ДТП – ГЛАВНАЯ ОПАСНОСТЬ УКРАИНСКОЙ ПОЛИТИКИ

Многие украинские журналисты и политики успели сделать однозначный вывод: ДТП, в которые попадают оппозиционные политики и «нежелательные» чиновники – прямое подтверждение наличия «эскадронов смерти» украинского «разлива». При этом авторы не утруждает себя поиском неопровержимых доказательств или простыми сомнениями (какой политик не любит быстрой езды). Майкл Уайнз из «The New York Times» поддерживает версию «заказных» ДТП по-украински, в то же время признавая, что кроме подозрений никаких доказательств не существует. По этой причине приводимая ниже статья представляет не большую ценность, за исключением последней фразы, пожалуй. Из нее следует: американскому журналисту не нравится лицо украинской власти. И в этом с ним сложно не согласиться. Брут заколол Цезаря. Агенты Сталина убили Льва Троцкого топориком для льда. Из пистолета анархиста, завернутого в носовой платок, был убит Президент Маккинли. Но есть еще и украинские убийцы. Как говорят в Украине, они предпочитают сидеть за рулем грузового «КАМАЗа», легковой «Волги» и даже малолитражных «Жигулей».

Ведущие политики Украины погибают – или обманывают смерть – в автомобильных авариях: один в прошлом году, уже два в этом. А смерть их всегда совпадает со временами политического кризиса или приходит после разоблачений.

Каждое ДТП подливает масла в подозрение общественности, что «несчастные случаи» – дело рук правительственного «спецотряда», который ликвидирует лиц, угрожающих политическому статус-кво.

«Несчастный случай на дороге» – украинский оксюморон (сочетание противоположных по значению слов), получивший частое употребление после аварии в январе, в которой была травмирована одна из ярчайших политиков оппозиции Украины Юлия Тимошенко. Это выражение стало житейской мудростью в марте после гибели в ДТП главы «Укрспецэкспорта» Валерия Малева.

Были и предшественники: парламент Украины начал неубедительное расследование после гибели бывшего диссидента Вячеслава Черновола в подозрительной аварии в 1999 г. во время президентской кампании. И правда, начиная с 1997 г. глава СБУ, еще одной организации по торговле оружием, американский эксперт по ядерному оружию и несколько других видных деятелей погибли или были травмированы в ДТП.

Скептики говорят, что этих жертв несчастного случая объединяло одно: каждый из них представлял собой потенциальную угрозу администрации Президента Леонида Кучмы, которая неистово отрицает наличие какого-либо заговора. В прошлом году г-н Кучма упорно утверждал, что он «никогда бы не приказал убить человека, ни при каких обстоятельствах». Его соратники и прокуроры назвали несчастный случай с Малевым «обычной автомобильной аварией», а травму г-жи Тимошенко – «рекламным трюком».

«Никто не может сказать наверняка, что все эти случаи были убийством или покушением, – сказала Алена Притула, редактор киевской интернет-газеты «Украинская Правда». – Но в то же время, никто не скажет, что все они – несчастные случаи. Единственное объяснение, которое я могу найти: спецслужбы используют хорошо известные им методы».

Но не исключено, что украинцы поверят всему плохому о скандальном правительстве г-на Кучмы. Как признают г-жа Притула и другие, версию о заговоре властей поддерживает лишь горстка достоверных доказательств. И правда, многие предполагают, что большинство аварий были, пожалуй, просто несчастными случаями.

Тем не менее, в противовес этому заключению существует разоблачительное свидетельство – разговоры, тайно записанные в кабинете г-на Кучмы два года назад, указывающие, что службы безопасности Украины сохранили отряд «орлов» для запугивания и даже устранения врагов.

И потом, на пленках есть знаменитое высказывание г-на Кучмы о журналисте Георгии Гонгадзе. («Вывезите его, – как сообщалось, гремел г-н Кучма. – Выбросьте его. Отдайте его чеченцам».) Обезглавленное тело г-на Гонгадзе позже было обнаружено неподалеку от Киева. Г-н Кучма говорит, что его голос использовался в смонтированных записях.

Как и в любой теории заговора, здесь есть раззадоривающая цепь обстоятельств, совпадений и темных догадок.

Вот как в случае г-на Малева, главы государственной организации по экспорту оружия: в прошлом месяце он возвращался домой в Киев, когда его «Ауди», врезался в «КАМАЗ». Малев погиб на месте. Его выживший пассажир сообщил журналистам, что он не в силах объяснить аварию. Милиция предположила, что Малев спал на ходу – в 10 часов утра.

Но у парламентского критика Александра Жира есть другая теория: за четыре дня до этого он сообщил г-ну Кучме о новой записи, на которой г-н Кучма и г-н Малев предположительно обсуждали незаконную продажу систем ПВО Ираку в нарушение эмбарго ООН. Г-н Кучма отверг обвинение, не стесняясь в выражениях. Но с тех пор г-н Жир начал расследование.

Или возьмем г-жу Тимошенко. Одна из самых резких критиков Президента, она была заключена в тюрьму по тому, что другие оппоненты власти назвали «политическими обвинениями», а затем ей запретили выезд из Киева для проведения кампании накануне выборов, состоявшихся 31 марта.

Когда г-жа Тимошенко была на пути к суду, чтобы оспорить ограничение на выезд, ее бронированный «Мерседес» был остановлен гаишником на перекрестке, а потом получил тяжелый удар от «Жигулей». Г-жа Тимошенко, госпитализированная с сотрясением мозга и другими травмами, утверждает, что она потеряла недели времени, предназначенного для избирательной кампании и значительную поддержку избирателей.

«Автомобиль исчез, водитель исчез, у нас нет доступа к данным милиции, – сказала она. – Я думаю, что все эти несчастные случаи не случайны».

Правда, не следует забывать и о столь же обоснованном объяснении: вождение автомобиля в Украине опасно для жизни. По данным ГАИ, 5 508 ДТП и 806 ДТП со смертельным исходом в марте этого года вдвое превысили показатели марта 2001 г.

Кроме того, украинские политики, гордясь немецкими автомобилями и играя на ходу в карты, – кто угодно, но не асы-водители. По словам г-жи Притулы, они ездят на скорости 180 км/ч.

У г-жи Притулы есть основательная причина сомневаться во власти: г-н Гонгадзе был ее предшественником на должности редактора. Но она допускает, что люди могут составить неадекватно мрачную точку зрения на украинскую политику, руководствуясь фактами «несчастных случаев на дороге».

Это могло бы успокоить, если бы действия украинских должностных лиц не говорили красноречивее всяких слов. «Теперь они предпочитают заднее сиденье, – сказала Притула. – Там безопаснее».

Майкл Уайнз, «The New York Times» 09.04.2002

Читайте также: