ДТП «ПОД ЗАКАЗ» И ЖИЗНЬ НА МАРСЕ: ОТВЕТ ОДИН

Про использование неких спецподразделений «орлов», выполняющих самые грязные заказы власти, в Украине говорилось и писалось более чем достаточно. И не только в Украине. Об этом все чаще стали говорить западные СМИ, особенно после гибели в ДТП главы «Укрспецэкспорта» Валерия Малева. Как правило, заявления о существовании «эскадронов смерти» не несут фактических оснований. Зачастую они базируются на предположении: это вполне может быть, поскольку это выгодно власти. Действительно, может. Но с тем же основанием мы вправе предположить, что этого может и не быть. На днях, 16 апреля журналисту Майклу Вайнсу, московскому корреспонденту “The New York Times” был вручен весьма оригинальный приз за его профессиональную деятельность. Приз вручили сотрудникам англоязычной газеты «the eXile», выходящей в Москве. Теперь Майкл Вайнс – обладатель звания Худший журналист 2001 года, работающий в России.

За что же присужден сотруднику солидного издания столь неблагозвучный титул? Достопочтимое жюри весьма основательно изучило творческий путь Вайнса. Было отмечено, что взлет мэтра американской журналистики состоялся в начале 90-х, после появления его статьи в “The New York Times”, посвященной лидеру Индонезии Сухарто. Тогда вся американская пресса писала о том, что кровожадны й Сухарто лишил жизни около 4500 местных коммунистов. ЦРУ знало о том, что творил Сухарто с несчастными коммунистами, но молчало и не противодействовало. СМИ США единодушно взорвались негодованием и лишь “The New York Times” в статье Вайнса замолвила доброе слово за кровожадного Сухарто.

Но все это – в прошлом. Столь необычный приз Вайнсу достался за серию статей о современной России, где он и работает. Вернее – о Владимире Путине и колыбели российского президента – КГБ. Вайнс лестно отзывается о Путине и заявляет, что КГБ – отнюдь не исчадие ада.

Одним словом, все это жюри «the eXile» назвало «миньетной журналистикой» и присвоило Вайнсу столь неблагозвучное звание. Оно, к слову, предполагает чествование победителя кондитерским изделием. Специально приготовленный торт почти ничем не отличается от традиционного за исключением единственной добавки – конской спермы. Процесс ее получения «the eXile» описывает в мельчайших подробностях, вплоть до имени жеребца и фотолетописи самого процесса.

Финальная часть процедуры чествования победителя заключалась в том, что представители «the eXile» тайно проникли в московский офис “The New York Times”, где сообщили Вайнсу о присужденном звании и немедленно влепили в лицо победителя торт с конской спермой.

Что тут скажешь – нетрадиционная форма поздравления. И ее вряд ли стоит брать на вооружение украинским активистам из Комиссии по журналистской этике, развернувшей свою деятельность в Украине. В противном случае подобные кулинарные шедевры у нас придется выпекать в массовых количествах.

А упомянули мы это событие по одной простой причине: с недавних пор Майкл Вайнс стал известен и в Украине. 9 апреля на страницах “The New York Times” появилась его статья, в которой автор пришел к выводу, что ДТП представляет главную опасность для украинских политиков. Он перечисляет наиболее известные автомобильные аварии, в которых погибли оппозиционные политики и государственные чиновники Украины, подкрепляет свои слова записями майора Мельниченко, в которых идет речь об «орлах» министра внутренних дел Юрия Кравченко. Наконец, Вайнс ссылается на редактора «Украинской правды» Елену Притулу, которой кажется, что это работа спецподразделения, устраняющего неугодных. Такое вот, с позволения сказать, исследование: нет подтвержденных фактов, зато есть твердое убеждение, что это выгодно власти, значит это ее рук дело. Вывод достойный глашатая какого-то оппозиционного боевого листка, но отнюдь не одной из самых влиятельных газет мира. Будет не удивительно, если следующей статьей Вайнса станет исследование на тему: «Есть ли жизнь на Марсе» — с непредсказуемым выводом автора.

Это западные журналисты могут подвергать критическому анализу и по достоинству оценивать работу своих коллег. У нас же сохраняется твердое убеждение, что “The New York Times” – вне подозрений в политической заангажированности и непрофессионализме. Вы, очевидно помните, когда-то являлось аксиомой: напечатанное в газете «Правда» — истина в последней инстанции. Сегодня украинский читатель, которому как воздух нужна безграничная вера в печатное слово, перенес свою любовь и обожествление на западные СМИ – уж они-то не соврут, не схалтурят! А почему, собственно, и нет?

Между тем, писанина Вайнса по поводу ДТП в украинской политике начинает жить собственной жизнью: через неделю после появления публикации в “The New York Times”, ее процитировало, очевидно, не менее авторитетное издание «The Center for Public Integrity» — как аргумент в доказательство того, что Кучма-таки дал «добро» на продажу Ираку радара «Кольчуга».

Сам же Вайнс, однажды удостоив своим вниманием хмурую украинскую действительность, следует думать, еще вернется к горячей теме продажи Украиной оружия в обход санкций ООН. Одним словом, ждем продолжения и … выпекаем торт?..

А если отбросить журналистские методы г-на Вайнса и практику продуцирования выводов на чувствах и предположениях? Если попытаться все-таки ответить на вопрос: так продавались украинские «Кольчуги» в обход санкций ООН; так есть в Украине спецподразделения по устранению неугодных властям политиков (журналистов, госчиновников, пр.); так преступное руководство Украины или просто бездарное? Можно с уверенностью ответить одно: однозначного ответа не будет дано по одной причине – никто его не ищет, все очень заняты политикой.

Почему до сегодняшнего дня так и не появилось ни одной мощной и независимой структуры, последовательно занимающейся расследованием дела Гонгадзе? Почему ни одна политическая сила не инициировала проверку все того же МВД на предмет: чем это занимаются сотрудники таких, к примеру, подразделений, как Служба криминального поиска? Кто-то занялся собственным, альтернативным расследованием обстоятельств гибели Валерия Малева? А хоть один специалист комплексно и серьезно изучал записи Мельниченко, подверг их профессиональному анализу?

СПУ, которое пошумело-помитинговало-поштурмовало АП, ничего конструктивного так и не предприняло. Социалисты в тандеме с героическим майором сегодня все реже упоминают фамилию Гонгадзе, а фирменный «лэйбл» соцпарии Николай Мельниченко переключился на обвинения «преступного режима Кумы» в части нелегальной торговли оружием. И уже не касается темы Гонгадзе, использования офицеров спецслужб в устранении неугодных… А ведь в самом начале он говорил, что именно гибель Гонгадзе заставила его переоборудовать президентский кабинет в звукозаписывающую студию. Быть может, г-ну Мельниченко следует сконцентрироваться на чем-то одном?

Но, судя по его действиям и действиям поддерживающих его политиков, главная их цель – отнюдь не раскрытие дела Гонгадзе, а снятие Леонида Кучмы. Что ж, желание похвальное. Но до того момента, когда это произойдет (если произойдет вообще), хотелось бы, чтобы кто-то занимался реальными делами, а не только политическими играми. В частности, выяснял причину и обстоятельства исчезновения Георгия Гонгадзе, гибель в ДТП Вячеслава Черновола, Александра Емца, Валерия Малева. И еще очень хочется, чтобы некая структура инициировала проверку, ее осуществила и отчиталась о проделанной работе на предмет того, что за структуры были созданы руководителем МВД Кравченко и шефом СБУ Деркачем? Ведь, не ровен час, у нас и дальше будут исчезать журналисты, гибнуть в ДТП политики, а мы и дальше будем гадать: так это власть постаралась или виной всему превышение скорости?

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: