Суд как «прачечная» для взяточников

30 ноября прошлого года в Харькове произошли два коррупционных скандала, широко «прославившие» город. Первый – получение взятки начальником городского. управления квартирного учета и распределения жилой площади Геннадием Бакаляром. Второй – получение взятки в 20 000 долларов США начальником управления материально-технического обеспечения ГУ МЧС в Харьковской области Владимиром Баевым. В обоих случаях взяточники были взяты с поличным. В обоих случаях прокурор области Василий Сенчук клялся и божился, что прокуратура непременно доведет расследование до суда, и преступники получат по заслугам. Тем более, что дела были названы самыми крупными за всю историю независимой Украины. Но вскоре победные рапорты сменились недоуменным комментированием судебного постановления, которым дело в отношении Бакаляра было прекращено. Это широко обсуждалось, но взяточник и ныне на свободе. А что с другим делом?

В конце прошлого года Алексей Сербин искал себе помещение. В газете объявлений «Харьковский курьер» прочитал объявление о продаже, позвонил. Ответил ему Баев, который сказал, что занимается вопросами реализации недвижимости и прочего имущества МЧС. Из заявления потерпевшего: «Объяснив, что процесс оформления документации по продаже здания очень долгий, он предложил мне взять это помещение в долгосрочную аренду с правом выкупа. При этом Баев сказал, что цена указанного помещения составляет 100 тысяч долларов США. Также Владимир Иванович сказал мне, что подготовкой документации по аренде будет заниматься он лично. Я написал заявление на имя начальника МЧС в Харьковской области о заключении со мной договора аренды складских помещений, на которое я получил ответ, что МЧС не возражает против передачи мне этих помещений. После получения мной ответа Баев В. И. сказал, что ему надо ехать в г. Киев и решать вопросы с руководством МЧС по попову передачи мне в аренду помещений. Баев В.И. сказал, что для успешного решения вопроса данное мероприятие мне надо «проавансировать» и дать ему деньги в сумме 20 тысяч долларов США. На мой вопрос о гарантиях, Баев мне ответил, что он выступает гарантом в данном вопросе, что я у него не первый и что он может у любого сотрудника МЧС спросить, кто такой Баев.

Так как никаких документов о получении от меня денег Баев мне давать не собирался, я засомневался в законности действий Баева и решил обратиться в УБОП г. Харькова с письменным заявлением.» Дальше все было просто – правоохранители пометили купюры, и Сербин передал их Баеву. После этого сотрудники УБОП зашли в кабинет, осмотрели его и изъяли меченые купюры, а также сделали смывы с пальцев торговца государственной недвижимостью, которые показали, что он брал эти деньги в руки. Было возбуждено уголовное дело и, казалось, ничто не помешает довести его до суда.

Но только казалось, поскольку после того, как расследование уже было завершено, Баев, как и Бакаляр, обжаловал постановление о возбуждении дела в Киевском суде Харькова. Написал, что хоть его и назначили ответственным по контролю за эффективном использованием недвижимого имущества, переданного в аренду, которое находится на балансе ГУ МЧС Украины в Харьковской области, никаких таких функций он не исполнял. Проще говоря, «продинамил» начальство. А потому, мол, никакой арендой не ведал и никакие помещения передавать не мог. Соответственно, следователь все придумал, дело надлежит немедленно закрыть. За отсутствием события преступления, надо понимать. Правда, не пишет ничего насчет полученных денег. Но если взял деньги за решение вопроса, который никак не мог решить, то не попахивает ли это мошенничеством? В немаленьком таком размере…

Прокуратура города, которая вела дело, возражала. Напоминала, что «…згідно п. 2 Постанови Пленуму Верховного суду України від 26.04.2002 року «Про судову практику у справах про хабарництво», відповідальність за одержання хабара настає не тільки за умови, що службова особа одержала його за виконання чи невиконання дій, які могла або повинна була виконати з використанням наданих їй обов’язків, а й таких, які вона не уповноважена була вчинювати, але до вчинення яких іншими службовими особами могла вжити заходів завдяки своєму службовому становищу, что документы по передаче помещения в аренду также были изъяты у Баева, что непосредственный руководитель Баева, 1-й заместитель начальника ГУ МЧС Украины в Харьковской области А. Волобуев, подтвердил, что именно Баев был ответственным за организацию работы по сдаче помещений в аренду., что в материалах дела есть кассеты с записями разговоров Сербина с Баевым… В общем, все доказательства были налицо.

У суда, оказывается, на это была иная точка зрения, которая полностью совпадала с мнением Баева. А именно: Баев не ведал вопросами передачи имущества в аренду, заявление Сербина не проверялось – вместо проверки правоохранители устроили передачу денег, осмотр кабинета после передачи взятки произвели неправильно – не было следователя. Интересно, как это судья Муратова представляет себе проверку заявления о вымогательстве взятки? Может быть, простым опросом коррупционера? Что он на первый же вопрос добровольно признается-раскается? Или причина такого постановления кроется в чем-то другом?

«30.11.2006 года я пришел к Баеву с меченными и переписанными сотрудниками УБОПа деньгами. Баев находился в одном из кабинетов подчиненных ему сотрудников и в ходе разговора с ним жестами дал мне понять, чтобы я положил деньги в ящик стола и открыл этот ящик. Я по указанию Баева положил часть денег в ящик, Баев его закрыл. Я достал вторую пачку денег и показал Баеву. На это Баев снова открыл тот же ящик и я их туда положил. После этого Баев сказал, что все будет нормально и мой вопрос по поводу помещения будет решен положительно.

После того, как я вышел из его кабинета Баев был задержан сотрудниками УБОП.

На следующий день, 01.12.2006 года в отношении Баева было возбуждено уголовное дело № 17060159 по факту получения им взятки.

В это время по телевидению я видел выступления руководства МЧС в Харьковской области в которых говорилось, что сотрудники МЧС таких денег не получают, что является неправдой, так как многим известно, о коррумпированности сотрудников МЧС. Или как объяснить то, что Баев имеет в личном пользовании новый автомобиль «Тоета Камри», 2006 года выпуска, цена которого составляет около 45 тысяч долларов США. Я не думаю, что этот автомобиль был приобретен на зарплату госслужащего. Также я не думаю, что госслужащий на свою зарплату может позволить себе открывать валютные счета в коммерческих банках, иметь несколько квартир, делать в них дорогостоящие ремонты.

Кроме того, в доверительной беседе со мной Баев рассказал о том, как он продавал предпринимателям инвентарь и технику, принадлежащую МЧС.

Как мне стало известно, в феврале 2007 года Баев подал жалобу Киевский райсуд г. Харькова о незаконности возбуждения уголовного дела в отношении него. В результате рассмотрения этой жалобы 23 марта 2007 года судьей Муратовой принято решение в пользу Баева, постановление о возбуждении уголовного дела № 17060159 отменено и в возбуждении уголовного дела отказано.

В связи с этим решением суда у меня возникают сомнения по поводу его законности, так как причины отмены выглядят надуманными и я думаю, что только благодаря деньгам Баева и его покровителей было возможно вынесение такого решения, что позволяет Баеву по сей день работать в МЧС и продолжать заниматься распродажей государственного имущества.» – пишет в своем заявлении Сербин.

Вот мы прочли и о причине вынесения курьезного постановления судьей Муратовой. Интересно, в деле Бакаляра иной была причина или сумма? Но в любом случае суды окончательно превращаются в прачечную для взяточников. Впрочем, не только для них. И с учетом постоянно увеличивающегося количества заведомо неправосудных решений о правосудии в Украине вскоре можно будет забыть. А судебную систему можно будет определять кривосудием, левосудием или как угодно еще, но к законности и справедливости такие решения не имеют никакого отношения.

Сергей Ермаков, «Харьков криминальный», специально для «УК»

Читайте также: