От люстраций к геноциду. Обратная сторона правды

Извечный русский вопрос «Кто виноват и что делать?» в современной Украине решается легко. Путем последовательных демократических преобразований. Именно путем этих самых преобразований в массовом сознании слово «люстрация» уже не воспринимается в штыки, и перестает пугать своим зловещим смыслом. Известно, что человек привыкает ко всему. В современной развивающейся демократической Украине люстрации превратились в невероятную, но очень очевидную досадную неизбежность, которая может коснуться каждого. В самый неподходящий момент. В самой извращенной форме.«Идет охота на волков, идет охота…

На серых хищников, матерых и щенков.

Кричат загонщики и лают псы до рвоты,

кровь на снегу и пятна красные флажков»


Владимир Высоцкий

Приходится мириться с ними, как с плохой погодой, или с плохой властью, потому что все равно изменить ничего не получается. Кстати вот о власти. Именно она, новая, революционная, с Майдана прямиком на Банковую и дальше, является сегодня источником досадной неизбежности. И вроде как хорошо, что они, новые и любимые почти половиной страны, нашли, чем заняться сразу по приходу. Но вот здесь после вопроса о том, что делать с теми, кто виноват, который еще решаем, зреет вопрос «Что дальше?», на который дать ответ трудно, потому что страшно.

Для мировой истории явление люстраций далеко не ново. Возможно, именно поэтому существует теория данного процесса. Для многих станет неожиданным открытием, что классики, стоявшие у истоков изучения этого явления, ставят знак равенства между люстрацией и… геноцидом. То есть это как бы не совсем одно и то же, но одно, вытекающее из другого.

Грегори Стэнтон, сотрудник Госдепартамента США — родины современной демократии для маленьких государств — сформулировал стадии восхождения как бы законных люстраций к совершенно незаконному геноциду. И настаивает на том, что процесс этот развивается до конечной стадии всегда, потому что имеет свойство выходить из-под контроля. С его теорией согласны многие ведущие ученые и политики современности. Она считается классической и подтверждена мировым опытом бескровных революций. Украина не исключение, и это просто доказать.

От революций до люстраций

Стэнтон говорит о том, что революция возникает в биполярном обществе, где существуют неразрешимые противоречия сторон. В Украине противоречие, родившееся из того, что «оранжевых» на самом деле изначально было меньше, а власти хотелось, породило зашкаливающую агрессию против не своих, и полное отсутствие тормозов в этом вопросе. На первоначальной стадии судьей выступал народ, которому разрешили поучаствовать, чтоб потом этому же народу в случае чего объяснить: «Вы же нас и выбрали, так что нечего на зеркало пенять». Злость, зревшая в душах молодых и не очень революционеров, множилась на факты — согласно официальным данным, в последнем туре выборов, новая власть (совокупное понятие: и Ющенко как символ, и его сторонники, потому что как выяснилось, без Майдана он победить не мог) набрала лишь 40 % голосов граждан Украины, имеющих право голоса, то есть меньше половины. Оставшиеся 60% состоят из тех 23%, которые вообще не голосовали по разным причинам (вспомним истерику с открепными талонами), 34%, то есть почти столько же, проголосовали за Януковича, и 3% голосовали против всех. Абсолютного большинства набрать не удалось, даже с третьего раза и даже при поддержке такой масштабной пиар-акции как Майдан.

Наличие существующего все-таки в стране не поддерживающего Ющенко электората, причем такового, согласно не знающим пощады цифрам, в полтора раза больше, не дает спокойно спать новым руководителям большой страны. Более того, в этой массе не очень подконтрольных людей не все являются простым народом, который уже можно списать за ненадобностью — народ у нас выполнял роль судьи, а победителей не судят. Многие по ту сторону баррикад, те, кто занимали должности и просто имели вес, пользовались устойчивой популярностью у тех, кто их избрал. Более того, даже смещенные со своих должностей, они остаются сильными противниками, потому что за их спиной стоят не технологии Майдана, а реальный опыт политических игр и ведения настоящей борьбы. К тому же новая власть еще долго не сможет похвастаться высокими результатами своей работы, потому что разрушить старое и заново построить новое не только трудно, но и долго. А выборы уже вот они. И времени может не хватить, чтобы втолковать народу в очередной раз, где его место. Народ может и ошибиться в своем выборе. А допустить этого никак нельзя.

Люстрация являет собой обезвреживание соперника, которого мочи нет победить в честной конкурентной борьбе. Об этом говорит Стэнтон в своей теории. Когда революция уже прошла, а запал и страх снова оказаться на баррикадах, а не в уютных кабинетах, остались, начинаются зачистки. То есть нам говорят, что систему надо менять путем замены кадров на более сознательные, а самых злостных мы злостно накажем. Но момент справедливости поспешного (успеть бы до выборов) суда остается за кадром. На днях первый президент Украины Леонид Кравчук сказал: «Новая власть еще не поняла, что они уже не оппозиция. Они продолжают жить и действовать методами оппозиции. Они борются неизвестно с кем, вместо того, чтобы управлять страной».

Украина озадачилась впервые вопросом «Что вообще происходит?», когда был убит Кирпа. Интуитивное ощущение, что происходит что-то ужасное, посетило всех, кто знал генерала Кравченко, и услышал о том, что тот застрелился перед походом в Генпрокуратуру на допрос. Вопрос: «Как можно было самому себе сделать контрольный выстрел в висок, когда уже от первого выстрела человек должен был быть мертв?» навсегда повис в воздухе. Нас просто не удостоили объяснениями по поводу вопиющих несоответствий здравому смыслу в версиях следствия. Потому что народ должен знать свое место и не должен знать лишнего.

Настоящую бурю вызвал арест Бориса Колесникова, экс-губернатора Донецкой области. Невесть откуда взявшаяся семья Пенчуков заявила, что Колесников силой заставил их продать ему акции торгового центра «Белый Лебедь» за копейки. Доказать обратное можно было только одним способом — поднять счета Пенчуков и посмотреть, когда какие суммы поступали на эти счета и от кого. Именно это сделал адвокат Колесникова, лицо уполномоченное, Андрей Федур, который, будучи многократно «отфутболен» из «органов» с этой информацией, в корне меняющей дело, идет стандартным для демократической страны путем — обращается в прессу. Такой шаг является логичным и мудрым в любой другой стране, кроме нашей. Законодательство Украины в сфере СМИ и вообще информации гласит, что сведения, помещенные в СМИ, являются поводом для рассмотрения правоохранительными органами и приравниваются к заявлениям граждан. Федур и народный депутат Раиса Богатырева публикуют информацию о счетах Пенчуков, которая полностью опровергает версию следствия и даже разворачивает его на 180 градусов, потому как донецкую пару можно осудить за клевету. На Федура заводят уголовное дело, расценив публикацию в СМИ не как заявление гражданина Украины, а как информацию о личности, распространенную без ее согласия. При этом сведения, опубликованные в СМИ, в материалы дела в обход законодательства, не попадают. Номером три в этой истории становится Раиса Богатырева, которую, наплевав на депутатскую неприкосновенность, тоже тягают по прокурорским кабинетам и совсем не как свидетеля.

Главным орудием люстраций становятся Святослав Пискун, который в погонах Генерального прокурора штампует уголовные дела пачками, несмотря на то, что его в свое время с должности этой уже увольняли именно по причине непрофессионализма, и Юрий Луценко, который знаменит тем, что стал первым за всю историю не только Украины, но и СССР гражданским министром внутренних дел.

От люстраций до махинаций

Закон вещь тонкая и как субстанция текучая. Желание посадить даже тех, кого не получается, порождает политику двойных стандартов. То есть что позволено Юпитеру, то не позволено быку. В результате так активно искореняемая коррупция, блат, договорные отношения и прочее, только крепнут.

Немалую роль сыграла в этом процессе известная гражданская кампания «Пора!». Именно им принадлежит авторство черных «расстрельных» списков, по которым потом уже работали орлы Пискуна и Луценко. Сам факт существования таких списков может быть расценен как преступление, а организация объявлена как запрещенная. Самозваные списки, в которых очень пространно обрисованы преступления фигурантов и не указано ни одного факта, однако взятые на вооружение соответствующими органами, могут и должны быть расценены в демократической стране, в которой действует презумпция невиновности и наличие конституционных прав у каждого гражданина, как нелегитимные, а их составители должны быть наказаны. Но нет. Когда адвокат Колесникова публикует информацию о счетах людей, оклеветавших его подзащитного, чтобы доказать стране свою правоту, это преступление. А когда 150 известнейших человек публично и бездоказательно объявляются преступниками, это демократия. И не нашлось никого, в том числе и в государственном аппарате, кто бы заметил это противоречие. И не просто заметил, а попытался с ним побороться. И получив немую поддержку власть предержащих, «Пора!», даже не пройдя регистрацию в государственных органах как общественная организация, сама себя уполномочила вести информационную войну. Когда-то один из лидеров «Поры!» Владимир Лесик заявил, что гражданская кампания так демократична, что включит в подобный список даже Ющенко, если он будет замечен в сомнительных эпизодах. Однако после громкого скандала с сыном Виктора Андреевича, разъезжающем на эксклюзивном авто по элитным ресторанам ежедневно, живущем в пентхаусе в самом сердце Киева и которому всего-то 19 лет, «Пора!», так ревностно следящая за властными кошельками, даже не выступила с комментарием, что совсем на них не похоже.

Но привилегированное положение полуармейской нелегальной организации — слезы по сравнению с теми противоречиями, которые терпит закон и чья-то похороненная на Майдане совесть.

Маразм многочисленных уголовных дел иной раз поражает. Мэр Запорожья Евгений Карташов ждет решения суда по уголовному делу за связи с… местным казачеством. Ему вменяется, что он использовал местных казаков в целях личной охраны. И платил им бюджетными деньгами. Заплатил за год аж 27 тысяч гривен за услуги охраны. Совершил преступление против украинского народа. Дал денег казакам. Национальный символ Украины, которому дали возможность заработать на службе у государства, тоже получил по шапке. Атаман, который был замечен в очень преступной связи с Карташовым, Александр Панченко, находится под следствием. Почему перечисление бюджетных средств на поддержание штанов казачества, в обмен на символическую услугу для человека, которому охрана положена по статусу, является преступлением, выяснить так и не удалось.

Или же дело на Николая Швеца, Днепропетровского губернатора. Его обвинили в том, что он часто ездил за границу и мало появлялся на работе. Преступление сие было квалифицировано как хищение бюджетных средств. Потому что на работу ходил мало, а скромную зарплату госслужащего получал. А раз он ее не отработал, значит, у государства украл. Поэтому он тоже враг народа и его надо посадить.

Вместе с тем, простота и легкость операций с движимым и недвижимым имуществом государства Украина, производимых ближайшим окружением Президента, остается незамеченной. В частности, якобы полученный в собственность за бесценок Колесниковым торговый центр просто вянет по сравнению с купленным за миллион с небольшим американских долларов судостроительный завод «Залив» в Керчи. Стратегическое предприятие, между прочим, уникальное в своем роде, когда-то секретное. За такую цену можно было купить разве что небольшой коттедж в элитном пригороде Киева. Или восемь таких же машин, как у сына Ющенко. Или провести две свадьбы дочери Тимошенко. И достался столь лакомый кусок в 2000 году одному из финансистов кампании Ющенко Давиду Жвания. Сейчас Давид Важаевич министр МЧС, а тогда он просто был Жвания, зато Виктор Андреевич был премьер-министром. Такая же участь постигла и Бахчисарайский комбинат «Стройиндустрия», доставшийся Жвании на весьма выгодных условиях. Но он не может быть преступником. Он на Майдане был. Он святой. И поэтому он никогда не окажется в списках «Поры!» или на допросе у Пискуна.

Объявленная война с олигархами нисколько не коснулась шоколадного короля Петра Порошенко. Корпорация «Рошен», которой он владеет не скрывая, несмотря на свою депутатскую деятельность, была замечена в фиктивном экспорте сахара, который потом всплыл в резонансном «деле Крымской таможни». Пара публикаций в прессе на эту тему с попыткой прояснить ситуацию больше, чем следовало бы, была снисходительно проигнорирована контролирующими органами. Напрасно. Порошенко вообще замечен в фиктивном экспорте. Вы знаете, как делать деньги из воздуха? Берете какой-то товар с очень мудрым названием и оформляете его продажу за границу какой-нибудь фирме за страшные деньги. Налог на добавочную стоимость на таможне вам должны вернуть. Вот именно там вы и получаете свою чистую прибыль, проводя экспортные операции исключительно на бумаге.

В 2003 году ООО «Укрпроминвест-авто», подконтрольная Порошенко, продала фирме «Геопланет ЛЛС», США, некий модуль векторного управления и регистрации за 22 миллиона гривен. 31 октября эта сделка состоялась, декларация №887 от того же числа.

Для сравнения. Уникальный корабль на воздушной подушке, «Зубр», который производят только в Феодосии на заводе «Море», гордость украинского военно-морского вооружения, не имеющий аналогов в мире, который на заводе строят не менее полугода, стоит на несколько миллионов дешевле. Чем руководствовалась американская фирма, приобретая непонятные модули за страшные деньги, неясно.

А еще, чтоб не заморачиваться, некоторые приборы продавали по нескольку раз за разную цену. Так, 29.08.2003 одна и та же тензометрическая система контроля статических и динамических нагрузок была продана от имени ОАО «Луцкий автозавод» за 9,6 млн гривен, а потом та же система, с таким же серийным номером, только от имени ДП «Богдан-сервис» — за 10,5 млн гривен. Той же самой фирме «Профитмакс ЛЛС», США. Декларации № 679 и №680 соответственно. Во всех случаях был возвращен НДС по факту фиктивных сделок, государство понесло убытки в размере многих миллионов, если посчитать все сделки, прошедшие по такой схеме.

И тут же — бронетехника и прочая устрашающая импровизация, от которой даже министру Луценко стало не по себе, когда надо было провести обыск в офисе Рината Ахметова. То, что Ахметов олигарх, даже сам он не отрицает. И вменяется ему именно незаконный возврат НДС. Но он по крайней мере, не лезет в политику. Если лезет, то не сам. Он имеет право законодательно покупать, продавать, вывозить, привозить, владеть, не владеть, возглавлять и не возглавлять. В отличие от народного депутата Петра Порошенко, который ко всему еще и глава СНБО. Или Давида Жвания, министра МЧС.

Не стоит даже вспоминать о Юлии Владимировне, чья нездоровая склонность к опустошению нефтегазовых хранилищ чужой страны на территории Украины привела к таким испорченным отношениям с Россией, что не сегодня-завтра РФ сдержит свое слово и начнет отпускать нам газ и нефть по настоящим европейским экспортным ценам. Эта идея, зависшая пока в воздухе, уже привела к тотальному подорожанию ГСМ. Может, дело уголовное на нее и закрыли, но последствия ее поступков налицо, и при желании и определенном подходе их тоже можно расценивать как преступление против всех автолюбителей, которые есть часть народа.

По такому же принципу, как и Колесникова, обвиняли и Руслана Боделана, мэра Одессы, в том, что он давил на какую-то там фирму, которую даже не стали называть, ссылаясь на тайну следствия, и Владимира Омельченко, мэра Сум. По странному стечению обстоятельств, это все были руководители регионов и городов, которые дали высокий процент для Януковича на выборах. Всего-то.

Упорно ждущие проявления истинной демократии (это когда ты можешь ради общей идеи товарища сдать, ну, как Павлик Морозов папу) могут ждать дальше. Шоу не будет.

Теорию Стэнтона подтверждает вопиющая предвзятость по отношению к преследуемым — сначала идет речь о том, чем занимался человек во время выборов, и за кого он был. А потом уже начинаются поиски, за что бы зацепиться, чтоб посадить. Часто новые политические течения, выросшие на Майдане, как та же «Пора!», не стесняются заявить о том, что они желали бы видеть за решеткой определенных известных людей просто потому что они голосовали за Януковича. Но где здесь тогда демократия? Зачем тогда нужны выборы, если всегда есть риск быть посаженным за неправильно поставленную галочку в бюллетене? Кто его знает, как жизнь повернется?

Одной из последних стадий по классификации Стэнтона, когда массовый психоз со стороны дорвавшихся к власти демократов, все еще является люстрацией, является поляризация. То есть «меченые» соперники полностью выделяются из общей массы, вокруг них с помощью СМИ создается общественное мнение, а затем истерия нагнетается до такой степени, что толпа начинает скандировать, как на библейском суде Понтия Пилата: «Распни! Распни его!».

От махинаций к геноциду

И вот здесь начинается то, что называется у Стэнтона геноцидом. Это массовое истребление людей по политическому признаку Когда остановиться уже невозможно. Упоение властью, осознание своего могущества засасывает. Привычка бороться со своими врагами превращается в паранойю. Так было в 37-ом, когда расстреливали по доносу, по нечаянно оброненному «Он советскую власть не уважает». Без суда, следствия и права на защиту.

К тому же безусловно полезно для комфортности своего правления, когда народ отвлекается от очередного бездарного решения в сфере экономики, потому что гремит очередной громкий арест. Так устроен человеческий мозг, он непременно проведет правильную причинно-следственную связь. Вчера вскочили цены на мясо. В полтора раза. Плохо. Надо покрыть кого-то матерным словом хотя бы в душе, так как мы без этого спокойно спать не будем. Посетовать не просто на абстрактного кого-то, кто виноват, а на конкретного человека. На следующий день в Харькове арестовали губернатора. Ура. Это все из-за него, стервеца, и мясо, и бензин, и сахар… Вот из-за таких, как он… И ничего, что мясо в Крыму, а губернатор в Харькове. Главное, что народ не успевает расслабиться и толком осознать, что нет здесь ни логики, ни смысла, ни правды, ни демократии. Потому что только он задумывается, почему зарплаты стало хватать не на три недели в месяце, как раньше, а всего на десять дней, его уже радуют очередным разоблаченным коррупционером. Самосознание пусть голодного, но гордого украинца растет, его распирает от гордости за свою демократическую страну и он согласен еще потерпеть, когда станет лучше.

Так вот по поводу паранойи. Уголовные дела нынче заводятся не только на больших и опасных политических фигур. В своем рвении поскорее провести санацию страны от опасного элемента, новые демократы кидают под свою государственную машину даже всякую по политическим меркам мелочь. Из сообщений прессы: «Армянский городской суд 21 июля приступил к слушаниям по уголовному делу по обвинению заместителя председателя Крымской республиканской организации Народно-демократической партии Александра Лиева и председателя исполкома Крымской организации партии «Русский блок» Олега Слюсаренко в организации хулиганских действий, повлекших перекрытие дороги во время визита в Крым в декабре минувшего года «Оранжевого «Поезда дружбы». Как известно, 17 декабря 2004 года в районе Армянска сторонники кандидата в президенты Виктора Януковича не пускали в Крым участников автопробега «Поезд дружбы», организованного сторонниками Виктора Ющенко. В акции принимали участие жители Армянска и Красноперекопска, в частности, активисты «Русского блока» и сотрудники завода «Бром», председателем правления которого был в тот момент Александр Лиев».

Товарищи эти как бы из разных политических лагерей, но обвиняются в одном и том же — воспрепятствованию демократии. Ну вот решили они выразить так свое недовольство — собрали своих и выставили живой кордон, мол, «Нет оранжевой чуме!». Выразили свое мнение. Не особо-то и хулиганили. Потому что было их там немало, и если бы действительно была задача хулиганить, никуда бы этот поезд не проехал. А он свою функцию в результате выполнил — приехал в Симферополь, участники дали пресс-конференцию, и уехали себе обратно. То есть задачи его не пустить не было. Была задача покричать, показывая, что в Крыму свои настрои в отношении всех этих новых демократических веяний. Не поняли. Позвали милицию, пожаловались, ребят разогнали, дела завели. А то, что у нас под оранжевыми знаменами здания государственных учреждений блокируют, дороги перекрывают, ущерб определенный наносят тем самым, — так это ничего, это демократия. Но ведь такие как Лиев, Слюсаренко, да даже такие, как экс-министр финансов Крыма Александр Гресс со своим иском к Президенту, — даже он на самом деле новой власти не опасен. Где резонанс, где народный гнев от их поступков, акций и заявлений? Нет у них по большому счету ни реальной силы, ни влияния, ни народа, стоящего за спиной. Но и эти люди так раздражают солнцеликого Президента в купе с Кабмином, что само их присутствие беспощадно пресекается.

Официальная статистика ста дней новой власти гласит: 19 тысяч предпринимателей обанкротилось, 18 тысяч чиновников уволено с занимаемых должностей, количество уголовных дел, заведенных по фактам фальсификации выборов и злоупотреблений служебным положением, колеблется в районе 12-13 тысяч. Точную цифру пока никто назвать не смог. Недавнее заявление Юлии Тимошенко, сделанное 29 августа, умиляет своей непосредственностью:«Если бы мне пришлось начать все сначала, я бы поступила так же, моя политика была бы такой же. Меня критикуют за мою кадровую политику. Ну и что. Мы тоже имеем право на ошибку. Из тех 18 тысяч чиновников, которые были заменены, многие, как оказалось, не обладают нужными руководителю качествами. Мы и их заменим». Читай: не оправдали доверия, поищем более сознательных. А в это время страна сползает вниз по всем показателям — работать некому, все только оправдывают доверие .

Пока судят Колесникова, а тюремный врач фиксирует очередной то ли инфаркт, то ли инсульт у харьковского губернатора Кушнарева, народ уже гадает — кто же станет новой жертвой? Хорошо информированные источники в Киеве полагают, что на очереди крымский экс-премьер министр Сергей Куницын, который упорно не желает уезжать за пределы страны на дипломатическую работу. Говорят, ему регулярно звонят с Банковой, и спрашивают: а что там с вашим решением? И не получив вразумительного ответа от нынешнего президента футбольного клуба «Таврия», вызывают его на очередной допрос в прокуратуру. Уже одиннадцать раз вызывали. Пока как свидетеля, но все же…

Те же источники утверждают, что компромат на Куницына искали долго еще в бытность его премьером. Учитывая вес, который он имеет в Крыму, на сегодняшний день одном из самых важных стратегически регионов, нейтрализовать его надо было быстро и мощно. Но все наводки, которые давали аналитики Администрации, оказывались не особо вкусными. Тогда из Киева в Крым выехала специальная бригада, которая 2 недели занималась наружным наблюдением за премьером, прослушиванием его телефонных разговоров и фиксированием его встреч для того, чтобы поймать его на горячем, в надежде, что где-то он проколется. Деятельность этой бригады была строго засекречена. Более того, слежка велась без каких-либо санкций, без уголовного дела, предполагающего подобные мероприятия, в общем, могли за это посадить. И скандал бы поднялся международный, если бы фамилия заказчика этих мероприятий неожиданно всплыла. Никто про эту бригаду не знал. И возможно, не узнал бы, если б транспорт, на котором передвигались киевские агенты 007, не был зафиксирован определенными крымскими службами, как представляющий немалый интерес, потому как слишком уж часто появляется в районах передвижений оппозиционного Куницына. И за деятельностью заезжих товарищей пристально наблюдали, пока они тут рьяно копали на неугодного премьера. И убедились в том что таки да, интересуется народ всем, чем занимается Сергей Владимирович. И говорят, что вроде как, когда заезжие оперативные работники поняли, что об их присутствии стало известно, они быстро вернулись в Киев, от греха подальше.

Доказательства слежки за государственным служащим высокого ранга, первым лицом автономии, по словам тех самых киевских источников, так и не были обнародованы, несмотря на то, что премьера додавили и он добровольно подал в отставку. Причем додавили самыми шакальими методами — путем люстраций его окружения. Позже в ответ на крики толпы «Ты нас предал!» Куницын так и ответит: «Если я не уйду, они и до вас доберутся».

Говорят, арест экс-премьера уже готовится. Слишком опасным противником считают его на Банковой. Неизвестно, получено ли добро на «отстрел» у нынешнего шефа Куницына — у Ющенко, чьим советником он все же пока остается. Интересно, что будет предъявлено ему в качестве обвинения, если даже специально приехавшая бригада уехала ни с чем. Впрочем, примеров зашкаливающего маразма в решении вопроса за что посадить, Украина уже знает немало.

Теперь она знает и примеры вторжения в личную жизнь для достижения своей конечной цели. За любым из граждан Украины, вне зависимости от ранга и статуса, может быть послана формирующаяся уже тайная полиция новой власти. Куда там Федуру с его чужими банковскими счетами…

От геноцида к демократии

Последняя стадия, на пороге которой, по мнению американского издания Washington Profile, скорее всего, окажется новая демократия в 2009 году, на новых президентских выборах, называется отрицанием. Как пишет вышеозначенное СМИ, шансов на победу во второй раз у Ющенко уже нет. Динамика развития показывает, что рейтинг его, если так дальше пойдет, к выборам уйдет в минус, и ему останется только каким-то образом организовать себе пожизненное президентство, чтоб самому не оказаться на скамье подсудимых за разрушенную экономику и сотни тысяч осужденных по политическим убеждениям. Потом, по закону развития процесса, найдется толпа международных экспертов, которые возмутятся зарвавшимися в своем благом стремлении очистить страну от скверны. Те, в свою очередь, начнут бить себя в грудь, мол, вот мы никого еще не обидели зазря, только пару злостных коррупционеров посадили, а так это все происки врагов, и нас оклеветали. История даже знает случаи, как это было в Чили, когда уничтожались братские могилы, где хоронили десятками, чтоб скрыть следы. Поднимется волна общественного мнения, на сей раз на уровне межгосударственных организаций, которые рассмотрят ситуацию в Украине и придут к выводу, что таки да, это уже не люстрации, это геноцид. И разработают ряд мероприятий, как отлюстрировать самих демократов. Международный трибунал вынесет приговор, и обезглавленное государство будет взято под управление наиболее демократичного с точки зрения мировой общественности человека. Чаще всего это замена шила на мыло, когда народ уж точно ничего не решает. Ему в этом спектакле не отводится вообще никакой, даже эпизодической, роли. Государство и общество уже разрушены и в результате мы получаем вторую Югославию или второй Ирак, пишет Стэнтон.

Мировой опыт свидетельствует, что некоторые, как например, угандийский диктатор Иди Амин, или чилийский «спаситель нации» Аугусто Пиночет, умудрялись после разгрома их режима, уйти от уголовной ответственности и умереть в мире. А вот некоторых сам народ осудил так, что страшно вспомнить. Достаточно примера румынского Николае Чаушеску, который боролся с проявлениями сепаратизма запретом на наличие занавесок на окнах, и созданием мощнейшей тайной полиции. Так вот его вместе с супругой Еленой сначала расстреляли, а потом на главной площади Бухареста повесили. И было это не так давно, меньше двух десятков лет назад. Забавный факт: после того, как диктатор пережил сильнейшее отравление, им была заведена охранная служба, которая обрабатывала все, что окружало румынского главу, специальными антисептиками, где бы он не находился. Еду, предназначавшуюся Чаушеску, проверял на наличие яда, бактерий и радиоактивности его личный инженер-химик майор Попа, который сопровождал президента с портативной лабораторией. Везде ему мерещились враги, жаждущие его смерти. А погиб он от руки народного палача. Исторические аналогии вообще забавная вещь…

Ярослава КУЗЬМУК, специально для «УК»

Читайте также: