Игорь Смешко: тайны СБУ

«…Я уверен, например, что если бы Виктор Андреевич подозревал в этом преступлении лично меня, то он бы не присылал ко мне сразу после первого возвращения из венской клиники своего нынешнего первого помощника Александра Третьякова с заверениями, что Виктор Андреевич никоим образом не подозревает меня в ухудшении состояния своего здоровья…»Экс-глава СБУ Игорь Смешко об отравлении Виктора Ющенко, убийстве Георгия Гонгадзе и войне с Генпрокурором.

Руководители спецслужб в Украине, даже бывшие, всегда были неразговорчивыми. Впервые приоткрыть завесу над деятельностью одного из самых закрытых ведомств страны — СБУ — удается только сейчас. Между Генпрокурором Святославом Пискуном и экс-председателем СБУ Игорем Смешко идет беспрецедентная война как в суде, так и в массмедиа, и негласное правило не выносить сор из избы отходит на второй план. Смешко подозревает, что его ждет участь других чиновников эпохи Леонида Кучмы, которых обвинили в злоупотреблении властью, и наносит превентивный удар.

— По словам Пискуна, в момент, когда один из ключевых свидетелей по делу Гонгадзе генерал Алексей Пукач готов был дать показания, его камера писалась. Ваше ведомство могло таким образом узнать о планах Пукача. После чего Пискуна и отправили в отставку. Так слушали ли камеру Пукача?

— Вы что, серьезно считаете, что «наивный» генерал Пукач всю свою жизнь мечтал попасть в камеру, чтобы исповедаться в ней о своем участии в убийстве Георгия Гонгадзе под установленную там технику? Или Вы считаете, что он, будучи до этого руководителем милицейской наружки, был недостаточно подготовлен в оперативном плане для того, чтобы знать о возможности записи его разговоров в камере?

Если бы результативные записи подобного рода существовали, я наверняка был бы об этом проинформирован моими подчиненными. А в нынешних условиях, судя по тому, как освещается ход расследования по этому делу, об этом уже давно знало бы все мировое сообщество.

— Вы заявляли, что СБУ с самого начала расследовала дело об отравлении Виктора Ющенко. По Вашему мнению, существует три версии, а наиболее перспективная из них связана с попыткой подрыва офиса Ющенко людьми с российскими паспортами. Однако следствие, похоже, предпочитает версию об ужине на даче у Вашего зама Владимира Сацюка. Кстати, Пискун говорит, что следствие близко к завершению, и даже Ющенко догадывается, кто его отравил.

— Я не имею права комментировать результаты расследований в ходе досудебного следствия. И называть конкретные известные мне имена не имею права. Мое личное впечатление — в данный момент следствие по делу об отравлении Президента Украины Виктора Андреевича Ющенко вообще не отрабатывает никаких других версий, кроме одной — известного ужина на даче у Сацюка.

Я уже, кажется, говорил, что ключом к разгадке подобных преступлений являются: первое — мотив преступления, второе — готовность к его совершению и третье — техническая возможность его реализации.

Нами действительно отрабатывались в свое время несколько версий, две из которых, как нам казалось, имели все три вышеуказанных составляющих. Процессуально задокументированная попытка подрыва штаба «Нашей Украины» укладывалась, как логическое продолжение, в одну из этих двух версий. Грубо говоря, если некто хотел отравить, но не сумел по независящим от него причинам довести это преступление до конца, то логично было бы предположить, что он попробует в дальнейшем и другим способом — скажем, подорвать. Однако Вы сами являетесь свидетелем того, что на фактически раскрытое еще до февраля текущего года резонансное преступление — попытку подрыва штаба, в котором находился будущий Президент Украины — и при наличии в тюрьме двух задержанных с пластидом, фактически наложено табу. В то же время спекуляций вокруг известного ужина хоть отбавляй.

Что же касается слов Пискуна, что «Президент догадывается, кто его отравил». Думаю, что здесь как раз все наоборот. Это Святослав Михайлович вместо того, чтобы предоставить Президенту результаты действительно успешного расследования и найти правдивый ответ, опирающийся на факты и доказательства, за неимением последних, дезинформирует Президента о ходе расследования. И манипулируя его показаниями, пытается назначить преступников. В таком случае он прикрывается (при неминуемом фиаско дела в суде) мнением потерпевшего. Это может быть очень опасной игрой с его стороны, потому что невозможно доказать того, чего не было. А цена вопроса — репутация страны и Президента.

Я уверен, например, что если бы Виктор Андреевич подозревал в этом преступлении лично меня, то он бы не присылал ко мне сразу после первого возвращения из венской клиники своего нынешнего первого помощника Александра Третьякова с заверениями, что Виктор Андреевич никоим образом не подозревает меня в ухудшении состояния своего здоровья. Также 24 ноября прошлого года он, наверное, не инициировал бы еще одной встречи со мной в кругу своих соратников, в присутствии моих близких подчиненных, на которой, кстати, он тоже принимал пищу. И, наконец, его слова благодарности в мой адрес во время представления нового председателя Службы безопасности Украины за тот крест, который я нес, возглавляя СБУ.

— Нынешний глава СБУ Александр Турчинов считает, что это ведомство не вело следствие об отравлении, а мешало ему? По его словам, в рамках этого дела открылось еще несколько дел об отравлении — в Ваше время было известно о таких случаях?

— Мне ничего неизвестно о вновь открытых «нескольких делах об отравлении». Что же касается заявления господина Турчинова, что СБУ не столько вела следствие по делу об отравлении, сколько мешала ему, то он просто обязан по закону возбудить уголовное дело против тех, кто, как он говорит, тормозил следствие. Однако думаю, что уважаемый Александр Валентинович пользуется в данном случае информацией, а точнее дезинформацией, от тех сотрудников СБУ, которые не успели предстать перед законом за совершенные ими ранее преступления, расследование которых не было еще доведено до логического конца за время моего пребывания на посту председателя. Сегодня некоторые из них, обиженные старой властью, повышены в должностях, и, пользуясь случаем, делают все возможное, чтобы рассчитаться с командой Смешко. Возьмите, например, дело Владимира Евдокимова по контрабанде крылатых ракет. Что, уже осужденный Евдокимов, бывший старший офицер СБУ, мог организовать эту контрабанду самостоятельно? И было ли еще за все годы независимости хоть одно подобное, доведенное до суда с оглашением обвинительного приговора, дело о контрабанде оружия? Как Вы считаете, я и моя команда не наступили никому при этом на мозоль?

— Со слов Турчинова, оппозицию перед выборами прослушивали. Записи разговоров Пискуна с послом США Джоном Хербстом и бизнесменом Виктором Пинчуком по времени относятся к тому же периоду. Не Вас ли подразумевает Пискун, заявляя, что за месяц до появления на www.compromat.ru распечатки этих бесед, к нему приходил некий известный человек и шантажировал его данными записями?

— Если Вы имеете в виду возможную вину бывшего руководства СБУ, то это для меня новость.Я не слышал подобных обвинений от нового председателя Службы по отношению к бывшему начальству.

Вы же не считаете, что глава СБУ лично занимался прослушкой оппозиции из своего служебного кабинета?

Насколько мне известно, мой бывший заместитель, который курирует это направление работы в СБУ, кстати, один из самых порядочных и профессионально подготовленных генералов Службы, до сих пор остается на своем посту и пользуется, по моим сведениям, полным доверием нового председателя.

Что до слов Пискуна, то я не имел чести поддерживать с ним каких-либо неслужебных отношений, и с конца января прошлого года не только не встречался с ним, но и не общался даже по телефону.

— В недавнем интервью Вы сказали, что существовала опасность разрешения кризиса кровью, причем она исходила с обеих сторон. Кто был готов пойти по такому пути?

— СБУ удалось внести свой вклад в мирное разрешение политического кризиса вУкраине. Выборы состоялись. Власть мирным путем была передана из рук в руки. Угроза гражданской войны прошла мимо, дав стране возможность и дальше эволюционным путем строить демократическое государство. Все остальное второстепенно. За намерения не судят. А обществу сейчас необходима консолидация ради будущего, а не сведение счетов за прошлое. Так что конкретные фамилии как с одной, так и с другой стороны, поверьте, ни к чему.

Появилась информация, что я уже якобы назвал по этому вопросу фамилию Януковича 11 июля в интервью 5 каналу на прямо поставленный вопрос телеведущего. Это связано с тем, что мне пришлось отвечать о позиции экс — премьер-министра и кандидата в президенты Виктора Януковича по поводу разблокирования госучреждений между вторым и третьим турами президентских выборов. Мои пояснения, что ситуация в правовом поле была в то время чрезвычайно сложной, так как ни одно развитое государство мира не отнеслось бы толерантно к блокаде правительственных учреждений, не были в последующем распространены СМИ. Зато подтверждение факта, что действующий в то время премьер требовал от действующего президента принятия мер по деблокаде было вырвано из контекста ответа и распространено в последующем под заголовком Смешко видел, как Янукович требовал у Кучмы оружие.

— Почему уехал за границу Сацюк?

— На данный вопрос полный ответ может дать только сам Сацюк. Однако мне его побудительные мотивы кажутся понятными. Он был фактически обвинен в краже своей собственной зарплаты в СБУ. Также было принято решение о его задержании, он был объявлен в розыск. И это все на фоне спекуляций об известном ужине 5 сентября прошлого года на его даче и без предъявления ему каких-либо формальных обвинений по делу об отравлении.

Легко ли было бы ему защищать свою честь и достоинство, а, возможно, и собственную жизнь, находясь в заключении? Когда он ничем не смог бы ответить, если Генпрокурор решил бы впоследствии именно его назначить обвиняемым и по делу об отравлении?

В чем же де-юре в данное время обвиняют Сацюка? Незаконное присвоение воинского звания в запасе. Но он что, сам подписывал приказ за министра обороны или своей рукой подделывал запись в личном деле? При желании я мог бы назвать Вам целый список действующих высших должностных лиц государства, которые всего за несколько лет в запасе правоохранительной системы проходили от воинского звания лейтенанта до полковника, и даже генерал-полковника включительно. При этом иногда даже минуя промежуточные звания.

Или дело Сацюка с депутатским совместительством уникально? Только в том, что большей оперативности в лишении депутатских полномочий еще не было в практике нашего государства.

Я уж не говорю о так называемом воровстве собственной зарплаты. Есть один официальный документ Генпрокуратуры, по-моему, и сейчас висящий в интернете, о том, что Пискун получил незаконно зарплату за проведенный отдых за границей, без оформления надлежащих документов по месту работы. При этом по документам он во время фактического отпуска находился на работе. К нему тоже, очевидно, необходим такой же подход, как и к Сацюку?

— Появилась какая-то определенность с Вашим статусом? И не связаны ли заявления Генпрокурора с попыткой дискредитировать Вас накануне возможного назначения на должность в Комитет по вопросам разведки при Президенте Украины?

— Соответствующее назначение в Комитет по вопросам разведки по совместительству с должностью председателя СБУ произошло еще в 2004 году. О том, что я освобожден от этой должности, мне тоже никто до сих пор ни официально, ни неофициально, не сообщал.

Что же до увязки заявлений Пискуна с попыткой моей дискредитации, то, скорее, это было связано не с назначением меня на какую-либо новую должность, а с возможной примеркой на меня более серьезного обвинения, очевидно, имеющего отношение к ужину 5 сентября прошлого года. В случае подготовки назначения виновных ведь очень важно проверить возможную реакцию. Согласится ли «счастливый» кандидат с такой «высокой» честью. И, кроме того, надо ведь подготовить общественность к возможной «шокирующей» новости, в которую эта общественность должна была бы поверить.
Ольга Крыжановская
КОРРЕСПОНДЕНТ

Читайте также: