«Разведение войск – это один из шагов по достижению иллюзии мира»

"Разведение войск – это один из шагов по достижению иллюзии мира"

ТКГ утвердила участки на линии разграничения в Донецкой и Луганской областях, где вскоре может произойти разведения войск. Об этом сообщил и.о. командующего ООС Виктор Ганущак.

Разведение должно произойти на 4-х участках: трёх в Луганской и одном в Донецкой области. Это участки Григорьевка, Славяносербск, Петровка и Нижнетеплое, отметил Ганущак. Что это – путь к миру на Донбассе или уступка со стороны Украины? И возможно ли вообще урегулирование конфликта на украинских условиях?

Об этом в эфире Радио Донбасс.Реалии говорили украинский военный эксперт Михаил Самусь и российский военный эксперт Юрий Федоров.

– Есть разные точки зрения на очередное разведение. Ваша оценка: это путь к миру на Донбассе или уступка со стороны Украины, как утверждают критики президента Зеленского?

Михаил Самусь: На самом деле, это реализация первого пункта Минских договорённостей, которые были подписаны в сентябре 2014 года, потом усовершенствованы в феврале 2015-го. Фактически это первый пункт, частично второй и, возможно, третьей, которые предназначены для прекращения огня, разведения сил и мониторинга линии разграничения.

После решений в сентябре 2016 года в формате Нормандской четвёрки и Минской трёхсторонней группы как раз было договорено, что будут реализованы конкретные участки разведения сил: километр на километр, которые позволят как пилотные проекты продемонстрировать, как вообще можно реализовать эту зону безопасности вдоль линии разграничения. И до сих пор, как мы знаем, были реализованы с 2016 года три такие зоны – километр на километр, то есть получается квадрат два на два километра в целом. Они остаются более-менее стабильными. Сейчас речь идёт о том, чтобы добавить ещё 4 таких зоны.

Нельзя говорить ни об уступках, ни о том, что это идёт к миру. Это просто реализация первых пунктов Минских договорённостей: самых элементарных, которые говорят об прекращении огня, разведении сил.

– Этот год дал надежду, что возможно мирное урегулирование и настоящее не только прекращение огня, но и окончание войны – или об этом говорить не приходится?

Михаил Самусь: Я бы не говорил о каких-то обнадёживающих прорывах. Ведь поле этих трёх базовых пунктов Минских договорённостей начинается самая большая проблема – категорическая разность в подходах трактирования Минских договорённостей украинской и российской сторонами.

Михаил Самусь
Михаил Самусь

Россия отрицает вообще, что они как-то упоминаются в Минских договорённостях, что является их стороной, указывая на своих марионеток в так называемых непризнанных республиках. Украина требует сначала реализовать все пункты, которые касаются безопасности.

У России другой подход. Они сначала хотят заставить Украину изменить своё законодательство, Конституцию, провести выборы, фактически зафиксировать тот статус-кво, который сейчас существует. То есть передать власть фактически российским марионеткам, создать такой анклав на территории Украины, полностью подконтрольный России, и только после этого говорить о передаче контроля над украинской границей и выведении своих войск.

Поэтому на самом деле никакого прогресса не произошло. Те процессы, которые идут с точки зрения прекращения огня и разведения сторон – это позитивные изменения. Они всё-таки ведут к тому, что безопасность личного состава ВСУ повышается, снижается вероятность ранений и гибели личного состава наших защитников, которые воюют на Донбассе. Но, с точки зрения стратегии, здесь подходы не изменились. Россия точно так же хотела бы максимально использовать Минские договорённости, чтобы создать подконтрольную территорию и всунуть её в политическое тело Украины с целью дестабилизации и реализации своего окончательного плана по уничтожению Украины как государства.

Командующий ООС Виктор Ганущак демонстрирует новые точки разведения на Донбассе: Григорьевка, Славяносербск, Петровка и Нижнетеплое
Командующий ООС Виктор Ганущак демонстрирует новые точки разведения на Донбассе: Григорьевка, Славяносербск, Петровка и Нижнетеплое

Пункты о разведении войск подписаны Украиной. Действительно, есть разные точки зрения, что можно подписать Минские договорённости, потом их не выполнять. Мы возвращаемся к тому, а зачем мы их тогда подписывали, зачем мы находимся в формате Минских договорённостей? Есть объяснение, что в 2014 – 2015 году действительно военно-политическая обстановка была невыгодная для Украины, и руководству Украины пришлось подписать эти договорённости. Но сейчас есть возможности для манёвра, есть возможности выйти из Минских договорённостей и решать вопросы военным путём. Есть возможности заморозить полностью конфликт – пойти по приднестровскому варианту. А есть возможность реализовывать дальше Минские договорённости.

Мне нравится комбинированный подход – мы остаемся в Минских договорённостях, но добиваемся их модернизации. Она заключается в том, чтобы поставить в обычную логику урегулирования конфликта, которая предлагается украинской стороной: то есть сначала мы обеспечиваем безопасность на оккупированной территории, устанавливаем украинское право и закон, затем начинаем потихоньку готовить эти территории к интеграции в украинское правовое законное поле. То есть проводим выборы и интегрируем в Украину.

Такой подход мог бы принести стабилизацию решения конфликта. Естественно, он не подходит России. Она всегда будет стоять на позиции неприкосновенности Минских договорённостей и реализации их именно по российской логике.

Как можно модернизировать? Для этого, опять же, нужно модернизировать Нормандский формат, добавить туда новых участников, прежде всего это США, Великобритания и возможно Европейский союз как организацию, а не просто две страны – Франция и Германия, которые представляют его.

Я считаю, что тактически сейчас ничего не меняется, эти зоны разведения не могут повлиять на позиции украинских войск. Мы можем говорить, что в ходе этих разведений могут быть утрачены какие-то тактические удобные позиции, однако я считаю, что украинская армия должна быть готова к операциям более высокого уровня, а именно к деоккупации территории.

Думаю, сейчас главная задача – усиление ВСУ высокотехнологическим оружием и профессионализация вооружённых сил. Чем выше будет готовность ВСУ воевать на новом технологическом уровне, тем быстрее будет, я думаю, решаться вопрос деоккупации Донбасса.

– Юрий, какова ваша оценка этому разведению: это весомый шаг к миру или просто уступка одной из сторон конфликта?

Юрий Федоров: На мой взгляд, очередное разведение войск на линии соприкосновения между украинской армией и сепаратистскими формированиями на Донбассе – это крайне неоднозначный шаг. С одной стороны, это снижает количество жертв, вероятность перестрелок, но приближает ли это к миру? И вообще возможно ли достижение мира сегодня на Донбассе?

Если посмотреть на это чисто с военной точки зрения, то Украина вынуждена покидать уже оборудованные позиции, снимать огневые точки, которые пристреляны по наиболее опасным направлениям наступления противника, снимать минные поля на тех направлениях, на которых возможна атака со стороны сепаратистских группировок, покидать высоты, которые наиболее выгодны, стратегические и тактические позиции. Так что в военном отношении это шаг крайне неоднозначный.

Юрий Федоров
Юрий Федоров

А возможен ли вообще мир? Потому что часто говорят, что разведение войск – это один из шагов по достижению мира. Я бы сказал, что это один из шагов по достижению иллюзии мира. Говорить о мире на Донбассе можно в том случае, если обе стороны его добиваются. Но добиваются ли мира в Москве?

Я думаю, что это неверная точка зрения, неверная интерпретация российской политики, потому что ни господин Путин, ни его окружение не настроены на то, чтобы реально вести дело к миру с Украиной, в том числе и искать какой-то устраивающее Украину решение донбасской проблемы.

Задача, которую поставил перед собой Владимир Путин, заключается в том, чтобы впихнуть эти сепаратистские территории, контролируемые пророссийскими террористическими группировками в политическое тело Украины.

Если Донбасс будет передан Украине, но на российских условиях, то это означает, что оттуда по всей территории украинского государства распространяться разного рода разведывательные группы, диверсанты, прочие бандиты, политические пропагандисты, которые будут осложнять положение, политическую, экономическую ситуацию в Украине.

Кроме того, это будет означать, что пророссийские политические силы, которые достаточно влиятельны на востоке страны, получат дополнительно несколько сотен тысяч, а может быть и миллион дополнительных голосов, что будет означать усиление влияния пророссийских группировок, политических партий в Верховной Раде и в других выборных органах представительной власти в Украине.

К сожалению, думаю, что достижение мира на украинских условиях невозможно. Украина не может освободить оккупированные территории ни военным путём, сейчас не может этого сделать и политическим путём.

Если бы я был во главе страны, я бы просто вернулся бы к тому, что в Украине одно время называли планом «Б»: создание оборонительного вала, который исключал бы всякого рода военные провокации и авантюры со стороны пророссийских группировок и оставил бы конфликт замороженным в том виде, в котором он существует сегодня.

Автор:  Олександр Лащенко; Донбас.Реалії

Читайте также: