ПИРАНЬЯ МУТНОГО БИЗНЕСА — 2

С исключительной непорядочностью “героя” публикации «УК» Олега Ивановича Ищенко сталкивались многие его деловые партнеры. Участие его структур в газо- и нефтетрейдерстве в 1995-96 гг. тоже закончилось скандалом. Для полноты “портрета” О. Ищенко вкратце изложим суть этой истории.Торговлей газом на Украине занималась “ОЛгаз-Энергия” —

промышленно-финансовая компания в статусе акционерного общества закрытого типа. Работала компания и на рынке нефти, электроэнергии; штат сотрудников – до 100 человек. Оборот только в 1995-м году составил, по моим данным, 180 миллионов долларов.

30 мая 1995 года “ОЛгаз” заключила контракт с американской “ITERA International Trading Corporation” на поставку в Украину 12 млрд. Кубометров Туркменского газа — во второй половине того же 1995 года.

В соответствии с межправительственным соглашением между Туркменией и Украиной, “ОЛгаз” был согласован как участник прямых договоров на поставку газа Украине через “Итеру”. По согласованию с “Газпромом” “Мострансгаз” заключил с “Итерой” договор о транзите туркменского газа на Украину в адрес “ОЛгаз”. Очевидно, что кто-то влиятельный лоббировал интересы Ищенко в России, в частности – перед “Газпромом”. Иначе чем объяснить личное послание главы “Газпрома” в те годы, Рэма Вяхирева, от 8 июля 1995 года, адресованное тогда еще премьеру Евгению Марчуку:

“…Прошу Вас, уважаемый Евгений Кириллович, дать поручение соответствующим организациям и органам управления с тем, чтобы в ближайшее время началась приемка природного газа из Туркменистана, поставляемого по контракту между “Итера” и “ОЛгаз”.

Но уже в 1996 году из-за злостных неплатежей “Газпром” пересмотрел список украинских газотрейдеров, допущенных к трубе. В компанию с дурной репутацией попала и “ОЛгаз”. На совещании РАО в Москве (в начале мая 1996 года) объем поставок газа “ОЛгазу” был уменьшен с планируемых 2,75 до 1,53 млрд. кубометров. И это не смотря на то, что “ОЛгаз” в том, 1996-м году, получил квоту на поставки газа во Львовскую, Черновицкую, Волынскую области и Киев в 3,5 млрд куб метров. А также квоту на поставки газа в 2,4 млрд куб. м. на заводы Донецкой области. Квоты были, а вот доверие “Газпрома” и, соответственно, газ за неполный год “испарились”. Потому что г-н Ищенко не сдержал договоренности об оплате.

Итоги хозяйствования “ОЛгаз” в 1996-м году были малоутешительны – знаю, что только за первые 9 месяцев компания продала на внутреннем рынке всего…650 млн. кубометров. То есть, выбитые у Кабмина квоты были больше, чем реальные поставки, да и те в полном объеме, судя по всему, “ОЛгазу” “переварить” не удалось. Но это не мешало Ищенко надувать щеки и планировать реализацию на украинском рынке в 1997 году 4 млрд куб. газа!

В 1997 году РАО “Газпром” объявило “Итеру” генеральным оператором поставок российского газа в Украине в 1998 году. В октябре 1997 года первый вице-премьер Анатолий Голубченко заявил, что на газовом рынке страны, скорее всего, будет создан некий “торговый дом”, исполняющий роль товарной биржи. “Дом” так и не появился.

Но уже в декабре был утвержден новый список поставщиков. И если по состоянию на 23 декабря 1997 года “ОЛгаз” еще присутствовал в этом списке, то уже 27 января уточненный список оптовых поставщиков состоял из 25 компаний, среди которых “ОЛгаз” уже не значился – вышибли за неплатежеспособность. Таковы результаты ужесточения политики “Газпрома” в отношении украинских газотрейдеров. От них требовались гарантии только высшей степени надежности. “ОЛгаз” таких предоставить не мог – в силу репутации его руководства. Отказали не “ОЛгазу” – фактически отказали г-ну Ищенко.

Что касается упомянутой «УК» аферы с недопоставкой 100 тыс. тонн нефти Дрогобычскому НПЗ, но “усвоении” $ 7,3 млн., под эту нефть полученных – там дело вообще темное. Можно сказать, что якобы под эту поставку фирма Ищенко “ОЛпетролеум” (российско-украинское совместное предприятие) летом 1993 года брала кредит в родном “Укринбанке”, соучредителем которого являлась. Совпадает и сумма – $ 7,3 млн. Кредит этот банку Ищенко упорно возвращать не желал, из-за чего вдрызг разругался с акционерами. Кредит не возвращал, требуя заключения нового кредитного соглашения – на льготных условиях. И возврата вклада в уставной фонд банка, причем с учетом индексации. Поскольку учредительская доля структуры Ищенко в “Укринбанке” на то время составляла 25%, то банку грозило банкротство, если он и дальше будет настаивать на возврате Ищенко кредита и процентов по нему. Но Высший арбитражный суд Украины вынес решение в пользу “Укринбанка” о взыскании с “ОЛпетролеум” $ 11,869 млн. плюс $ 1,186 млн. пошлины. После чего Ищенко рассказывал знакомым, что прекратил работать в компании, но “сохранил (с ней) партнерские отношения”.

В общем, он есть веселый парень!!!

Владимир Абросимов, специально для «УК»

Читайте также: