с представителями банд “беловоротничковой” направленности, можно предположить появление смешанных ОПГ. И этот факт меня беспокоит больше всего. Представьте банду, в которой будут состоять не только талантливые, опытные экономисты-мошенники, но и профессиональные убийцы, воры… Такой ОПГ противостоять будет очень трудно! Что касается общеуголовных ОПГ, то они существуют во всех странах мира. И полностью их искоренить еще никому не удавалось. Борьба с подобными бандами является основной задачей правоохранителей. И они с ней худо-бедно справляются. Последнее десятилетие показало: индивидуальная преступность стремительно уступает место групповой. А последняя трансформируется в организованную. Если, по данным МВД Украины, в 1991 году было выявлено 260 ОПГ, то в 1999 году — 1165. Эту тенденцию сопровождает и рост числа ежегодно регистрируемых преступлений…

Инна Майская, специально для «УК»

Читайте также: