ТАЙНА ЧЕТЫРЕХ ГОЛОВ

Отсечение голов становится в Украине все более популярным методом сокрытия преступлений. «Секир-башка» в комплекте с ускоряющими разложение веществами типа негашеной извести или кислоты, часто весьма серьезно затрудняют работу судмедэкспертов по идентификации трупов. Достаточно вспомнить «дело Гонгадзе» или недавно всплывшее дело некоего Руслана К., промышлявшего отпиливанием голов при помощи гитарной струны. Декапитаторы, или «обезглавливатели», возможно станут очередным фирменным знаком Украины.Уголовное дело, прозванное столичными криминалистами “тайной четырех голов”, уже год слушается в Апелляционном суде Киевской области. На скамье подсудимых – банда изуверов, отнимавшая жилье преимущественно у доверчивых одиноких женщин, ищущих личного счастья. Но находивших – жуткую смерть…

Жуткая находка

В апреле 2001 года на пашне, в нескольких десятках метров от автодороги Тетиев — Пятигорки, были обнаружены четыре человеческие головы и отрубленные руки. Останки принадлежали двум женщинам, девочке-подростку и относительно молодому мужчине. Эксперты определили, что все несчастные были убиты примерно осенью 2000-го года, но в разное время. Кто и почему так жутко расправился с неизвестными – милиция установить длительное время не могла.

Первая жертва была опознана, когда в милицию обратились родственники Виктории Оврас, заявившие об исчезновении женщины и ее дочери Анны…

Виктория жила в квартире, которую приватизировала в равных долевых частях на себя и троих детей. Предшествовавший этому разрыв отношений с супругом происходил тихо, без скандала. Младший сын решил жить с отцом, старшая дочь Светлана, которую Вика родила в первом браке, имела свое жилье.

Когда Виктория выразила желание продать квартиру, вся семья была против. В это время женщина сблизилась с соседом Александром Рафальским, который был младше ее на семь лет. Он-то и являлся инициатором продажи, обещая Вике совместную райскую жизнь. Будущее, которое он рисовал, выглядело радужно: после оформления развода они с Викой поженятся, Александр усыновит Аню, наймет ей репетитора, устроит в институт…

Но все это произойдет после того как Виктория выручит деньги за свою квартиру в Киеве. Тогда будущая семья и переедет в Тетиев, где у Александра есть свой дом и строится его магазин. Хорошо зная Рафальского, который даже от соседей не скрывал, что имеет два паспорта, нигде не работал и жил неизвестно на какие доходы, Светлана уговаривала маму не торопить свое “счастье”. И даже написала заявление участковому, чтобы тот присмотрелся к Рафальскому. Но на ход событий это не повлияло.

“Вика была настолько увлечена Александром, что даже пыталась продать квартиру без моего ведома, но брокер воспротивился. Я наложил на жилье арест, однако потом снял его — жена просто умоляла “не ломать” ей и Ане жизнь, — вспоминает Анатолий, муж Виктории. — Из вырученной за квартиру суммы я оставил у себя долю сына, остальные деньги Вика взяла и тут же отдала жениху. С тех пор она не общалась с родственниками. Несколько раз мы звонили матери Рафальского, чтобы справиться о близких, и она отвечала, что все хорошо. А где-то в марте вдруг стала отвечать грубо, дала понять, что ей надоели наши звонки.”

Но по-настоящему все встревожились, когда Вика не приехала, не прислала письма или телеграммы, чтобы поздравить сына с днем рождения. Тогда бывший муж и написал в милицию заявление об исчезновении жены и ребенка.

Тогда семья и узнала о страшной находке под Тетиевым. По прижизненной фотографии Вики эксперты определили, что одна из жертв, чьи головы были обнаружены на пашне — она, в другой опознали 16-летнюю Анечку. Позже удалось установить личности еще двух убитых. Как выяснилось, это был еще не полный список жертв неизвестных убийц…

Первой жертвой банды Рафальского стала Елена — жена его ближайшего пособника Харченко. Осенью 1998 года Рафальский, используя свое поистине убийственное влияние на женщин, предложил Елене продать принадлежащее ей жилье. Чтобы облегчить процесс, посоветовал выписать двух дочерей и оформить жилье на супруга, пребывающего у Рафальского в полном подчинении. После того, как квартира была продана за $11200, Елену вывезли отметить это событие – “на шашлыки” к берегу Днепра. Где женщину напоили водкой со снотворным, задушили и закопали в заранее приготовленной для этого яме. Кроме денег от этой “сделки” Рафальскому достался также и КамАЗ, который еще при жизни Елены был переоформлен с нее на мать Александра.

На долю, доставшуюся Харченко после убийства его жены, Рафальский купил дом в Тетиеве, где действительно возводил магазин. Он перевез туда подельника с младшей дочерью и поручил им присматривать за строительством.

Это место впоследствии превратится в братскую могилу. При этом Харченко будет уготована роль мясника, а его несовершеннолетняя дочка станет любовницей Рафальского…

Следующей жертвой банды, в которую входило в общей сложности пять человек, стала Татьяна Иконникова. С ней Александр познакомился летом 2000 года, когда Татьяна продавала автомобиль своего тяжелобольного сожителя.

Ловеласу не стоило большого труда очаровать уставшую от жизни женщину. Рассказывая об их совместном счастливом будущем, Александр вывез “невесту” в Тетиев, где передал в руки своим подчиненным. Татьяну подпоили и зарезали, схоронив останки под строящимся зданием магазина. В паспорт ее сожителя Александр вклеил свою фотографию, и по фиктивному договору продал жилье киевлянину Юркову для последующей перепродажи. Тот об убийствах ничего не знал, но понимал, что участвует в афере. И радовался барышам, не догадываясь, что ему самому уже вынесен смертный приговор.

Действуя по указкам Рафальского, Юрков продал не только доставшееся ему обманом чужое жилье, но и свое собственное. Чтобы обмыть удачную сделку, его приглашают в Тетиев, где поступают по сценарию, разыгранному с Иконниковой. Таким образом, в Тетиеве оказывается уже два трупа. Вскоре убийцы присоединили к ним останки Вики и Ани.

На деньги, которые Александр получил за их квартиру, для него был куплен форд «Скорпио». Чтобы “не светиться”, Александр оформил машину на свой второй паспорт, на фамилию Корсакова. А Вике с Аней приобрел на базаре недорогие вещи. Некоторое время новоиспеченная “семья” жила в гостиницах, дожидаясь, пока брокер не вернет удержанную в качестве залога тысячу долларов. Характерно, что для получения этих денег Вика оформила доверенность на маму жениха. Есть версия, что эта хладнокровная и далеко не бедная женщина была в курсе того, чем занимается ее сын, но следствием этого не доказано.

14 декабря 2000 года, в канун дня рождения Ани, Александр вывозит своих заложниц в Тетиев. Оставив девочку в квартире Харченко, Рафальский везет Викторию “смотреть магазин”, который, якобы, станет залогом достатка их будущей семейной жизни. Один из подручных Рафальского вспоминал, что когда они убивали «невесту», «жених» хладнокровно удерживал ее за руки… На то же место впоследствии привезли и Аню. Согласно материалам досудебного следствия, Рафальский лично нанес ножом смертельный удар девочке. Впоследствии дочь Харченко, которая, напомним, была любовницей Александра, будет щеголять в вещах, снятой со своей убитой ровесницы.

В конце февраля 2001 года Рафальский приказывает своим мясникам «очистить» территорию магазина. Два дня Харченко и еще один член банды извлекали из земли полуразложившиеся тела убитых, расчленяли и перезахоранивали по фрагментам на пустынном участке поля под Тетиевом.

Когда в извлеченных из земли останках опознали мать с дочкой, Рафальского взяли под подозрение. Был допрошен его старый знакомый — Виктор, сидевший в колонии за убийство двоюродной сестры. Молодую женщину зверски прикончили, тело жертвы разрубили и по частям разбросали за городской чертой, что очень напоминало «руку» тетиевских мясников. Когда то, давнее, убийство раскрыли, Рафальский тоже попал под подозрение следствия, но мать помогла ему выйти сухим из воды.

Как рассказывают свидетели, в момент ареста Рафальский жил на квартире у очередной “невесты”, которую обещал увезти вместе с пожилыми родителями в Москву. Уже готовилась сделка по продаже квартиры.

Уголовное дело “банды Рафальского” состоит из восьми томов. В них – жизнь и смерть пяти жертв. И пяти нелюдей. Ни во время следствия, ни в суде Рафальский не признал себя виновным — как и большинство его подельников.

Вероника Ветрова, специально для «УК»

Читайте также: