ПРОКУРОРЫ И ЗАКАЗЧИК

Уже толком и не разберешь, кто на кого наехал первым: Потебенько на Пискуна или Пискун на Потебенько. Кажется, все-таки Пискун, когда запустил среди депутатов письмо Потебенько в СБУ по делу Гонгадзе, со странноватой с его же слов целью «узнать, как скоро ее принесут Потебенько». Как бы то ни было, но посеявший ветер – пожинает бурю. Святославу Михайловичу, на своих генпрокурорских зияющих высотах уже и забывшему о своем недавнем прошлом в качестве начальника следственного управления налоговой милиции ГНАУ, пришел привет из города Луганска. А точнее, из СИЗО этого города, от Бориса Фельдмана.Трехлетию заточения Бориса Фельдмана посвящается

Рано или поздно, но каждому воздастся. Не смотря на иммунитеты, гарантии для «гарантов» или надежды на быструю смерть в руководящем кресле. Как свидетельствует практика, вначале возмездие приходит к исполнителям. Но рано или поздно, неизбежное как закон природы, оно настигает заказчика. Сейчас бессонные ночи начались у двух украинских генпрокуроров, бывшего и ныне действующего. Однако, несмотря на то, что самыми большими привилегиями у нас пользуются инвалиды с врождённым пороком совести, даже «карманное» телевидение уже не может скрыть весьма нездоровый вид главного «заказчика» страны.

13 марта исполняется ровно три года с момента ареста бывшего президента банка «Славянский». Банк был уничтожен «под заказ», а сам Борис Фельдман после уникального по своему беспределу следствия — осужден на девять лет лишения свободы. Исполнителями «заказа» выступили тогдашний глава ГНАУ Азаров, нынешний председатель Верховного Суда Украины Маляренко и Пискун, сделавший себе из этого «дела» трамплин, приведший его в кресло нынешнего генпрокурора. Святославу Михайловичу стоило хотя бы попытаться почитать Михаила Булгакова. Тогда бы он узнал, что не горят не только рукописи – не горят также сфабрикованные уголовные дела, да и люди, как это ни странно, умудряются выживать в условиях украинских ИВС, СИЗО, лагерей и тюрем.

Итак, Пискуну пришел привет от Фельдмана. Точнее, из Луганского СИЗО Борис Фельдман прислал письмо в адрес нардепа Потебенько. А из письма этого следует, что нынешний генпрокурор промышляет не только конфискатом и тырит не только бюджетные деньги на свои неоформленные отпуска. Отнюдь, еще в бытность свою главным следователем ГНАУ Святослав Михайлович был не чужд более утонченных вещей, а именно — махинаций с банковскими векселями.

Но, ближе к делу, точнее — к письму Бориса Фельдмана на имя Михаила Потебенько.

Цитируем: «Как мне стало известно из средств массовой информации, Вы начали очень важное дело, а именно изучение незаконной деятельности г. Пискуна в период его пребывания на должности председателя Следственного управления НМ ГНАУ.

Я непосредственно имел возможность соприкоснуться с деятельностью г. Пискуна, и имею в своем распоряжении достоверные и документально подтвержденные данные о совершении г. Пискуном преступлений на этой должности во время расследования уголовного дела № 1480001 известного как „дело банка „Славянский”. Эти документы полностью подтверждают те выводы и оценки относительно деятельности г. Пискуна, которые Вы высказывали в Ваших выступлениях в Верховной Раде Украины. А именно: при непосредственном участии г.Пискуна и под его руководством было незаконно возбуждено уголовное дело, арестованы руководители, незаконно изъято имущество, банк доведен до банкротства, а его имущество за бесценок распродано. Более того, г.Пискун смог добиться абсурдного и незаконного приговора суда относительно меня, чтобы прикрыть преступления свои и своих подчиненных. Еще раз подчеркиваю, что господин Пискун непосредственно принимал участие в преступных действиях относительно меня и других обвиняемых по “делу банка “Славянский”. При этом его действия задокументированы, и не остается сомнений в том, что эти действия были не ошибкой, а были сознательными и умышленными. И доказательства подтверждают, что Пискун или непосредственно совершал преступления или руководил преступными действиями подчиненных, так что не остается возможности списать эти преступления на действия “стрелочников”.

Следует также отметить, что Пискун проводил целенаправленную кампанию по дезинформации общественности через средства массовой информации, а также в своих публичных выступлениях. Кроме того, лично Пискун причастен к репрессиям относительно СМИ, которые пытались писать правду о деле банка “Славянский” и о деятельности налоговой милиции. Достаточно вспомнить разгром подчиненными Пискуна редакции интернет-издания “Обком” после публикации критической статьи о деятельности последнего.

При этом Пискуном, в период его пребывания в руководстве налоговой милиции осуществлялось беспрецедентное давление даже на сотрудников генеральной прокуратуры Украины. Есть также доказательства того, что относительно “дела банка “Славянский” руководство налоговой службы сознательно предоставляло дезинформацию высшим руководителям государства, пыталось влиять на позицию руководства Генпрокуратуры, в том числе и путем клеветы на него.

Я хотел бы отметить Вашу принципиальность в этом вопросе, и то, что Пискун, понимая безосновательность обвинений и наличие в деле документов о совершенных им преступлениях, в феврале 2000 г. не решился продолжать следствие по “делу банка “Славянский” и визировать содержание под стражей обвиняемых у Генпрокурора. Вместо этого налоговое следствие объявило, что обвиняемые якобы знакомятся с материалами дела, а следствие было объявлено законченным. На самом же деле материалы для ознакомления обвиняемым не предъявлялись, а следствие по делу продолжалось. В частности Пискун поехал в Копенгаген, будто бы для проведения следственных действий по делу 148001, следствие по которому на тот момент было объявлено “завершенным”.

Ради собственных амбиций Пискун оскверняет имидж Украины. И я убежден, что не в последнюю очередь благодаря его стараниям были введены санкции FATF против Украины. Сознательно раздувалась истерия вокруг “отмывания грязных денег” в Украине. Так, Пискун в своих выступлениях, в том числе и за рубежом, утверждал, что “дело банка “Славянский” является делом об отмывании “грязных денег” на сумму 1,2 или 1,5 миллиарда долларов, что является самым большим подобным делом в мировой истории. Пискун лично заявлял, что Фельдман “отмывал грязные деньги”. На самом деле это откровенная ложь, в этом деле нет ни одного постановления о возбуждении уголовного дела или обвинения по факту “отмывания грязных денег”.

В результате преступных действий Пискуна относительно банка “Славянский” был обанкрочен банк и ряд предприятий, большое количество вкладчиков, акционеров и клиентов банка остались без своих денег, а сотрудники этих предприятий без работы. А тем временем за это “дело” Пискун получил карьерные дивиденды, что сыграло свою роль и в его выдвижении на должность Генерального прокурора Украины.”

Такова преамбула письма Фельдмана. Далее следует список преступлений, совершенных Пискуном в ходе “расследования” дела банка “Славянский”. Мы не будем останавливаться на фактах возбуждения уголовных дел против заведомо невиновных лиц. Это тема отдельного исследования. Сегодня мы остановимся на факте разворовывания господином Пискуном и его подчиненным, следователем Орлом имущества банка “Славянский” на сумму более 300 миллионов гривен. Как следует из письма Фельдмана “Следователь Василий Орел, рассмотрев материалы уголовного дела № 1480001 18 августа 2000 г. вынес Постановление об отмене ареста на ценные бумаги, резолютивная часть которого состояла из двух пунктов.

Пункт 1: „Арест, наложенный на ценные бумаги (векселя) КАБ „Славянский”, отменить”. Речь шла о векселях общая только номинальная стоимость (не считая процентов) составляла свыше 300 млн. грн., о векселях мощных украинских промышленных предприятий (Макеевский металлургический комбинат, ВАТТ „Північний ГЗК”, ВАТТ „Інгулецький ГЗК”, „Цетральний ГЗК”, „Кривбасрудоремонт”). Вопрос: что происходит с имуществом собственника после того, как наложенный на это имущество арест упразднен? Очевидно, что с этого момента, даже если арестованное имущество на законных основаниях было передано на сохранение другим лицам, оно должно быть немедленно возвращено собственнику этого имущества. Очевидно, что если после отмены ареста таким имуществом незаконно завладеют другие лица, то такое овладение есть ничто другое как разворовывание имущества. Теперь следует привести пункт 2 из указанного Постановления Орла: “Простые векселя, изъятые в КАБ „Славянский” 12.07.2000 года передать Главному управлению принудительных взысканий налогов ГНА Украины для принятия мер по возмещению причиненных убытков.” Интересно, а о каких убытках идет речь, и кому их собирался возмещать Орел? Вкладчикам банка, акционерам банка, клиентам банка, которые пострадали от своеволия налоговой относительно банка и его имущества? Нет, после этого постановления в материалах уголовного дела помещается документ подписанный самим Пискуном, который свидетельствует о том что Пискун совместно с Орлом осуществил разворовывание указанного имущества на сумму большее 300 млн. грн. Этот документ подписан лично Пискуном 21.08.2000 и адресован начальнику Главного управления налоговой милиции генерал-маойору В.Д.Чалому. В этом документе Пискун указывает следующее: „направляю Вам векселя, которые принадлежат КАБ „Слов’янский”, для принятия мер по своевременному погашению векселей и направления средств вырученных от этого в бюджет.”

Как видно из текста этого документа, Пискун прекрасно понимает, что векселя принадлежат КАБ „Слов’янский”, а не ему и не Чалому. Между тем Пискун предлагает Чалому получить средства по этим векселям, и конечно направить эти средства не собственнику векселей, а совсем в другом направлении, которое Пискун называет „бюджетом”. Важно отметить, что тот факт, что похититель часть средств полученных от реализации похищенного имущества направляет в государственный бюджет, отнюдь не исключает наличия в его действиях состава преступления. Кроме того, очевидно, что действуют эти лица совсем не в интересах бюджета, и, как свидетельствуют об этом имеющиеся материалы, векселя, которые принадлежали банку „Славянский” были распроданы определенным структурам за бесценок. Так, например, в результате действий сборщиков налогов, пакет векселей, выданных Макеевским металлургическим комбинатом, общей номинальной стоимостью больше 160 млн. грн. был продан определенным структурам за 8% от номинальной стоимости, а через короткое время эти векселя были использованы в расчетах с ММК по номинальной стоимости. То есть, прибыль от такой операции составляла более 150 млн. грн., и эти 150 млн. грн. не были направлены ни в бюджет, ни вкладчикам банка. Кстати, только этих средств хватило бы, чтобы рассчитаться сo всеми физическими лицами – вкладчиками банка.

На самом деле, указанный документ от 21.08.2000 за подписью Пискуна красноречиво свидетельствует о незаконном овладении имуществом банка путем злоупотребления служебным положением организованной преступной группой в которую входили должностные лица налоговой милиции: следователь Орел, начальник следственного управления Пискун, начальник Главного управления налоговой милиции Чалый. Таким образом своими умышленными действиями, действуя в соучастии с другими должностными лицами налоговой милиции, С.М.Пискун совершил преступление предусмотренное ч. 5 ст. 191 УК Украины по признакам: „завладение чужим имуществом путем злоупотребления должностным лицом своим служебным положением … содеянное … по предшествующему сговору группой лиц … в больших размерах”, что соответствует положениям ст. 86-1 УК Украины 1960 г. в редакции, которая действовала на время совершения преступления (“разворовывание государственного или коллективного имущества, содеянное в особо крупных размерах, независимо от способа разворовывания (статьи 81-84 и 86)”.

Такие вот дела. Имеем Генпрокурора, совершившего преступление, за которое по старому уголовному кодексу светила “вышка”.

В конце своего письма Фельдман просит Потебенько “инициировать парламентское расследование деятельности С.М. Пискуна на должностях председателя следственного управления НМ ГНАУ и Генерального прокурора Украины, в частности, разворовывания им имущества банка “Славянский” на сумму более 300 миллионов гривен, незаконное возбуждение им уголовных дел, незаконные задержания, аресты и содержание под стражей сотрудников и акционеров банка “Славянский”, незаконное привлечение к уголовной ответственности и других преступлений. Инициировать возбуждение против С.М. Пискуна и его соучастников уголовных дел по фактам совершения преступлений.”

Что же за странное государство мы построили? В нем должность генпрокурора занимает человек, рядом с которым страшно не то что кошелек, а даже визитницу оставить. Какая-то клептократия в погонах получается.

Впрочем, если на Пискуна свалились старые грехи в виде Бориса Фельдмана, банка «Славянский», уворованного конфиската и прочего, то положение эксгенпрокурора Потебенько можно охарактеризовать как предынфарктное. Так, генеральный секретарь международной организации «Репортеры без границ» Робер Менар после встречи с Пискуном заявил, что будет добиваться допроса Михаила Потебенько по поводу многочисленных нарушений закона, совершенных им при расследовании дела Гонгадзе. И отнюдь не исключено, что в ближайшее время генпрокуратура может подать в Верховную Раду представление о привлечении Потебенько к уголовной ответственности и, соответственно, о снятии депутатской неприкосновенности. Ведь никто не знает, что рассказал на допросах прокурор Таращи и другие «стрелочники». И никто не знает, какого ранга и калибра будет следующий «стрелочник».

Итого: Пискуну по ночам снится Фельдман, Потебенько – отрезанная голова Георгия Гонгадзе. Но, если верить записям Мельниченко, и Гонгадзе и Фельдмана «заказала» одна и та же персона. Коль так, если генпрокуроры окажутся в свое время на скамье подсудимых, с ними в одной клетке должен сидеть и заказчик — «гарант» современного украинского беспредела.

Станислав РЕЧИНСКИЙ

Читайте также: