Когда папа — начальник

В те времена, когда высшая власть в Киеве принадлежала царским генерал-губернаторам, у некоторых из них росли сыновья. Заметим, что тогдашняя подцензурная пресса и думать не могла о том, чтобы обсуждать поведение отпрысков высокопоставленных чиновников. Однако сами первые лица края — офицеры, дворяне, нередко титулованные аристократы — понимали, что недобрая молва об их детях наносит урон их собственной чести. Поэтому старались не приучать юношей к вседозволенности.
«Розга и обличение дают мудрость»

/Прит.29:15/.

В те времена, когда высшая власть в Киеве принадлежала царским генерал-губернаторам, у некоторых из них росли сыновья. Заметим, что тогдашняя подцензурная пресса и думать не могла о том, чтобы обсуждать поведение отпрысков высокопоставленных чиновников. Однако сами первые лица края — офицеры, дворяне, нередко титулованные аристократы — понимали, что недобрая молва об их детях наносит урон их собственной чести. Поэтому старались не приучать юношей к вседозволенности.

«Жать сало из паныча»

Генерал-губернатор граф Алексей Игнатьев счел нужным отдать своего 14-летнего сына -тоже Алексея — в Киевский кадетский корпус (известный как Владимирский по имени великого князя Владимира Александровича). На несколько лет юноша оказался в буйном кругу сверстников. Те вовсе не распинались перед сыночком всемогущего папаши, а, наоборот, любили устраивать ему шумные выволочки — «жать сало из паныча».

Корпусные офицеры, которые сами когда-то испытывали на себе подобные шуточки, не обращали на это внимания. Сам юный Алеша, однако, не жаловался и не ныл. Он смог вытерпеть все это, наравне с другими питался в корпусной столовке жиденьким супом, рублеными котлетами и макаронами, носил скромный кадетский мундирчик… Вырос — и стал достойным человеком, генералом, автором знаменитых мемуаров «Пятьдесят лет в строю».

В холодную балбеса!

А вот одному из предшественников графа Игнатьева — князю Александру Дондукову-Корсакову — с наследником повезло меньше. Отец направил его по гражданской линии, отдав в Киевский университет. Так получилось, что вокруг молодого княжича собралась компания разгильдяев. Они регулярно устраивали попойки в лучших ресторациях, шумели, дебоширили. Полиция была в растерянности. Боясь недовольства генерал-губернатора, его сыночка не смели трогать, но задерживать при этом других членов компании тоже было неудобно… Однако сам начальник края, дознавшись окольным путем о похождениях отпрыска, не захотел оставлять это без последствий. Вызвав полицмейстера Бориса Гюббенета, князь попросил не делать сыну поблажек.

Шеф киевской полиции оказался неплохим дипломатом. Когда через несколько дней ему донесли, что юный Донцуков, напившись, опять бушует в компании, он разыграл все как по нотам. Приведя на место двух молодых околоточных, не знавших княжича в лицо, Гюббенет указал на него через ресторанное окно и велел арестовать скандалиста и посадить в холодную. Потом он выждал, сколько нужно, чтобы парень очухался, и затем как бы случайно явился в участок, где с тысячами извинений выпустил сына начальника края, объясняя инцидент рвением неопытных полицейских. То же самое он доложил и генерал-губернатору, который, конечно же, все понял и был очень доволен. А высокопоставленный студент, как говорят, в дальнейшем остерегался шумных попоек.

Князь Александр Михайлович ДОНДУКОВ-КОРСАКОВ (1820-1893) — Киевский, Подольский и Волынский генерал-губернатор в 1869-1878 годах. Содействовал реформе городского самоуправления в Киеве, симпатизировал украинской культуре. При нем в нашем городе был открыт железнодорожный мост через Днепр, проведены сети городского водопровода и газового освещения, построена городская больница, начала действовать биржа.

Граф Алексей Павлович ИГНАТЬЕВ (1842-1906) — Киевский, Подольский и Волынский генерал-губернатор в 1889-1897 годах. Проводил меры, благодаря которым Киев быстро начал приобретать черты современного европейского города. Здесь в эти годы был пущен первый в России трамвай, устроена канализация, центр города застроен новыми красивыми домами. Открылся драматический театр «Соловцов», был решен вопрос о строительстве КПИ и устройстве городского музея.

Михаил КАЛЬНИЦКИЙ

ГАЗЕТА ПО-КИЕВСКИ

Читайте также: