Метки: уроки истории

Кримінальний світ старого Станиславова: касярі, кантовники, зецери та шопенфельдери

Хоч місцеві злодії і тримали штаму (товаришували), але часом доходило у них і до кривавих бійок, найкривавішими з яких були бійки, на які видав вирок злодійський суд – дінтойра. Підставою такого суду було сипання своїх товаришів у поліції чи на суді.

Преступно безумны

Психически тяжелобольные люди освобождаются от обвинений потому, что, как отметил Святой Августин, «у каждого человека есть свобода, но она ограничена для детей, слабоумных и тех, у кого нет способности определять, что есть добро, а что — зло».

Уроки истории: как таиландские сепаратисты превратились в воинствующих террористов

Официальный Бангкок несколько десятилетий пытается встроить южные территории, населённые мусульманами-малайцами, в социально-экономическую жизнь страны. Все попытки оказались неудачными и в итоге привели к гражданской войне, начавшейся в 2004 году и до сих пор не закончившейся.

Подростковые банды «бегунов» в Кривом Роге 90-х: самопалы, взрывчатка. десятки смертей и сотни увечий

За 10 лет «работы» таких банд погибли 28 детей и один милиционер. Более двух тысяч подростков получили ранения, медики фиксировали сотни увечий. По законодательству тех времен предупредить такие преступления было почти невозможно: детей до 16 лет с пистолетами и взрывчаткой нельзя было привлечь к уголовной ответственности.

Как советские чекисты возили контрабанду

Патефон, две дюжины дамских чулок, 10 пар теплых детских носков, мужское кепи, презервативы, шелковый плащ, туфли на резине. Это лишь часть из списка товаров, которые контрабандой были ввезены в СССР из Константинополя заведующим санаторием ОГПУ УССР по просьбе начальника Одесского областного отдела ОГПУ.

«Все удавшиеся революции удачны по-своему». Насколько протесты в Беларуси похожи на другие восстания

Все последние дни Европа не отрываясь следит за бурными событиями в Беларуси и пытается, кроме прочего, сравнить их с другими демократическими революциями в регионе в последние двадцать лет, чтобы понять, чего ждать дальше.