«Рейдерcтво» в Украине: прокуроры и судьи идут в авангарде

…Под гвалт толпы сторонников с транспарантами люди в черных масках с оружием штурмуют горящее здание, забаррикадированное мебелью. Грузовики таранят ворота очередной промзоны, осажденные в здании отбиваются «коктейлями Молотова» и приковывают себя наручниками к батареям. Иногда ситуация оживляется появлением милицейского наряда или государственных исполнителей. Которые, ко всеобщему замешательству, на основании принесенного с собой вчерашнего решения райсуда из отдаленного региона Украины, объявляют, что собственник акций (предприятия) — некое третье лицо. Представителя которого нет даже среди штурмующих и обороняющихся.В последнее время Украину буквально захлестнул поток «активно решаемых споров» относительно тех или иных материальных благ и преференций. «Рейдерство» стало неотъемлемым элементом процесса силового отъма чужого имущества. На сторону «рейдеров» все активнее переходят представители силовых ведомств страны.

В ряде случаев споры идут вокруг распределения акций (долей) акционерных обществ, где одна кучка акционеров считает себя обделенной судьбой и обманутой противоборствующей группировкой. Попутно выясняются душераздирающие подробности спора. Утерян (продан, украден, изъят) реестр акционеров, и вместо первоначального регистратора акций выясняется, что реестр находится совсем у других лиц; продажа акций была несколько раз совершена по отмененным доверенностям, с использованием поддельных печатей и документов; согласно решениям судов руководство смещено еще год назад (о существовании таких решений, как правило, узнают только в день заседания общего собрания терпящего бедствие АО) и т. п.

Общественность Украины узнает о таких «спорах», как правило, когда по телевизору показывают новости, которые внешне напоминают репортажи из «горячих точек»: один к одному — либо захват спецслужбами каких-нибудь террористов в Ираке (Афганистане), или массовые беспорядки в какой-нибудь южноамериканской республике: под гвалт толпы сторонников с транспарантами люди в черных масках с оружием штурмуют горящее здание, забаррикадированное мебелью, грузовики таранят ворота очередной промзоны, осажденные в здании отбиваются «коктейлями Молотова» и приковывают себя наручниками к батареям, объявляя о начале голодовки. Во время штурма к той или иной стороне подтягивается подмога (пару взводов таких же крепких ребят в униформе). Иногда ситуация слегка оживляется появлением милицейского наряда или государственных исполнителей. Которые, ко всеобщему удовольствию и замешательству, на основании принесенного с собой вчерашнего решения райсуда из отдаленного региона Украины, объявляют, что собственник акций (предприятия) вообще-то некое третье лицо, представителя которого нет даже среди штурмующих и обороняющихся.

Такие перипетии в столице и стране в целом происходят фактически каждый день. Что характерно: объектом посягательства может стать не только крупный банк или завод (представляющий весьма лакомый кусок собственности). Иногда предметом посягательства может стать и мелкий киоск по торговле хлебом (сигаретами, минералкой), ремонту обуви, уютный скверик (парк), детская площадка. Единственная «вина», с позволения сказать, которых – удачное геополитическое (в местных масштабах) расположение. Поэтому захватчиков не остановит ничто: все методы отъема чужой собственности в глазах агрессоров хороши.

В последнее время отмечается явно возрастающая роль в разрешении подобной категории дел со стороны правоохранительных органов. Ведь государственные институты и должностные лица не только придают легитимность тем или иным действиям агрессорам. Но в ряде случаев активно включаются в силовой (физический) аспект таких конфликтов (когда «находя» оружие либо наркотики у несговорчивого участника конфликта, а когда и принимая участие в захвате оспаримаевого сторонами предприятия).

Вообще, завлечь силовиков на свою сторону какому-нибудь «рейдеру» – это залог полной и быстрой победы со стороны агрессора. Ведь по закону любые действия граждан против той же милиции считаются уголовно наказуемыми, ну кто против пойдет?

Одно дело — выбрасывать из предприятия руководство – ставленников противоборствующей группировки (вкупе с частной охранной фирмой), второе дело – идти против государственной службы охраны, какого-нибудь «Титана», бойцы которые в принципе могут и оружие применить, и в каталажку засадить. Потому, силовики сейчас в цене. Ибо вся мощь государства — за ними, как и вся поддержка власти. Правы были спорящие стороны или неправы — но всегда сработает принцип «чести и чистоты мундира» — государство всегда право. И еще срабатывает психологический момент: большинство граждан воспитаны в духе послушания закону и государству, полному подчинению слову и воле «человека в форме». Форма и положение – это как презумпция правоты. Потому достаточно иногда даже того, что ситуацией живо — на той или иной стороне — заинтересуется государственный орган – и победа в коммерческом споре, считай, в «кармане».

Деятельность по физическому захвату объектов (физической стороне дела) получила на постсоветском пространстве название «рейдерство», а сами захватчики прозываются «рейдерами». В качестве иллюстрации типичной «рейдерской» войны с привлечением отечественных правоохранителей возвратимся к ситуации вокруг столичного автогаражного кооператива «Чайка».

Автогаражный кооператив «Чайка» ничем на примечательный, таких в Киеве — сотни. Кооператив — форма хозяйствования, при которой, помимо денежного участия в его создании, необходимо личное трудовое участие в его делах на условиях паритетности. Но внезапно оказалось, что кооператив «Чайка» мешает неким бизнес-структурам, которые облюбовали это место для строительства торгово-развлекательного центра. Дело это, понятно, прибыльное, и стремление усилить местную торгово-развлекательную сеть – даже похвальны, но не за счет же применяемых методов – шантажа, запугивания, угроз, ограничения выезда (въезда) в кооператив и прочих привычных методов. Которые показались жаждущим места под солнцем делкам более приемлемыми, нежели цивилизованные.

Неудивительно, что разрешение ситуации получило продолжение с привлечением — ни много, ни мало — Прокуратуры города Киева. Предлагаем вниманию читателей запрос, поступивший в адрес руководства кооператива «Чайки» из этого «уважаемого» органа.

«Заказной» характер публикуемого запроса виден и невооруженным взглядом.

Во-первых, не указано основание проведения проверки, что делает, между прочим, запрос ничтожным изначально. Основание проведения проверки и истребования документов должно быть обозначено: жалоба (заявление) того или иного лица, и краткий смысл заявления. Родина должна знать своих героев, а прокуратура – своих заказчиков.

Во-вторых, на «заказной» характер проверки и запроса указывает объемность и тщательность при составлении документа. Прокуратура не может заниматься всем подряд, и тем более — подразумевать все действия автогаражного кооператива «Чайка» и его должностных лиц незаконными (начиная с его создания). Жалоба (как формальный повод проверки) также не может иметь общий характер (например: все незаконно, все жулики), поскольку в таком случае прокуратура просто (в нормальных условиях) отказала бы в ее принятии, потребовав указать конкретные нарушения. Так нуждающиеся в прокурорском надзоре.

Да и не в правилах прокуратуры города Киева самостоятельно заниматься делами одного из многих сотен автогаражных кооперативов. В обычных ситуациях все благополучно «сплавляется» на районную прокуратуру. Или в милицию, независимо от степени сложности и важности вопроса. А здесь «город» прямо-таки горит желанием разобраться с кооперативом. К чему бы это?

Но это еще что! Из источников, заслуживающих доверия, автору стало известно о поистине уникальных по своему цинизму «проделках» работников Прокуратуры города Киева, а также особо приближенных к городской прокуратуре прокуроров отдельных районов столицы.

В одном случае, по договоренностями «рейнджеров» с прокуратурой одного из центральных районов Киева, и. о. прокурора возбудил уголовное дело против «заказанного» акционера – собственника крупнейшего пакета акций. Ситуация в общем-то обычная для нашего общества, хотя и возмутительная по своей сути. Но в Украине существует единая база возбужденных уголовных дел, в которую заносятся сведения о всех возбужденных уголовных делах. То есть, всегда можно проверить, есть ли какое-либо уголовное дело в наличии, на какой стадии расследования, его номер, следователь, который им занимается, и прочие важные моменты. Но в этом конкретном случае уголовное дело существовало только на бумаге — никаких внесений в информационную базу не было. Подумаешь, формальность! Главного акционера все равно «запаковали» и создали видимость, что повезут несчастного в суд для избрания меры пресечения в виде содержания под стражей.

Естественно, такая перспектива задержанного не устроила, и на месте было договорено об «отступных» с его стороны работникам прокуратуры. И об отдельных преференциях в в виде пакета акций в пользу противоборствующей группировки. После этого «бумажное» уголовное дело уничтожили.

Доказать существование оного казалось невозможным, как и факт описанного «рейдерского» «развода». Тем более, что в прокуратуре Киева на самом высоком уровне оказались покровители столь прыткого и. о. прокурора района. Но следы такой «деятельности» все же остались, и сейчас адвокаты потерпевшего скрупулезно фиксируют факты, подтверждающие преступную сущность содеянного прокурорским работником. На чем прокололись прокурорские работники – пока в интересах дела умолчим, но мы обязательно вернемся к этой истории. Когда фиксация события злоупотребления (мягко говоря) будет полной, а картина произошедшего — несмываемой.

Второй случай еще казуистичнее. Прокуратура возбудила уголовное дело по факту совершения одного должностного преступления — опять же, по заказу одной из «рейдерских» группировок. На этот раз дело зарегистрировали, оформили, ибо в данном случае это было необходимо, и вот почему.

В процессе следствия следователь решил, что необходимо провести обыск в помещении, и выяснить, какими путями было совершено преступление. Во первых, обыск в случае с должностными преступлениями — действие достаточно сомнительное с точки зрения здравого смысла. Должностное преступление (если предположить его факт) совершается в кабинете либо путем действий, либо путем составления каких-либо документов. Например, директор издал приказ, в котором превысил свои полномочия, или что-то продал не тому, кому надо. Доказательная база – документы. Делать обыск в производственном помещении – ничтожное с точки зрения следствия действие. Обыски и осмотры места происшествия оправданы в случае, например, убийства, кражи. То есть, когда на месте происшествия могут содержаться физические доказательства совершенного преступления: взломанные двери, следы крови, орудие преступления и т. п. Но ладно: захотел следователь обыск – пожалуйста.

Однако, проведя обыск (и ничего не найдя, как и предполагалось изначально), следователь решил, что обысканное имущество может потерять свои свойства, испортиться. А потому его следует передать на ответственное хранение. Ответственным хранителем была назначена… противоборствующая фирма (группировка), которая до этого никак не могла подступится к объекту. Но еще более это интригует, если учесть, что «скоропортящаяся» вещь, ради охраны которой был назначен ответственных хранитель имущества, оказалась… помещением магазина.

По мнению следователя, очевидно, старые собственники магазина могли его разобрать по кирпичам, перенести на другое место, он мог сам испортиьтся, а потому и была совершена эта, с позволения сказать, операция. Естественно, новые охранники, «не корысти ради, а токмо волею пославших…» их следователя, оперативно (с участием милиции) расправились с хозяевами. Которые просто не посмели идти против государства, и не рискнули оказать сопротивление.

Захват магазина был завершен без «долгоиграющих» судов и прочей ненужной в данных условиях «шелухи» — всего за пару часов. А магазином теперь владеют не собственники «на бумаге», а те, кто реально торгует за прилавком и распоряжаются товаром, используют площади и склады.

Попытки жаловаться в прокуратуру района и города ни к чему не привели. Мнение проверяющих было на редкость едино: следователь — фигура самостоятельная, решил все правильно. Кстати, даже если бы было принято решение об отмене постановления, то назад следственные органы допускать собственников никак не обязаны. Все решайте в суде, он разберется (месяца за три, если повезет)…

Вот такие «рейдерско»-прокурорские будни, надо полагать, весьма прибыльные. Прокуратуре не интересен самовольный захват земель в Крыму и Одессе (не мое, государственное, не жалко; пусть идет, как получится). Не интересны воровство государственных денег и уклонение от уплаты налогов (государство не обеднеет). Но крайне интересна прокуратурам Киева и отдельных районов столицы «хозяйственная» категория дел. Где «интерес» имеет материальное выражение.

Но вернемся к бедам кооператива «Чайка». С прокурорами все ясно: задание отработали. Но где же судебные исполнители, без которых не обходится ни одна «рейдерская» война? Да тут они, рядом – на пару дней всего лишь отстали от прокурорских!

Недруги «Чайки» исхитрились «протолкнуть» решение Печерского районного суда, запрещающее кооперативу распоряжаться своей землей и имуществом – до рассмотрения некоего иска некоего гражданина М.О.Соколенко из Броваров, имеющего к «Чайке» претензии:

Каков характер этих претензий, и почему руководство кооператива не было уведомлено судом о состоявшемся заседании – несчастным остается только гадать. Фамилия истца, от имени которого в одночасье было фактически арестовано все имущество кооператива, членам «Чайки» вообще неизвестна: явная «подстава». Даты подписания документов свидетельствуют о небывалой прыти госчиновников, которую в «рядовых» случаях приходится ожидать месяцами.

Вот так, манипулируя прокуратурой, судами и госисполнителями, «рейдеры» рушат правоохранительную систему государства. Успешно лишая частных собственников их имущества. Что выиграет от этого и общество, и государство? Фактически в «рейдерских» войнах государство сегодня заняло сторону мошеннических структур, практикующих широкомасштабный подкуп чиновников. И кабмин, и руководство силовых ведомст – молчат…

Иван Данилюк, «УК»

Читайте также: