Непотопляемый министр топлива. Часть 3. ПОРА ЗРЕЛОСТИ

Министр топлива и энергетики Сергей Ермилов вызывает недовольство многих политических и «энергетических» кругов. Но это никак не отражается на его положении. «Он на своем месте – он нужен», — говорят знающие люди. Вот только кому он нужен? В этом мы и пытаемся разобраться. Читайте ниже об извращенной тяге украинской энергетики к «старшему брату», о планах фактической приватизации того, что приватизировать категорически противопоказано, о тотальном контроле со стороны России и об узкоотраслевом контроле со стороны «донецких». В общем — читайте о перспективах украинской независимости. Немотивированная любовь к старшему брату

Сергей Федорович Ермилов – последовательный сторонник единения украинской и российской энергетики. Причем, некоторым наблюдателям подобная любовь к старшему брату представляется серьезным отклонением от нормы, если не сказать жестче – извращением. В то время, как Украина на словах декларирует мечты о сближении с Евросоюзом, свое желание ослабить жесткую энергозависимость от России, на практике происходит диаметрально противоположный процесс. Особенно четко российский вектор в украинской энергетической политике обозначился при руководстве Минтопэнерго Сергеем Ермиловым. Международные организации называют одним из главных условий сближения Украины с западом диверсификацию поставок энергоносителей. По устоявшейся мировой практике, импорт из одной страны не должен превышать трети общих потребностей государства. В таком случае возможно достичь энергетическую независимость. В Украине же, и без того критически привязанной к российским поставкам, наблюдается стремление еще больше сблизиться со«старшим братом». Что конкретно сделано г-м Ермиловым в этом направлении? Многое.

Объединяй и властвуй!

Соглашение про объединение энергосистем Украины и России, пожалуй отнесем к главному «достижению» министра Ермилова из его недавнего прошлого.

Россия давно и настойчиво стремится к такому объединению. Вот как прогнозирует развитие событий Юрий Костенко, первый заместитель руководителя фракции «Наша Украина», член Комитета ВР по вопросам топливно-энергетического комплекса:

Наша фракция всегда выступала против формального объединения российской и украинской энергосистем. А именно: сегодня происходит первый этап разорения украинской энергетики. Дело в том, что сегодня мы работаем в плоскости мировых цен на энергоносители – нефть, газ, уголь. Исключением является российская электроэнергия. С объединением энергосистем наши потребители с радостью будут покупать более дешевую российскую электроэнергию. Национальные энергогенерирующие компании не выдержат такой конкуренции и быстро разорятся. После этого Россия станет монополистом и резко взвинтит цены, как это произошло с нефтью и газом. Тогда о независимости Украины можно будет говорить лишь условно.

Это – если описывать процесс схематично. Но суть именно такова. Эту опасность, собственно, понимают все, и Сергей Ермилов безусловно отдает себе в этом отчет. И тем не менее…

12 февраля 2001 года в Днепропетровске глава РАО ЕЭС России Анатолий Чубайс и украинский министр топлива и энергетики Сергей Ермилов подписали на первый взгляд симпатичный Меморандум о сотрудничестве в области электроэнергетики между Министерством топлива и энергетики Украины и РАО ЕЭС России. Одно из положений документа предусматривало возобновление параллельной работы украинской и российской энергосистем. Документ декларировал взаимное согласие на участие российской стороны в акционерном капитале объектов украинской энергетики. Это событие немедленно породило резкие оценки некоторых украинских политиков, усмотревших в произошедшем угрозу энергетической и национальной безопасности страны. Собственно, по этой причине несколько парламентских фракций инициировали отставку министра Ермилова и тот ушел… чтобы вернуться и продолжить начатое. На сегодняшний день, как считают и украинские, и российские специалисты, все условия Меморандума выполнены или почти выполнены. Параллельная работа энергосистем России и Украины продолжается с 20 августа 2001-го.

Российские СМИ восприняли это едва ли не как акт единения двух народов, возвращение Украины в энергетическое лоно матушки-России. «Время МН» писало: «Вчера в присутствии председателя правления РАО «ЕЭС» Анатолия Чубайса и посла России на Украине Виктора Черномырдина к Единой энергосистеме (ЕЭС) России были подсоединены на параллельную работу электростанции и потребители Украины. Это радостное событие произошло через полгода после того, как в феврале министр энергетики Украины Сергей Ермилов и Чубайс подписали меморандум о необходимости совместной работы двух энергосистем. Предполагалось, что это произойдет 1 марта. Однако энергосистемы не объединились ни в марте, ни в апреле, ни в мае, ни в июне. Несмотря на то, что меморандум был подписан в Днепропетровске в присутствии президентов Леонида Кучмы и Владимира Путина. Технически объединиться возможно за пару часов — после команды диспетчерским службам обеих стран. Как всегда, дело оказалось не в технике, а в финансовых неурядицах. После завершения политического кризиса на Украине России пришлось налаживать отношения с новым кабинетом министров во главе с Анатолием Кинахом (хотя Олег Дубина и сохранил в нем свое кресло)».

Текст Меморандума констатирует необходимость восстановления параллельной работы энергосистем России и Украины, в нем декларируются намерения сторон о взаимоинвестировании, о сотрудничестве в организации экспорта электроэнергии, в том числе в части транзита российской электроэнергии по украинским ЛЭП.

Летом 2001 года свершилось то, чего так долго добивалась Россия. Из многих неудачных попыток успешной оказалась та, что была предпринята именно при «минтопе» Ермилове. Глава РАО «ЕЭС» Анатолий Чубайс должен быть всемерно благодарен своему украинскому коллеге за то, что сделал Ермилов для россиян и чего им не удавалось добиться никогда ранее. Причем, если вышестоящее начальство Сергея Федоровича в лице премьера Ющенко и вице-премьера по вопросам ТЭК Тимошенко как могли оттягивали этот миг, Ермилов сделал грандиозный персональный взнос в дело нерушимой энергетической дружбы двух народов.

Наверняка, реформатор Ермилов в свое оправдание пожелает процитировать упоминавшуюся «Время МН»: «До сих пор Украина из-за отсутствия параллельной работы с РАО «ЕЭС» ежемесячно теряла 4-5 млн. долл. А замещение части сжигаемого на украинских электростанциях природного газа российским электричеством принесло бы еще больше выгоды: себестоимость киловатт-часа, выработанного на топливе от «Итеры», составляет 2,4 цента. А РАО готово было поставлять электричество на Украину по 1,5 цента (на оптовый рынок).

На первый взгляд и в ближайшей перспективе – безусловно выгодно. А что произойдет с украинскими энергогенерирующими компаниями, производящими дорогую, но свою электроэнергию? Останется только российская. А какой тогда станет ее цена? Чубайс знает, Ермилов догадывается, но все молчат.

Тогда же было между двумя странами заключено соглашение о транзите российского газа через территорию Украины – убийственное для нашей страны. Вновь слово народному депутату Юрию Костенко:

Подходы, примененные к рынку электроэнергии, были продублированы при «решении» вопроса диверсификации поставок энергоносителей. С 1991 года мы занимались проектом «Одесса-Броды». 12 лет минуло, а задача не решена. Я спросил на днях премьера Януковича: какова наша позиция в отношении газотранспортного консорциума? И не услышал четкого ответа. Вывод: в стране не было и нет серьезной, выверенной политики в топливно-энергетической сфере.

Следует сделать маленькое замечание. Впервые энергосистемы двух стран были объединены в 1999 году — при премьере Пустовойтенко. Однако на тот раз договор содержал массу оговорок. Системы объединялись не на постоянной основе, а лишь в «критические» периоды, соглашение не предусматривало транзита российской электроэнергии, присутствовали многие другие «но». «Ермиловский» Меморандум был лишен всех этих ограничений. В конце-концов, параллельная работа двух энергосистем «от Пустовойтенко» просуществовала не долго — из-за роста украинских долгов перед Россией. Одна из выгод России от объединения энергосистем заключается в том, что именно через украинскую энергосеть центр России соединялся с энергодефицитным Северным Кавказом. Состоявшееся уже после подписания Меморандума открытие Ростовской АЭС сняло актуальность этой проблемы. А вот экспорт российской электроэнергии в Украину и в Западную Европу своей значимости не утратил. Более чем реальной остается и перспектива овладения Россией нашими стратегическими предприятиями, прежде всего энергетического сектора. Процесс уже пошел. А когда он завершится, вопрос украинской независимости потеряет актуальность вместе с исчезновением самой независимости. Страна, чей энергетический сектор контролирует другое государство – фикция.

Не думаю, что эти прописные истины г-н Ермилов слышит впервые или он чего-то недопонимает. Нет, его действия и даже простое молчание нельзя объяснить некомпетентностью, здесь более приемлем термин «соучастие». Впрочем, круг соучастников весьма широк. В него включим и всех тех, кто допустил заключение этого Меморандума и кто не дал свершившемуся факту должной оценки.

Операция «мирный атом»

Между тем, топливно-энергетическая история Украины продолжается. И провал с объединением энергосистем – был только «запевкой» к победному «Украина капут!». Сегодня мы наблюдаем, пожалуй, один из наиболее трагичных эпизодов новейшей украинской истории. Страна теряет едва ли не главный и последний оплот энергетической независимости – национальную систему ядерной энергетики. Как прокомментировал происходящее один из экспертов – за такое следует сразу назначать пожизненный расстрел. Но пресса – не судья и не прокурор. Мы лишь собираем информацию, а принятие решений и вынесение приговоров – прерогатива представителей иных профессий. Итак, сегодня Минтопэнерго активно лоббирует корпоратизацию концерна «Энергоатом». Таким образом дело плавно подходит к фактической приватизации предприятий ядерной энергетики.

Украина безусловно зависима от России в части обеспечения жизнедеятельности ядерной отрасли. Так, украинские АЭС, вырабатывая половину всей электроэнергии, стопроцентно работают на российском топливе. Но при должном рвении и выделении необходимых средств из бюджета, Украина имеет возможность значительно расширить степень независимости своей ядерной энергетики, создать хоть и неполный, но все же свой — малый ядерный цикл. Украина имеет предприятия «Смолы», «Схид-ГЗК», завод «Цирконий» и еще несколько менее значимых предприятий, которые вцелом составляют цепочку малого ядерного цикла производства, необходимого для нормального функционирования ядерной энергетики. По программе, лоббируемой Минтопэнерго, эти безусловно стратегические предприятия предлагается исключить из списка не подлежащих приватизации — без каких-либо серьезных аргументов. Очевидно, их корпоратизация не за горами. И вновь комментарий Юрия Костенко:

— С 1992 года мы начали обсуждать программу развития ядерного комплекса Украины. Шла речь только о производстве ядерного топлива и захоронения ядерных отходов на своей территории. Четыре года готовилась программа. Мы дошли уже до тендера на строительство предприятия в Желтых Водах и… все это было похоронено российским лобби.

Фактически речь идет о приватизации энергетической отрасли. Можно предположить кто станет ее реальным собственником: российский капитал работает на нашем рынке много активнее национального бизнеса.

Помимо предприятий ядерного цикла в списке значится, в частности, «Укрнефть» — единственная национальная нефтедобывающая компания. Причем, эксперты отмечают, что единственным реальным претендентом, способным получить контроль над этими предприятиями, является Россия. Характерно, что в разгар пропагандирования «атомных» реформ в Украине, министр Ермилов в феврале нынешнего года встречался с министром ядерной энергетики России Румянцевым.

Автор с удивлением отметил, что о процессах, происходящих в атомной энергетике пресса пишет очень дозировано, предпочитают молчать и политики: все под контролем. Но все, кому положено, знают о происходящем. Почему так? Те, кто не решается заявлять открыто, в личных беседах утверждает, что россияне нашли способ, как заинтересовать украинское руководство. Украина получила любопытное предложение поучаствовать в приватизации высокорентабельных российских предприятий. Однако при этом степень участия нашей страны незначительна – она способна обеспечить безбедную старость отдельным украинским инвесторам без угрозы национальной безопасности России. Естественно, право поучаствовать в подобной приватизации будет предоставлено избранным. А за это украинские вожди попросту «сдают» России свою и без того шаткую энергетическую независимость. Пока подписанные ранее «энергетические» соглашения еще не ратифицированы парламентом. Но Россия намерена этого добиться. И пока в украинском политикуме трудно отыскать тех, кто способен противодействовать российскому энергетическому лобби. По крайней мере, «профильный» министр Ермилов не из их числа.

Дурманящий запах нефти и газа

Сегодня правительство предлагает уравнять статус магистральных нефтепроводов с предприятиями по сбору мусора и предоставлению ритуальных услуг. Это следует из проекта закона Кабинета министров N 3043 от 31 января 2003 года о внесении изменений в статью 3 Закона “О концессиях”. Правительство намерено отнести к категории мелких объектов, которые можно передавать в концессию, магистральные нефтепроводы – то есть те объекты, которые составляют основы национальной безопасности страны. Законопроект даже не оговаривает кому и на каких основаниях могут быть переданы в концессию нефтероводы, что угрожает их окончательной потерей. «Из правительственных поправок почему-то «выпал» нефтяной терминал в Одессе. Возможно, авторы законопроекта посчитали, что если уж “случайный арендатор” получит в концессию магистральные нефтепроводы, то нефтяной терминал достанется им в качестве «бонуса»?”, — строит предположение член Комитета ВР по вопросам ТЭК Алексей Гудыма.

Бизнес-комбинация «Угольная реформа»

Выше мы говорили о перспективе попадания в зависимость от иностранного государства. Теперь речь – об угрозе тотального контроля со стороны одной из региональных бизнес-групп над всей угольной отраслью. Имя претендента угадывается без труда: это донецкие товарищи. Переходим к подробностям.

То, что сегодня подразумевается под фразой «донецкий бизнес» — это некая корпорация, состоящая из компаний, руководимых из единого центра. Перечислим ключевые структуры: компания «АРС», с которой «дружат» фирмы «Данко», «Валентина», а также родственные «Укринтерагро» и «Посейдон»; это «Индустриальный союз Донбасса» с родственными ему «Донецким индустриальным союзом», а также «Харьковским индустриальным союзом». Сегодня наметилась тенденция вытеснения «ИСД» «АРСом». Так, контроль над ГХК «Краснодонуголь» и ГП «Добропольуголь» осуществляет компания «АРС», ГП «Красноармейскуголь» контролирует «ИСД», контроль над ГХК «Макеевкауголь» переходит от «ИСД» в руки «АРСа». Но все это – перекладывание денег из одного кармана в другой, сути происходящего не меняющее.

А суть в том, что единовластные руководители донецкого бизнеса не желают работать цивилизованного. Такого мнения придерживается Михаил Волынец, народный депутат, председатель Независимого профсоюза горняков Украины. «Данные о владельцах крупнейших угольных холдингов, как это не удивительно – неофициальные. Во всем мире профсоюзы знают собственников предприятий, ведь собственник – это социальный партнер профсоюзов. У нас же владельцы шахт из известной группы, ассоциируемой с ИСД предпочитают работать «по-черному», — говорит Волынец, — «Я предлагал Януковичу: организуйте союз работодателей, интегрируйте меткомбинаты, коксохимические производства и шахты. Это не только позволит вывести из кризиса угледобывающую отрасль, убытки которой составляют дополнительную прибыль металлургических комбинатов, но это также создаст базу для диалога: работодатели-трудовые коллективы. Но никто этого не желает.»

В результате, донецкие осуществляют сегодня контроль по схеме “уголь – кокс – металл”, обеспечивающий им сверхприбыли на выходе. Донецкая группа контролирует свыше 75% угледобычи, днепропетровская – лишь 12-15%. Структуры Виталия Гайдука и Рената Ахметова контролируют угольную область, всю машиностроительные, коксохимические, значительную часть металлургических заводов. Уголь у горняков забирают по заниженным ценам, оборудование через посреднические структуры поставляют по завышенным.

Вместо принципиальных шагов по выведению отрасли из пике, по словам Волынца сегодня запускается механизм грандиозного «кидка», что принесет «донецким» дополнительные астрономические суммы, так необходимые в грядущей борьбе за президентское кресло. При активной поддержке министра Ермилова сегодня раскручивается очередная реформа угольной отрасли, которая кстати, противоречит госпрограмме «Уголь Украины», принятой правительством Ющенко. То, во что обошлось ее принятие авторам программы, мы писали выше. По оценке Волынца стоимость нынешним реформ – минимум миллиард долларов. Сегодня ликвидируются холдинги, а на их месте создаются госпредприятия. Что есть завуалированный способ подготовки приватизации. Под разговоры о реформе кредиторов шахт принудили подписать мировые соглашения, то есть кредиторов фактически кинули. А это означает, что «донецкие» освободились от многомиллионных долговых обязательств. Помимо этого анонсированная реформа предполагает фактически реприватизацию шахт. Теперь, оставаясь де-факто чьими-то, а формально государственными, шахты начнут с аппетитом потреблять бюджетные миллионы. Об этом не так давно шел горячий разговор в парламенте. Но при этом министр Ермилов сохранял олимпийское спокойствие и, заметим, сохранил министерское кресло.

Вцелом же, намеченное возвращение угольных предприятий в государственное лоно открывает самые широкие перспективы для уворовывания бюджетных средств, направляемых на поддержку отрасли. Специалисты выделяют три генеральных направления почти легального выкачивания средств из госбюджета. Во-первых, это присвоение денег, выделяемых на закрытие шахт. Сегодня в стадии закрытия 107 шахт и четыре угольных разреза. На каждый из этих объектов бюджет выделяет 77 миллионов гривен, но фактически не закрыта ни одна. Во-вторых, запущен механизм хищения миллионов, направляемых на техническое оснащение отрасли (лишь одна из уже реализованных операций показывает, что примерно половина выделяемых средств присваивается). Наконец, дополнительный источник неправедных доходов – бюджетные миллионы, направляемые непосредственно на процесс объявленной реструктуризации.

Все это, собственно, и предполагает грандиозная бизнес-операция, которую готовят сегодня под эгидой Минтопэнерго. Для пущей эффективности бизнес-проекта создается соответствующая законодательная база. Так Закон о реструктуризации фактически узаконивает «кидки» партнеров угледобывающих предприятий. Второе слушание прошел Закон о запрете банкротства угольных предприятий: сколько теперь их не разоряй, все сойдет с рук. Первое слушание преодолел Закон об электроэнергетике, с принятием которого вновь будет запущен механизм взаимозачетов.

Одним словом, перед донецкими бизнесменами открываются самые радужные перспективы. А чтобы ни одна государственная копейка не попала в чужие руки, сегодня происходит активное «прибивание» того, что еще по недосмотру остается вне их влияния. В частности, они еще не сполна «охватывают» Днепропетровскую область. Сегодня эта недоработка оперативно исправляется. Практикуются различные способы: от покупки топ-менеджеров предприятий, до запугиваний и административного прессинга. В настоящий момент успешно разоряется «Червоноградуголь», из которого правдами и неправдами выведено 65 миллионов оборотных средств. В «Донецкугле» сменилось руководство прибыльно работающих шахт «Южнодонбасская-1» и «Донбасс». Это произошло без согласия на то коллектива и самих руководителей шахт.

И в заключение – еще несколько штрихов к интимной жизни топливно-энергетической отрасли. Сегодня в стадии решения находится задача по организации поставок угля на все украинские энергогенерирующие станции исключительно на тендерной основе. Что внешне выглядит весьма симпатично. Ибо, можно предположить, что это есть залог всеобщей выгоды. Топливо закупается на независимом энергорынке под контролем также независимой Национальной комиссии по регулированию электроэнергетики. Председатель НКРЭ Юрий Продан сегодня не является стопроцентно подконтрольным донецкому бизнесу. Что, согласитесь, вредно для самого бизнеса. По этой причине вынашивается идея сменить руководителя НКРЭ. Но и это не все. До нас дошли совсем уж интимные планы. А именно: есть мнение, что следует создать некую благотворительную организацию с соответствующими налоговыми льготами. При этом, в уставе организации будет забито право на создание всевозможных ООО с правом занятия коммерческой деятельностью. А вот контроль над этими ООО будет находиться в руках двух ключевых фигур: Виталия Гайдука и Сергея Ермилова. Что по мнению авторов этой неафишируемой идеи должно служить успешному продвижению реформ в топливно-энергетическом секторе национальной экономики.

Не дать руководителю переспеть

Из всего вышеизложенного автор делает вывод: Сергей Ермилов в настоящее время вошел в пору своей руководящей зрелости. Попытаемся оценить это с точки зрения агрария (только не следует усматривать в этом даже отдаленный намек на судьбу бывшего вице-премьера по аграрным вопросам Леонида Козаченко) Коль фрукт созрел – пора его срывать. Или снимать. Впрочем, это вряд ли произойдет в ближайшее время – так утверждают те, кому известны секретные расклады большой украинской политики. «Ермилов на своем месте – он нужный человек», — говорят знающие люди. Вот только кому он нужен? Ответ ищите выше.

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: