ПОЧЕМУ НЕ СПАСЛИ МАЙОРА РОМАНОВСКОГО?

Две недели назад покончил с собой начальник Черкасского райотдела милиции Вячеслав Романовский. Проводится служебное расследование, возбуждено уголовное дело, а семья покойного обратилась в прокуратуру и к руководству МВД с заявлением, в котором называют виновными в смерти Романовского первых лиц УМВД в Черкасской области. До окончания расследования нам вряд ли удастся получить официальные комментарии. Поэтому, автору приходится опираться на неофициальные источники. Вы не найдете здесь смакования кровавых подробностей. Наша цель – попытаться найти корни не такого уж редкого нынче явления, как самоубийство офицера. Трагедия

5 января Вячеслав Романовский был найден мертвым в ванной комнате своей квартиры. Он повесился на офицерском ремне, привязанном к трубе отопления. Судя по имеющейся информации, попытка самоубийства удалась лишь с третьей попытки. До этого покойный пытался застрелиться из револьвера, стреляющего резиновыми пулями, и вскрыть себе вены. Об очередности этих действий сейчас судить трудно. Ранение привело лишь к контузии и несмертельной травме, а порезы вызвали обильное венозное кровотечение. Тогда 39-летний мужчина завершил задуманное с помощью обыкновенного брючного ремня…

На стене комнаты осталась надпись, сделанная маркером: «90,2%». Это — цифра раскрываемости преступлений в райотделе, руководимым Романовским. Сегоднч возбуждено уголовное деломпо факту доведения до самоубийства. Так, родственники Романовсокгоутверждают, что начальник черкасских милиционеров требовал от Романовского раскрытия 95% преступлений.

Сегодня это основная версия следствия. Мы же будем говорить и исследоватьи несколько иной аспект этой трагедии.

Жизнь

Вячеслав Романовский считался хорошим, перспективным офицером. В органах милиции проработал более 10 лет. Закончил академию МВД, долгое время работал в УБОПе. Был женат, растил трехлетнего сына. Его сослуживцы рассказывали, что Вячеслав остро переживал неудачи и проблемы на работе, уходил в себя, становился замкнутым. Ему довелось работать в зоне Чернобыльской катастрофы, что, возможно, вызвало проблемы со здоровьем. Свое назначение в черкасский райотдел Романовский воспринял без энтузиазма. И еще за несколько месяцев до самоубийства пытался уволиться на пенсию. На протяжении последнего года он неоднократно проходил обследования и лечился в областном госпитале МВД. По имеющимся у автора данным, в день самоубийства он получил на руки заключение о непригодности к дальнейшему прохождению службы. Ему осталось предоставить заключение в отдел кадров и фактически после этого он уже стал бы гражданским человеком. Но Романовский выбрал иной путь…

Слухи

Буквально через несколько дней после случившегося город заполонили самые невероятные слухи, а в редакции местных газет потянулась чреда «доброжелателей», пытающихся пролить свет на эту жуткую историю. По меньшей мере несколько «осведомленных» лиц пытались вручить нашим журналистам ксерокопию якобы посмертной записки Вячеслава, которая начиналась словами: «В моей смерти прошу винить…» Мы же на тот момент уже знали, что единственной запиской, оставленной офицером, была злосчастная надпись на стене — «90,2%». Похоже, гаету просто пытались использовать во внутримилицейских разборках. Те же источники «доверительно» рассказывали, что офицер давно пытался уволиться со службы, но начальство якобы противилось. Якобы Романовскому даже угрожали дисциплинарной ответственностью за промахи в работе, если тот будет настаивать на увольнении. Странно, но Вячеслав Романовский имел все законные основания уйти на пенсию с сохранением всех офицерских и чернобыльских льгот. Повлиять на его уход начальство было не в силах. Очевидно, причина самоубийства заключалась в чем-то другом.

ЧП, еще ЧП…

Вячеслав Романовский возглавил райотдел милиции отнюдь не в лучшие времена. Острая нехватка профессионалов, убогое финансирование и такая же материально-техническая база вверенного подразделения. Криминогенная обстановка в районе также оставляла желать лучшего. А тут еще как на грех, только за декабрь на подконтрольной райотделу территории случилось несколько скандальных происшествий, виновниками которых оказались сами милиционеры.

Вечером 11 декабря прошлого года на автодороге Черкассы-Канев в районе села Будище «Москвич» с думя изрядно выпившими операми из уголовного розыска Черкасского РОВД, на большой скорости выскочил на встречную полосу и в лобовую встретил автомобиль «Жигули». Может дело и удалось бы замять, да на беду в «Жигулях» находился полковник Н. – начальник Смелянского отделения СБУ с семьей. Пассажиры «Жигулей» попали в больницу с тяжелейшими травмами, а 13-летнюю дочь Н. спасти не удалось. Последовал неизбежный «разбор полетов». Против оперов возбудили дело.

Руководство УМВД области в дисциплинарном порядке наказывает ряд руководителей райотдела и аппарата областного управления внутренних дел. Среди наказанных оказался и Вячеслав Романовский. За недостаточную работу по усилению дисциплины и законности среди сотрудников его предупредили о неполном служебном соответствии. Характерно, что за несколько недель до этого Романовскому уже выносился строгий выговор. Говорят, что в своем приказе по областному УМВД его руководитель генерал Кочегаров отметил, что начальник райотдела заслуживает более сурового наказания и понижения в должности, но, ввиду того, что он занимает этот пост короткое время, то отделался он достаточно легко. Термин «неполное служебное соответствие» означает, что весьма скоро сотрудника милиции могут уволить из органов без сохранения льгот и пенсионного обеспечения.

Не прошло и двух недель, а в райотделе происходит новое ЧП. Во время допроса со второго этажа милицейского здания выпрыгивает инфицированный СПИДом наркоман, успевший предварительно пырнуть ножом следователя. Беглеца быстро задержали. Но начальство все же отреагировало карательными санкциями: в числе наказанных вновь оказывается начальник райотдела. Романовского вновь предупреждают о неполном служебном соответствии.

Мы можем только предположить, что после этого у него могло окончательно пропасть желание служить отечеству на фронте борьбы с преступностью…

Просто сдали нервы?

Судя по всему, после целой цепочки упомянутых ЧП и более мелких происшествий, лишь косвенным виновником которых был Вячеслав Романовский, он окончательно принял решение уйти в отставку. Согласно нашей информации, после этого офицер ложится на обследование и лечение в госпиталь, где в конце января его признают непригодным по состоянию здоровья к дальнейшей службе. В свои 39 лет он мог собираться на пенсию…

А теперь, исходя из информации, которой мы располагаем, попробуем смоделировать события, произошедшие в роковой день 5 февраля.

Итак, предположим, Вячеслав Романовский получил утром на руки медицинскую карточку и заключение. Ему оставалось только отнести документы в отдел кадров областного управления и предвкушать прелести гражданской жизни. Вместо УМВД офицер почему-то направился домой. И далее: что заставило офицера свести счеты с жизнью? Почему он сделал это таким более чем странным образом? Сразу оговоримся, что версию о насильственной смерти смело отвергаем – она не присутствует ни в материалах расследования, ни в одном из слухов. Неужели офицер не знал технических возможностей револьвера с зарядом травматического действия (попросту говоря – резиновыми пулями), которым нанести смертельное ранение крайне сложно? Напрашивается единственный вывод: его эмоциональное состояние в тот момент было запредельным. Что послужило причиной? Один из возможных вариантов – офицер обнаружил в своем медицинском деле некую информацию, подтолкнувшую его к сведению счетов с жизнью.

Суицидальный синдром?

Психологи и религиозные философы считают акт суицида следствием одномоментно возникшей патологии личности. Однако, при определенных условиях самоубийство является крайней формой проявления персональной гордости и желанием сохранить собственную честь. Вспомните едва ли не массовые самоубийства офицеров царской армии после победы Октябрьской революции: «Лечь виском на дуло и сохранить свою честь…» Одно из объяснений решимости покончить с собой – это проявление эгоизма, когда человек собственные проблемы просто перекладывает на плечи близких ему людей, которым придется решать их в одиночку после смерти самоубийцы. Что же послужило причиной для Романовского: неизлечимая болезнь, боязнь позора, полное разочарование в жизни? Почему-то чаще всего из жизни преждевременно уходят интеллигентные, порядочные люди. Те, кто болезненно воспринимает жизненные неурядицы. Подонков совесть не мучает, она предпочитают оставаться рядом с нами, муки совести, понятие чести им неведомы…

Вячеслав Романовский далеко не первый черкасский милиционер, который свел счеты с жизнью. В недавнем прошлом стрелялись начальник транспортного отдела милиции, начальник МРЭО Смелянского ГАИ… В системе МВД работают психологи, обязанные выявлять среди личного состава людей со скрытыми суицидальными склонностями. Для современной медицины выявление такой патологии не является проблемой. Удивляет другое: почему Вячеслав Романовский не стал объектом внимания и работы этих специалистов? Ведь, напомним, несколько ЧП, случившиеся на его территории наверняка не улучшили его психологического состояния (вряд ли кому-то следует объяснять, какие «беседы» при этом происходят с виновниками в кабинете вышестоящего начальства). К тому же Романовский проходил обследование в госпитале!

Экспертное мнение

Для прояснения ситуации мы обратились к известному в области врачу-психиатру, который из этических соображений попросил сохранить его имя в тайне.

— Доктор, суицид – это свидетельство патологии личности?

Нельзя так говорить. Патология — это стойкое изменение психики человека, а собственно суицид может быть вызван так называемым реактивным состоянием. Т.е., сиюминутным помрачением сознания, вызванным внешними факторами.

— Что это за факторы?

— Это проблемы, которые человеку могут показаться неразрешимыми и вызывать чувство отчаяния, это следствие употребления алкоголя или иных химических веществ. Ко всему прочему, некоторые изменения психики и склонность к депрессивным состояниям , которые и являются предвестником суицида, могут наблюдаться у людей, переживших сильные стрессы – войны, катастрофы, пр. То есть, это те факторы, под влияние которых часто попадают работники правоохранительных органов и военнослужащие. Это может быть следствием органических заболеваний у лиц, которые подвергались действию ионизирующего излучения (радиации. – Ред.). Из всего, что вы рассказали о Вячеславе Романовском, я могу сделать, по крайней мере, несколько выводов. Я в психиатрии работаю более 30 лет и могу с уверенностью утверждать, что его и ранее должны были беспокоить депрессивные состояния. Это не могло остаться незамеченным со стороны близких и коллег по работе. К сожалению, в критический момент рядом не оказалось никого, кто бы смог морально поддержать человека и отвести беду. Обратили бы внимание на состояние офицера ранее, и помощь ему была бы оказана, он остался бы жив. Что за помощь? Это прежде всего психотерапия, разговор с квалифицированным психологом, который бы мог расставить все по полочкам и убедить человека в бессмысленности самоубийства. Это и прием назначенных врачем медпрепаратов, корректирующих личность и настроение пациента.

И второе – то, как Вячеслав пытался свести счеты с жизнью, свидетельствует: в тот момент он находился в неадекватном состоянии и плохо контролировал свои действия. Но о причинах этого состояния может сказать только судебно-медицинское заключение.

— Что бы вы посоветовали нашим читателям, если, упаси Боже, их или их близких начинут одолевать суицидальные мысли?

Прежде всего, не бойтесь обращаться в подобных случаях к специалистам. Я не имею в виду всяких народных целителей и экстрасенсов. Я приверженец профессиональной медицины. В конце концов, можно поговорить со священником – многие из них являются сносными психологами. Депрессия – это первый тревожный симптом. А если человек однажды уже совершал попытку самоубийства, то на него нужно обращать особое внимание – это состояние склонно к рецидивам. И, главное, – самоубийство совершают чаще всего одинокие люди. Они держат эмоции в себе. Им не с кем обсудить проблему. Часто, если удается поговорить о проблеме, излить кому-то душу, она уже не кажется такой страшной и смерть не предсавляется единственным возможным выходом.

— А как тогда относиться к самоубийствам камикадзе, ваххабитов или литературных героев?

-Лично мне кажется, что фанатичное следование идее, гипертрофированная любовь к вождю или Богу являются в большой степени крайними проявлениями эмоциональных составляющих личности. А все пограничное является в значительной степени патологией. Жизнь – это высшая ценность, которая есть у человека. Совесть и честь — это категории, которые всецело зависят от социального окружения, от общественной морали. Можно бороться за свои убеждения до конца, а самоубийство – во многом это уступка, подарок врагам. Ведь пострадают близкие люди, а враги этому только порадуются.

Никита БОЛГАРОВ, «Антенна»

Читайте также: