Гибель рейса MH17: «Преследовать Россию единым фронтом»

Гибель рейса MH17: «Преследовать Россию единым фронтом»

15 июля Европейский суд по правам человека принял к рассмотрению межгосударственный иск, который Кабинет министров Нидерландов подал против России.

Издание «Ґрати» объясняет, как этот и другие иски позволят установить истинную причину катастрофы боинга в небе над Донбассом.

Неожиданная поддержка

Голландское правительство не впервые возлагает на РФ ответственность за крушение MH17.  В этой катастрофе Нидерланды потеряли 192 гражданина. С 2018 года страна вместе с Австралией ведет против России закрытые дипломатические разбирательства, требуя признать причастность к трагедии.

«Мы придаем большое значение продолжению встреч с Россией по вопросу ответственности государства. Цель этих встреч состоит в том, чтобы найти решение, которое оправдывает огромные страдания и ущерб, причиненный падением рейса MH17», – говорится в пресс-релизе нидерландского правительства.

В иске, направленном на прошлой неделе в ЕСПЧ, Нидерланды утверждают, что зенитно-ракетный комплекс «БУК-М1», из которого был сбит боинг, «принадлежал и был предоставлен» Российской Федерацией. Это дало основания обвинить РФ в нарушении трех статей Европейской конвенции по правам человека: права на жизнь, запрета на пытки и бесчеловечное обращение и права на эффективную правовую защиту.

Фактически, этот перечень претензий повторяет содержание двух гражданских исков, которые 380 родственников погибших в катастрофе подали в ЕСПЧ против РФ еще в 2016-2018 годах. Оба они не двигаются с апреля 2019 года, когда подробно описанные претензии были направлены России. В своем пресс-релизе правительство Нидерландов отмечает, что фактически присоединяется к этим гражданским разбирательствам, «поддерживая всех близких жертв».

Джерри Скиннер, адвокат родственников жертв катастрофы MH17. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

«Несколько лет назад я встретился с руководителем Целевой группы Министерства иностранных дел, чтобы обсудить подачу иска Нидерландов в ЕСПЧ, но они заявили, что никогда этого не сделают. Странно, но и сейчас они с нами это не обсудили», – удивляется в переписке с «Ґратами» американский адвокат Джерри Скиннер, представляющий интересы родственников в одном из гражданских исков. По его словам, адвокаты, эксперты и родственник, участвующие в разбирательстве в Страсбурге, фактически приветствуют вмешательство правительства Нидерландов, хотя и прогнозируют, что оно затянет рассмотрение иска.

Выше уровень, больше доказательств

Кремль продолжает отрицать любую причастность к катастрофе MH17, говорится в пресс-релизе ЕСПЧ о начале рассмотрения иска Нидерландов. По словам спикерки МИД РФ Марины Захаровой, новое обращение в ЕСПЧ лишь «политизирует и затрудняет процесс установления истины о случившемся».

Иного мнения нидерландский адвокат Петер Лангстраат, руководитель Группы правовой помощи, представляющей интересы родственников жертв катастрофы в уголовном процессе против командующих вооруженными силами «ДНР» — Игоря Гиркина, Сергея Дубинского, Олега Пулатова и Леонида Харченко, который идет в окружном суде Гааги.

«Вмешательство Нидерландов поможет подкрепить разбирательства в ЕСПЧ новыми доказательствами, доступ к которым есть только у правительства. Например – данными разведки», — поясняет он разговоре с «Ґратами».

Дело в том, что сейчас претензии родственников, выдвинутые в ЕСПЧ, базируются в основном на материалах технического расследования, проведенного в 2014-2015 годах Нидерландским советом безопасности (DSB) — правительственной организацией, расследующей транспортные происшествия. На претензиях DSB к украинским авиавластям, не закрывшим вовремя воздушное пространство над зоной боевых действий на Донбассе, основан и еще один иск в ЕСПЧ пяти родственников погибших против Украины.

Адвокат Джерри Скиннер ранее в разговоре с «Ґратами» отмечал, что доказательства, собранные прокуратурой в рамках уголовного расследования против Гиркина, Дубинского, Пулатова и Харченко, могли бы существенно усилить позицию родственников в гражданском иске.

Петер Лангстраат, адвокат родственников жертв катастрофы MH17. Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

«Но JIT (объединенная следственная группа — JIT) не будет делиться информацией с ЕСПЧ до тех пор, пока отдельные доказательства не будут использованы в уголовном суде в Гааге», — говорит он.

Однако рассмотрение уголовного процесса по делу MH17 затягивается: после двух подготовительных сессий суд до сих пор не может назвать дату, когда дело начнут рассматривать по существу. Адвокаты Олега Пулатова — единственного обвиняемого, который, хоть и не явился в суд, но решил защищать свои интересы — в своих запросах просят о дополнительном расследовании так называемых «альтернативных версий» об атаке на самолет украинских Вооруженных сил.

К тому же до сих пор непонятно, в какой степени удастся доказать причастность России к катастрофе в рамках этого уголовного дела. Представляя результаты расследования в суде, прокуратура приводила доказательства того, что ЗРК БУК-М1 прибыл с территории РФ, она же не раз возлагала на Россию вину в препятствовании расследованию и дезинформационной кампании вокруг него. Однако при этом, говоря об ответственности четырех обвиняемых, прокуроры, отмечали, что ни один из них, судя по всему, не находился под контролем официальных лиц Российской Федерации. Что же касается, должностных лиц российского Минобороны, вероятно ответственных за передачу БУКа вооруженным силам сепаратистов, то их расследование еще не установило.

Пролить свет на этот вопрос, возможно, помогут дополнительные свидетели. На прошлой неделе СБУ и офис Генерального прокурора Украины сообщили о задержании «куратора разведки ДНР» и внештатного сотрудника Главного развдуправления РФ. По данным группы независимых расследователей Bellingcat речь идет об украинском гражданине Андрее Кунавине. СБУ также обнародовала записи телефонных разговоров Кунавина с обвиняемыми в атаке на MH17, впрочем, самой катастрофы они не касаются. Один из обвиняемых — Сергей Дубинский подтвердил подлинность переговоров, сообщив, что Кунавин «имел отношение к правительству РФ».

Кто заплатит?

Защитник Олега Пулатова в Окружном суде Гааги по делу о крушении боинга «Малайзийских авиалиний». Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

Россия отрицает не только претензии, выдвинутые в рамках исков ЕСПЧ, но и результаты уголовного расследования и технические выводы JIT, считая, что они «подчинены антироссийской логике».

Из-за этого, добиться выплаты компенсаций, на которых настаивают родственники жертв будет весьма нелегко, — считает директор по стратегическим делам Украинского Хельсинского союза по правам человека (УГСПЛ) Михаил Тарахкало. Он ссылается на опыт межгосударственных исков, поданных Грузией против РФ. Так в январе 2019 года ЕСПЧ по иску Грузии обязал Россию выплатить 10 млн евро грузинам, принудительно депортированным в 2006 году. РФ претензии не признает и компенсации не выплачивает. Еще одно межгосударственное разбирательство между странами — по поводу конфликта в Южной Осетии в 2008 году — длиться уже 12 лет и, возможно, закончится в этом году.

По 10 млн евро каждый от РФ требуют через ЕСПЧ и 380 родственников погибших в катастрофе MH17. Их адвокат Джерри Скиннер не комментирует вероятность получения этих компенсаций, подчеркивая, что близкие жертв «не пытаются конвертировать» свои страдания в деньги».

Следующее заседание Гаагского окружного суда 31 августа тоже будет посвящено материальным претензиям близких жертв. Их адвокат Петер Лангстраат не смог назвать «Ґратам» точное число родственников погибших, которые потребуют от обвиняемых Гиркина, Дубинского, Пулатова и Харченко материальную компенсацию за нанесенный ущерб.

«Мы рассчитываем, что тут будет определенный эффект: пример первых заявивших подтолкнет остальных к выступлениям и подаче дополнительных гражданских исков», — говорит он.

Лангстраат признает, что выплата ущерба — неблизкая перспектива: сначала нужно будет дождаться обвинительного приговора, результатов его апелляции и кассации, установить соразмерность претензий родственников жертв, и солидарную ответственность всех осужденных. Но уже сейчас он признает: маловероятно, что удастся взыскать компенсацию с кого-то из обвиняемых, не участвующих лично в процессе.

«Но, если спустя восемь месяце после финального вердикта, осужденные не заплатят, то платить придется правительству Нидерландов, которое не смогло добиться выполнения иска. Правда, правительство оставляет за собой право взыскать с них сумму позже, обратиться за правовой помощью к России, преследовать их иностранные активы, но не уверен, что у них такие есть», — говорит адвокат.

Еще один пример получения компенсации от России предложили родственники Лукаса Шенсмена — гражданина США, погибшего в аварии MH17. В апреле 2019 года они обратились в Южный окружной суд Нью Йорка с иском против подконтрольных российскому правительству Сбербанка и ВТБ, а также против компаний MoneyGram, Western Union. Эти финансовые учреждения боевики «ДНР» использовали для сбора пожертвований на свою деятельность, что по мнению истцов, позволяет обвинить их в финансировании терроризма.

Требуя компенсации, адвокаты Шенсменов из юридической фирмы Boies Schiller ссылаются на антитеррористическое законодательство США, однако для победы в споре необходимо будет признать атаку на MH17 терактом, а «ДНР» — террористической организацией.

Молчание в годовщину

Место падения самолета рейса МН17 «Малайзийских авиалиний». Фото: Игорь Бурдыга, Ґрати

Логика иска Шенсменов совпадает с правовой позицией Украины, которая вот уже несколько лет судит боевиков «ДНР» за участие в террористической организации. Кроме того, Украина обвиняет РФ в нарушении конвенции о финансировании терроризма в Международном суде ООН, упоминая сбитый MH17, как один из примеров.

Впрочем, Киев пока остается за скобками остальных международных судебных процессов вокруг катастрофы MH17, ограничиваясь ролью в Следственной группе.

Михаил Тарахкало из УГСПЛ считает, что Украина могла бы присоединиться к иску Нидерландов в ЕСПЧ, как третья сторона — это помогло бы собрать дополнительные доказательства и усилило бы украинские позиции в других международных разбирательствах о конфликте на Донбассе.

«Настало время сражаться с Россией единым фронтом, настало время сражаться за мертвых и выживших и сотрудничать как единое целое», — соглашается с ним адвокат Джерри Скиннер.

В своем заявлении, опубликованном в шестую годовщину катастрофы, украинский МИД призывает РФ признать свою ответственность за трагедию, а также упоминает борьбе за привлечении России к ответственности в рамках Международного суда ООН.

В то же время, в обращении президента Украины Владимира Зеленского говорится лишь об уголовном процессе в Нидерландах. Глава государства подчеркнул важность того, чтобы справедливость восторжествовала «во имя мира и памяти погибших», но ни разу не упомянул о причастности к трагедии России.

Шість років тому сталася страшна катастрофа пасажирського літака Boeing 777 компанії Malaysia Airlines рейсу MH17, що…

Geplaatst door Володимир Зеленський op Donderdag 16 juli 2020

Автор: Игорь Бурдыга; Ґрати

Читайте также: