«Стёртые люди»

Новый вид психического расстройства может стать оружием массового поражения. Преступный мир всё чаще применяет программирование личности.В главную российскую психиатрическую лечебницу — Научный центр социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского — поступают таинственные больные. Они никого и ничего не помнят. Даже не знают, как их зовут, кто они и откуда. Психиатры тем более удивлены, что необычные пациенты, как правило, выглядят абсолютными здоровяками. Это исключительно мужчины среднего возраста, крепкие или, как говорят врачи, без патологий и хронических заболеваний.

Вот только совсем без памяти. Причем все эксперты сходятся во мнении — это не амнезия. Они выдвигают три версии — это могут быть люди, страдающие новым видом психического расстройства, жертвы криминала или первые «плоды» нейролингвистического программирования личности (НЛП).

Михаила К. нашли случайно.

Около четырех утра он «гулял» по ночной Москве, и его задержал милицейский патруль. Мужчина был без документов, не мог вспомнить ни свое имя, ни откуда приехал. Окончательно милиционеров «добило» нереальное признание прохожего — он не мог сказать, в каком городе находится и куда идет.

Сомнения, куда доставлять «психа», развеялись.

— Через неделю наблюдений он стал вспоминать, что вроде бы приехал из Калуги, — рассказывает Зураб Кекелидзе, заместитель директора Научного центра социальной и судебной психиатрии имени В. П. Сербского.

Постепенно доктора добились того, что Михаил вспомнил свое имя. Чуть позже он вдруг начал произносить отдельные греческие слова. «Я знаю греческий язык, — теперь говорит он, — И, кажется, жил в Греции. Я стою и вижу ее островную часть, но себя там не вижу. Меня будто вытерли».

Последующее общение с докторами давалось с трудом. От вопросов об имени, близких и месте жительства Михаила бросало в пот.

У него в эти минуты резко учащалось сердцебиение, понижалась температура тела, иногда начиналась рвота. Им на смену приходили приступы сонливости и апатии. В таком состоянии он заговорил однажды… на греческом языке. В редких и обрывочных воспоминаниях о детстве появились новые детали — частный дом в Калуге, мальчик Миша в нем, вспомнивший свой адрес и решетчатый заборштакетник в палисаднике.

Ностальгия едва не стоила больному жизни — у него чуть не остановилось сердце. Тогда же выяснились интересные подробности — он водит машину, владеет несколькими иностранными языками, умеет плавать, стрелять, разбирается в военной технике.

— Выйти на его родных после того разговора было делом техники, — вспоминает Зураб Кекелидзе, — а вот вернуть пациенту память оказалось непросто.

— Память у этих людей есть, — считает Зураб Кекелидзе, — они ее не могут актуализировать сами, а к нашей помощи относятся избирательно. И мы не знаем, как надолго смогли им ее вернуть.

Людей, страдающих экзотичной болезнью, мало, но уже не единицы.

Вот мнение ученого, сотрудника Института психиатрии РАМН, не пожелавшего назваться: — Практика манипулирования человеческим сознанием применяется силовыми и криминальными структурами разных стран, а в обыденной жизни к ней прибегают уличные гадалки и различные «маги» и «ясновидящие». Исключать, что мы имеем дело с подобными «зомби», неразумно.

Ученые центра имени Сербского тоже считают, что запрограммировать человека можно — техника отработана еще африканским культом вуду и шаманами и технологизирована современной наукой.

Развитие психиатрии и фармакологии предполагает совершенствование старых методик. Так, в ряде силовых структур некоторых стран уже отработана «методика влияния на агента» — берется человек с некими медицинскими отклонениями, например, склонностью к истерии или к кардионеврозам. Достаточно его сознание подвергнуть сильному стрессу, зафиксировать это ощущение, а затем вытеснить воспоминание об этом событии — и теоретически человек готов к «использованию»: ему можно приказывать устранить неугодного или взорвать электростанцию.

Частично с версией психиатра соглашаются сотрудники милиции.

— Не буду строить догадки, — говорит Игорь Губанов, заместитель начальника МУРа, — назову конкретный пример: недавно девушка, член сборной команды России по художественной гимнастике, добровольно из своей квартиры вынесла цыганкам деньги, полученные ее родителями от продажи квартиры и заработанные ею на соревнованиях. Часа через два, когда пришла в себя, заявила в милицию.

Поскольку такие случаи стали едва ли не рядовыми, на уровне МВД и Минюста ведутся разговоры о внесении в Уголовный кодекс РФ статьи, оговаривающей ответственность за преступления, связанные с манипуляциями над психикой потерпевших. Отдельно прорабатывается положение, по которому будут преследоваться не только манипуляторы-исполнители, но заказчики и организаторы.

— К заявлениям о том, что память людей, ее потерявших, была специально «выключена» или «стерта» и в любой момент может быть задействована, я отношусь крайне осторожно, — говорит профессор Зураб Кекелидзе. — Для однозначного ответа нет оснований: явление не изучено.

Тем не менее многие ученые и врачи полагают, что неправильно отметать версию о том, что потерявших память программируют.

— На нашей кафедре психологии идут работы, изучающие данный аспект медицины, — говорит Светлана Федорова, сотрудник Московского университета МВД РФ. — Разработки носят закрытый характер, подробности исключены. Все, что могу сообщить, — это чистая теория, связанная с исследованиями профилактики преступности. Точнее, возможности и умения личности противостоять гипнозу. Прикладные эксперименты не по нашему ведомству.

В центр имени Сербского тем временем поступил новый больной, потерявший себя. Молодого крепкого мужчину нашли на железнодорожных путях у Курского вокзала столицы. Пока он вспомнил, что зовут его Юрий и вроде бы он жил в городе Осташков Тверской области.

Врачи ищут его родных.

Владимир Емельяненко, Русский курьер

Читайте также: