На чём строится диктатура президента «рабочего класса» Венесуэлы, от которой массово бегут граждане страны

Президент Венесуэлы Николас Мадуро Фото Reuters

Николас Мадуро находится у власти в Венесуэле больше 7 лет — с 19 апреля 2013 года. За это время он сформировал полноценную автократическую систему, в которой всё подчинено одному человеку — президенту. Придя к власти после внеочередных выборов, Мадуро почти сразу расширил полномочия ради «спасения социализма», сплочения нации и выхода из кризиса. Но что-то пошло не так: с 2014 года экономика Венесуэлы, по данным Международного валютного фонда (МВФ), только падала, инфляция росла, а народ беднел.

В январе 2018 года Мадуро объявил о выдвижении на второй президентский срок. На этот раз он пообещал «выполнять наказ рабочего класса». На выборах президента Мадуро набрал почти 70% голосов. Однако судья Верховного Суда Венесуэлы Кристиан Зерпа назвал процедуру незаконной, а оппозиция обвинила власть в массовых фальсификациях. По всей стране начались многотысячные акции протеста за отставку Мадуро. На пике напряжённости уличных выступлений лидер оппозиции и председатель парламента Венесуэлы Хуан Гуайдо объявил себя новым президентом страны.

Суперпрезидентство, опора на армию и поиск «внешнего врага»

Мадуро только номинально соблюдает демократические процедуры. На деле — во время выборов постоянно происходят фальсификации, судебная система полностью подчинена президенту, а финансовые потоки контролируются приближёнными венесуэльского лидера. Он создал вертикаль власти, чтобы лично влиять на политическую среду.

Согласно Конституции Венесуэлы, нынешние полномочия позволяют президенту игнорировать требования оппозиции и единолично принимать политические решения. Фактически оппозиционные политики не имеют реальных рычагов влияния на власть. Поэтому Мадуро игнорирует любые предложения или инициативы оппонентов, вместо этого опираясь на силовиков и окружение.

Антиправительственный митинг в венесэульском штате Сулия, 2019 год Фото AFP

Для борьбы с оппозиционными партиями и активистами Мадуро создал специальные вооружённые отряды «моторизадос». Они занимаются рэкетом и зачастую подменяют полицию на акциях протеста. Такие «банды» не боятся применять насилие, так как находятся под защитой правящей элиты. Они охотнее избивают людей на улицах, чем полицейские. И последние не наказывают «моторизадос», а наоборот, исчезают во время появления «отрядов Мадуро», предоставляя полную свободу действий.

Армия Венесуэлы официально придерживается нейтралитета в борьбе между властью и гражданами. На деле — весь генералитет напрямую связан с коррумпированным режимом Мадуро. Механизм вооружённых сил достался президенту от его предшественника Уго Чавеса, который активно поддерживал силовые структуры страны. Мадуро пошёл дальше и окружил себя военной элитой в лице Диосадо Кабельо и Тарека эль-Айссами. Благодаря тому, что Кабельо и Айссами занимаются перераспределением ренты в военных кругах, генералы полностью поддерживают режим.

Армия и полицейские, несмотря на гиперинфляцию и нехватку товаров первой необходимости, финансируются в первую очередь. Однако и между силовиками происходят разногласия и стычки. Низший офицерский состав так же, как и остальные граждане, страдает от падения доходов и роста цен, поэтому многие военные и полицейские среднего и низшего уровня зачастую переходят на сторону протеста.

Солдат Национальной гвардии Венесуэлы на антиправительственном митинге в Каракасе, 2019 год Фото Reuters

Мадуро привлекает на свою сторону самые бедные слои населения, прикрываясь идеями всеобщего равенства. Пропрезидентская Единая социалистическая партия Венесуэлы (PSUV) выпускает специальные партийные билеты Carnet de la Patria, которые выдаются активным сторонникам социалистов. Такие билеты можно обменять на деньги и продовольственные товары, придя на выборы. Граждане с крайне низкими доходами получают эти билеты и голосуют за Мадуро, чтобы хоть как-то прокормить себя и семью.

Из-за резкого падения уровня жизни и бедности многие венесуэльцы бегут из страны. По данным Международной организации по миграции (МОМ) и Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев (УИКБ), с 2015 года Венесуэлу покинуло более 4,3 миллионов человек. Основными целями венесуэльских беженцев становятся страны Центральной и Латинской Америки. Некоторые семьи, которые по разным причинам не могут покинуть Венесуэлу, отправляют молодёжь на заработки в США или Мексику.

Также президент Венесуэлы в своих выступлениях часто использует антиамериканскую и антиевропейскую риторику. Он обвиняет США, Великобританию и Европейский союз (ЕС) в попытках вмешательства во внутренние дела страны, а также планировании терактов в Каракасе. Мадуро считает, что Вашингтон «стремится завладеть природными ресурсами» страны и «развязать «нефтяную» войну, чтобы вторгнуться» в Венесуэлу.

Кроме того, Мадуро уверен, что ЦРУ хочет «провести подпольную террористическую операцию». По словам венесуэльского лидера, американцы используют спецслужбы для организации атак на нефтяную отрасль, электроэнергетику и военные объекты Венесуэлы. Также президент обвинил Вашингтон во вмешательстве в электоральный процесс страны.

Двоевластие, деньги Москвы и поддержка Китая

В начале января 2019 года, на фоне непрекращающихся уличных демонстраций противников Мадуро, Венесуэла погрузилась в глубокий политический кризис. Возникла ситуация, когда оппозиция уже имела широкую поддержку, но ещё не могла справиться с натиском силовиков, преданных режиму социалистов.

23 января, на волне массовых демонстраций в Каракасе, председатель Национальной ассамблеи, один из лидеров оппозиции Хуан Гайдо объявил себя исполняющим обязанности президента страны. Оппоненты Мадуро рассчитывали, что в момент кульминации протестов Гуайдо сможет сместить действующий режим и заручиться поддержкой со стороны США и ЕС.

Хуан Гуайдо на антиправительственном митинге в Каракасе, 2019 год Фото EPA

Почти все западные и латиноамериканские страны признали Гуайдо временным президентом Венесуэлы и выразили поддержку политику. Однако с резкой критикой венесуэльской оппозиции выступили Россия и Китай, которые отказались вести диалог с Гуайдо и заявили о приверженности к конституционному порядку. Москва и Пекин подчеркнули, что полностью поддерживают «законный» режим Мадуро.

В Венесуэле возникло двоевластие. Мадуро по-прежнему пользовался значительной поддержкой у силовиков и военных, а также у самых бедных слоёв населения. Гуйадо имел поддержку среди оставшегося после инфляции в 2700% среднего класса и опирался на широкое международное признание. Прежде всего, лидер оппозиции рассчитывал на помощь со стороны США, Великобритании и Испании.

Поддержка Европы очень важна для Венесуэлы. Тем самым европейские страны признают нашу борьбу, которая вскоре приведёт к восстановлению нашей свободы. Мы также должны лишить [Мадуро] всей поддержки, которая у него есть в данный момент в вооружённых силах, и предоставить амнистию всем тем военным, кто встанет на сторону конституции.

Хуан Гуйадо
председатель Национальной ассамблеи, частично признанный президент Венесуэлы

Режим Мадуро подпитывается Москвой, чтобы сохранить российские инвестиции, которые вложены в нефтяную промышленность Венесуэлы. По словам политолога Татьяны Ворожейкиной, «экономическое донорство» России расширяется, потому что «Роснефть» «владеет огромным пакетом венесуэльских нефтяных активов». Ворожейкина считает, что «чем хуже будет экономическая ситуация в Венесуэле, тем больше будет надежд у чавистов на списание долгов России», так как Каракасу «их нечем платить».

Николас Мадуро и глава «Роснефти» Игорь Сечин Reuters

Мадуро также заручился поддержкой китайской элиты. Официальный Пекин считает, что «сотрудничество между Китаем и Венесуэлой носит взаимовыгодный характер», а президент Мадуро — единственный «законный» лидер страны. Китай считается «самым важным кредитором» Каракаса. С 2006 по 2017 годы Пекин предоставил Венесуэле 17 кредитов на общую сумму в 62,2 миллиарда долларов. Поэтому Китай «заинтересован в поддержке Мадуро» исключительно «по экономическим причинам», уверены журналисты.

Если Мадуро уцелеет, если останется, то наверняка попросит поддержки у России: ему нужны будут какие-то аргументы для того, чтобы успокоить население и убедить, что он эффективный президент. Что касается военной поддержки [со стороны Москвы], нет, это абсолютно исключено, потому что, сравнивая с Сирией, здесь принципиально другая ситуация, а самое главное — это очень далеко.

Фёдор Лукьянов
главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»

В противовес России и Китаю западные страны помогают Гуайдо. США и Евросоюз оказывают дипломатическую и экономическую поддержку самопровозглашённому президенту Венесуэлы и не признают Мадуро в качестве лидера страны. Вашингтон разрешил Гуайдо пользовататься деньгами венесуэльского правительства в американских банках. Великобритания открыла доступ для самопровозглашённого президента к золоту Венесуэлы в Банке Англии. Для понимания — центральные банки многих стран хранят деньги в проверенных хранилищах на нейтральной территории.

Активную поддержку Гуайдо оказывает Испания, которая исторически имеет существенное влияние в Латинской Америке. Мадрид одним из первых поддержал лидера оппозиции Венесуэлы. Премьер-министр Испании Педро Санчес продвигал интересы Гуайдо внутри ЕС. Венесуэла входит в четвёрку стран Латинской Америки с самым крупным потоком капитала из испанских банков, именно поэтому Мадрид активно следит за ситуацией в Каракасе. Однако Мадуро, несмотря на давление Гуайдо, продолжает удерживать позиции режима.

Ключевой фактор [устойчивости режима Мадуро] – это поддержка армии и правительства. Почему военные так лояльны Мадуро? Основная причина, что Мадуро за время своего правления смог насквозь коррумпировать военную верхушку. Ключевые предприятия страны контролируются военными.

Венесуэла – один из крупнейших в мире поставщиков кокаина, и этот бизнес фактически полностью контролируется военными. Многие чиновники Мадуро находятся в международном розыске за наркотрафик. Военные генералы понимают, что если режим Мадуро падёт, то никакая амнистия их не спасёт. Это, по сути, крупная мафиозная организация.

Максим Миронов
профессор финансов IE Business School в Мадриде

Экономический фундамент режима Мадуро

В октябре 2020 года американский журнал Foreign Affairs выпустил большое исследование о выживаемости автократии в Венесуэле. По словам авторов, венесуэльская экономика «оказалась разрушенной», однако даже этот фактор не стал причиной падения режима Мадуро. Журналисты подчёркивают, что огромное влияние на финансовую стабильность Каракаса оказывает нефтедобыча. В 2012 году местные компании добывали 2.4 миллиона баррелей в сутки, в 2020 эта цифра составляет всего 339 тысяч баррелей.

Благодаря экспорту нефтепродуктов правительство Венесуэлы получает валютные инвестиции в экономику. Но доход от нефти также обогащает и венесуэльскую элиту. При этом выплата дохода от экспорта гражданам сократилась с 3200 долларов в 2012 году до 200 в 2020 году. Падение эффективности производства Foreign Affairs связывает с режимом Мадуро, который «тормозит» развитие рынка.

Фото AP

По словам профессора финансов IE Business School в Мадриде Максима Миронова, у Мадуро «серьёзные проблемы с деньгами», так как США «ввели санкции против государственной нефтяной компании PDVSA и заморозили принадлежавшие ей активы на сумму 7 миллиардов долларов». «Недостаток финансов» Мадуро «пытается решить срочной продажей золота в ОАЭ с помощью российских самолётов», — считает профессор. Кроме того, напоминает Миронов, компания «Лукойл» также «заморозила контракты с PDVSA», чтобы избежать санкций США.

Сырьевая экономика, на которую опирается Мадуро, оказалась неэффективна после введения американских санкций в отношении президента и его окружения. Научный сотрудник Центра изучения кризисных обществ Татьяна Русакова уверена, что из-за резкого сокращения добычи нефтепродуктов перестали «создаваться производства, всё время повышался процент импорта». По словам Русаковой, перераспределение дохода от нефти в пользу бедных спровоцировало кризис на внутреннем рынке.

Любовь народа [к Мадуро] держится на популизме. Дотируемые цены на продукты и бензин привели к пустым прилавкам и чёрному рынку. Национализация всего что можно уничтожила малый бизнес. До недавнего времени бензин стоил 0,02 доллара за литр, при норме 120 литров в месяц по социальной карте, то есть был практически бесплатным. Однако, очередь на бензин в Каракасе может затянуться на день или два, а в провинции можно ждать в очереди и по 3-4 дня.

Михаил Бобрышев
член Американо-Российской Торгово-Промышленной палаты

Испанское издание ABC отмечает, что в Венесуэле наблюдается «тяжелейший гуманитарный кризис», и санкции США заставляют режим Мадуро «увеличить наркотрафик», чтобы стимулировать приток финансов в страну. По словам специалиста в нефтяной области, исполнительного директора Inter-American Trends Антонио де ла Крус, Каракас ежемесячно лишался дохода в миллиард долларов из-за санкций США и ЕС.

Фото AFP

По мнению специалиста экономической программы Фонда Карнеги Андрея Мовчана, «примерно треть» нефти, добываемой в Венесуэле, тратится на погашение внешнего долга. При таком раскладе рассчитывать на рост экономики нельзя. Система «погрязла в нищете и неэффективности», — отмечает специалист.

Foreign Affairs характеризует политическую систему, которая сложилась в Венесуэле при Мадуро, как «организованную преступность, заполонившую экономику». Именно поэтому население нищает, а приближённые президента богатеют. Однозначного ответа на вопрос о запасе прочности Мадуро у аналитиков нет, однако многим исследователям очевидно одно — режим существует только благодаря искусственной поддержке союзников в лице России, Китая и нескольких социалистических стран Латинской Америки. Без инвестиций Мадуро и его команда обречены на поражение.

Автор:  Leonid Pasternak; TJOURNAL

Читайте также: