Киевский метрополитен: за шаг до катастрофы. Часть 2

Пока руководство Киевского метрополитена годами цинично набивало свои карманы, расхищая деньги налогоплательщиков, столичная «подземка» все больше превращалась в ад. Чудо, что до сих пор подземный транспорт не постигла катастрофа с многочисленными людскими жертвами. И об этом «УК» уже тоже писала. Как и о нравах, царящих в коллективе этого «подземелья»…ОПАСНЫЙ МЕТРОПОЛИТЕН

“Это был кошмар: вся земля от Дворца спорта до входа на станцию метро была покрыта телами. Не было видно ни земли, ни травы – только тела. Их укладывали на обочине дороги. Кто-то был без сознания, а те, кто мог, пытались приводить их в чувство… Но многие, к сожалению, уже были мертвы…Парень, который оказался в самой давке, рассказывал мне, что его прижало к стенке, и он по поручню, а где и по головам выбрался на мраморный парапет перехода. Кто-то подал ему руку и вытащил наружу. Парень нервно курил и все повторял, что родился в рубашке. Говорит, последнее, что запомнил, это мужчину, который нес на руках ребенка и кричал изо всех сил: “Не задавите ребенка!” Спустя долю секунды толпа накрыла ребенка…”

Приведенный выше отрывок из воспоминаний очевидца трагедии в Минске – свидетельство того ужаса, который пережили жители белорусской столицы летом 1999-го года. Тогда, 30 мая, в подземном переходе станции метро “Немига” произошла давка. Укрываясь от ливня, в метро хлынула публика, в основном – молодые люди, пришедшие на концерт под открытым небом. Под тяжестью тел встала “дыбом” чугунная решетка ливнестока, что лишь усилило давку, переросшую в свалку. За считанные минуты насмерть были затоптаны или раздавлены 53 человека (в основном, женщины и дети), еще сотни получили ранения. Был объявлен государственный траур…

Если кто-то и учел уроки минской трагедии – то явно не киевские городские власти.

Давка в киевском метрополитене в последние годы принимает угрожающий характер. В часы пик, особенно – утром (с 8 до 9 часов) и ближе к вечеру (после 16-ти), на “узловых” станциях – столпотворение. Чрезмерная скученность пассажиров наблюдается в переходах между станциями “Площадь Льва Толстого” и “Дворец спорта”, “Золотые ворота” и “Театральная”, чуть меньшая – между “Майданом независимости” и “Хрещатиком”. Бывают дни, когда люди, плотно прижавшись друг к другу, десятками минут семенят на цыпочках, преодолевая несколько десятков метров подземных тоннелей и ступеней, ведущих к ним. Огромное скопление пассажиров на платформах метрополитена наблюдается в часы пик и на конечных станциях — “Героев Днепра”, “Лыбидская”, “Академгородок”. Станция “Вокзальная” – случай вообще клинический. Вестибюль ее едва успевает поглощать толпы пассажиров пригородных электричек..

Не раз попадая в подземную “пробку”, жадно глотая спертый воздух замкнутого пространства и будучи сжатым со всех сторон такими же бедолагами, ловил себя на мысли: “Стоит только какому-нибудь идиоту в этой толпе взорвать петарду и вякнуть “Аллах акбар!” – и будет у нас “ходынка” похлеще минской. Сценарий последующего развития событий (многократно подтверждено практикой катастроф подобного рода) будет таков: толпа инстинктивно хлынет в сторону выхода (входа) и собьет с ног нескольких человек. От чего первые ряды в толпе отпрянут назад – чтобы не раздавить упавших. Задние ряды будут продолжать напирать, и толпа придет в беспорядочное “броуновское” движение. Минские медики, изучавшие клинику последствий “ходынки” у “Немиги”, констатировали огромное число черепно-мозговых травм, сотрясений головного мозга у потерпевших. И это на “фоне” переломов конечностей и ребер, массовой потери сознания у сотен людей – от болевого шока и удушья. Специфика травматизма во время давки в толпе такова, что, пытаясь как-то высвободиться, вырваться из западни, люди судорожно дергают головами, соударяясь ими и нанося друг другу тяжелые травмы. Очевидцы трагедии у входа в метро “Немигу” как раз и слышали этот жуткий звук, напоминающий удары шаров на бильярдном столе – это был “перестук” голов…

“Армагеддон” повторяется…

Вы скажете: “Бред!” – и будете неправы. В том, что массовой давки в киевском метрополитене не произошло, отнюдь не заслуга городских властей, в чьем ведении пребывает столичный метрополитен. Скорее, до сих пор киевлян и гостей столицы берегло чудо. Совсем недавно Киев уже был на пороге трагедии. 14 июня нынешнего года ранним утром женщина с тележкой – “кравчучкой” парализовала эскалатор на “Вокзальной” — одной из самых загруженных станций. Тележка зацепилась за гребенку эскалатора, и он остановился – попадали люди, но, к счастью, обошлось без травм. Срочно пришлось одну из двух лестниц, работавших на подъем, переключить на спуск. Чтобы уменьшить стремительно нараставшую давку, часть поездов следовало мимо “Вокзальной”. Возобновить работу эскалатора удалось только спустя три часа. Все это время на перроне стояла плотная – голова к голове – озлобленная и обескураженная одновременно толпа. Трагедии удалось избежать благодаря слаженным действиям как сотрудников метрополитена, так и железной дороги. Обошлось без паники – и это было то самое чудо, не поддающееся никакому здравому объяснению.

К катастрофе в метрополитене с многочисленными человеческими жертвами может привести не то, что возгорание, — задымление. Которое и может стать катализатором пагубной паники, предваряющей хаос. В случае же – не дай Бог! – возгорания в метрополитене развитие ситуации будет носить однозначно катастрофический характер. И действенной помощи пассажирам ждать попросту неоткуда. Ибо сам спуск пожарных и спасателей по обесточенным лестницам эскалаторов (при пожаре объект, как правило, обесточивают), как показали учения киевских огнеборцев на станции метро “Университетская” во второй половине 90-х, занимает 25 минут. Быстрее пожарный расчет с тяжелым снаряжением и кислородными баллонами на станцию “глубокого залегания” спуститься просто не может! Еще сколько-то времени потребуется на разведку ситуации и установление очага, характера и масштабов возгорания. А как эвакуировать раненых? И много ли времени пройдет, чтобы продуктами горения отравятся все на станции находящиеся?

Случай в Минске – далеко не уникален. Уже после трагедии выяснилось, что “Немига” уже переживала подобное столпотворение раньше — 6 июля 1997 года. Тогда в давке, возникшей в подземном переходе после дождя, был затоптан насмерть старик-пенсионер. Но выводы сделаны не были.

В двух случаях причинами давки в метро, приведшей к смертям людей, послужили пожары. 14 ноября 1987 года на одной из “веток” лондонского метрополитена пассажиры почувствовали запах дыма. Огня никто так и не увидел, но люди, прибывшие на перрон станции Кинг-Кросс, в панике бросились к выходу, топча тела упавших. Тогда на выходе из станции погибли 37 человек, более шестидесяти получили увечья. В 1995 году в метро столицы Айзербайджана Баку загорелся четвертый вагон поезда. В результате в огне, но больше — в давке на выходе, погибли 289 человек, в том числе 28 детей. Ранено 269 человек.

Импульсивность и отсутствие жизненного опыта приводят к тому, что в результате давки, вызванной большим скоплением народа, страдает молодежь. Характерный пример — давка в Червонограде Львовской области. Где в узком проходе кинотеатра “Украина” после окончания сеанса фильма “Армагеддон” столкнулись ученики местных школ. Одни входили в кинотеатр, а другие выходили после просмотра широко разрекламированного фильма. В давке погибли четверо подростков, около двадцати получили увечья. “Сытую” и размеренную Европу также постигали подобные несчастья. Так, в одном из ночных молодежных клубов Гетеборга (Швеция) возник пожар. В клубе находились более 400 человек. Увидев дым, молодые люди бросились к выходу и окнам; свыше шестидесяти человек погибли в давке и от ожогов. Часто подобное происходит на стадионах по окончании спортивных матчей или концертов. Времена СССР – не исключение. В Москве после матча между юношескими сборными СССР и Канады 10 марта 1975 года молодые болельщики бросилось к автобусам с гостями из Канады за “сувенирами”. Погиб 21 человек, в основном — молодые парни, около шестидесяти пострадали. 20 октября 1982 года московский “Спартак” встречался в матче Кубка УЕФА с голландским “Харлемом”. Десятки тысяч болельщиков пришли в тот на стадион “Лужники” поддержать своих любимцев. Спартаковцы проигрывали голландцам, матч близился к завершению. Тысячи любителей футбола уже стали покидать спортивную арену, как вдруг, на последней минуте матча, москвичи сравняли счет, забив второй мяч. После чего толпа, уже покидающая стадион, рванулась назад и вызвала давку на обледеневших бетонных ступеньках. Точное число погибших в тот день до сих пор неизвестно — предположительно около 740 человек. Такая же стория имела место и в Беларуси 29 сентября 1979 года. На минском стадионе “Трактор” игрался матч высшей союзной лиги между минским и московским “Динамо”. Спонтанно возникла давка, и вся лестница, ведущая на трибуны, была устлана окровавленными телами. Погибли 4 человека, 30 получили ранения.

Чтоб избежать “ходынки”, нужно…

Специалистами уже подсчитано, что за время поездки среднестатистический пассажир проводит в сооружениях метрополитена от 25 до 40 мин. Из них примерно половину времени он находится непосредственно в подвижном составе. А все остальное время затрачивает на подход к подвижному составу, включая спуски “под землю” на эскалаторах, на ожидания прибытия метропоездов, на посадку и высадку из вагонов, на пересадки, на подъем на поверхность и выход в город. Провозная способность электроподвижного состава значительно превышает провозную способность эскалаторов. Поэтому возле входа на эскалаторы в часы пик и возникают “пробки”. Это – “узкие места” любого, даже самого современного, метрополитена. Они затрудняют посадку на эскалаторы и заметно увеличивают время, затрачиваемое пассажирами на спуск к вагонам и подъем в город из глубины станций.

Каков же выход из создавшейся в столичном метрополитене ситуации? Российские и белорусские специалисты, проанализировав причины возникающих в “подземке” давок, давно огласили “рецепт”. На многих станциях метро, особенно – “узловых” — нужны дополнительные выходы. В том числе, и для скорейшей эвакуации пассажиров и персонала в случае ЧП. Радикальная мера — строить дополнительные выходы с тоннелями большего диаметра и большим числом эскалаторов.

Еще один путь решения проблемы, никак не исключающий первый — создание эскалаторов нового поколения с уменьшенными габаритами. Установить в старом тоннеле четыре эскалатора вместо трех или пяти вместо четырех при современном уровне технического развития не составляет больших проблем. Например, в Будапеште при замене эскалаторов старого поколения вместо трех старых поставили четыре новых.

Что-либо подобное делается сегодня в киевском метрополитене? Нет. А о том, чтобы обустроить платформы хотя бы “кризисных” станций автоматизированной системой посадки, закрывающей от пассажиров глухой стеной рельсовые пути под высоким напряжением – и речь не заходила. Если навалится толпа – с платформы на рельсы могут быть сброшены люди. О последствиях – лучше не будем…

Прискорбная – с точки зрения безопасности пассажиров киевского метрополитена – ситуация вряд ли изменится к лучшему в ближайшее время. Поэтому «УК» предлагает своим читателям ознакомиться с характерными тенденциями и особенностями паники, порождаемыми психологией толпы – в изложении американского психолога-исследователя Е.Карантелли. Во-первых, паническое бегство всегда направлено в сторону от опасности (никто и не пытается противодействовать). Во-вторых, направление бегства при панике не является случайным (выбор знакомой дороги или той, по которой направились другие). В-третьих, при паническом бегстве самые сильные социальные связи могут быть прерваны: мать может бросить ребенка, муж — жену, а люди становятся неожиданным источником опасности друг для друга. Человек, охваченный паникой, останавливается только тогда, когда полагает, что оказался вне опасной зоны. Он плохо соображает, не ищет альтернативных решений и не осознает последствий своего решения.

Остановить толпу может только сильнейший эмоциональный тормоз или чудо.

Как не пострадать в давке

Если бы пострадавших заблаговременно ознакомили с правилами поведения в случаях возникновения давок и толкотни, это спасло бы не одну жизнь.

Лучше всего избегать мест скопления народа. Даже если вы собираетесь на праздничное гулянье, надо заранее позаботиться о своей безопасности:

— туда, где собирается толпа , в которой могут быть подвыпившие люди, не брать с собой детей;

— зараннее выложить из карманов колющие и режущие предметы;

— постараться обойтись без галстука, шарфа, косынки на шее, высоких и неустойчивых каблуков. «Излишества» вроде золотых цепочек, больших колец, широких поясов и т.п. могут стать «орудием» от которого можете пострадать вы или окружающие;

— заметив компанию, находящуюся в состоянии наркотического или алкогольного опьянения, постараться отойти от нее подальше — именно поблизости от таких групп легко возникают конфликтные ситуации — драки, толкотня и т.п., могущие привести к давке;

— в случае возникновения давки стараться любой ценой оставаться на ногах. В случае, если вы не можете справиться с давлением толпы, лучше попытаться прижаться к вертикальной поверхности (например, стене) — несмотря на то, что так тоже можно получить травму, это все же лучше, чем упасть. Упавшие, как правило, не имеют шансов на благополучный исход.

Александра Павлова, «УК»

ПИСЬМА ПОДЗЕМЕЛЬЯ

Похоже, что сайт «УК» стал своеобразным антикризисным центром “Киевского метрополитена”. Нам, как в последнюю инстанцию, пишут и пишут работники различных служб и подразделений этого огромного “субъекта подземной деятельности”. Что характерно: авторы не опровергают друг друга, а лишь дополняют, детализируя безобразия и коррупционные схемы руководства столичной “подземки”.

Но городские власти продолжают делать вид, что ничего из ряда вон выходящего не происходит. Не лучший способ “решения проблемы” для киевского градоначальника Александра Омельченко – уж он-то должен понимать, что в “подземке” также трудятся его избиратели. Или – уже “бывшие избиратели”? В таком случае проблемы метрополитена придется расхлебывать его приемникам. Жаль только потерянного времени…

Здравствуйте!

Пишет вам сотрудник управления КП «Киевский метрополитен». Подтолкнуло меня вам написать опубликованное вами раньше письмо сотрудника военизированной охраны. Хочу сообщить, что после появления этого письма вы стали самым посещаемым сайтом среди сотрудников метрополитена. Это письмо буквально в течение одного дня облетело все структурные подразделения, службы и даже фирмы, обслуживающие метрополитен. Причем, при общении с каждым, кто его прочитал, слышалось одно и то же: “Так там же все правда!” Все об этом в метро знали, но никто не решался сказать.

После этого, правда, в службе военизированной охраны началась “охота на ведьм”. Начальник службы усиленно занялся поисками “доносчика”. Было по этому поводу даже созвано внеочередное собрание руководящего состава службы. Искали как того, кто это письмо написал, так и того, кто его принес в службу, подозревая, что это одно и то же лицо. Как ни странно, по отношению к сотрудникам оперативной группы не было применено никаких взысканий, не было проведено и служебного расследования, что еще больше удивляет.

В своем письме мне хотелось бы осветить некоторые стороны работы как управленческого аппарата метрополитена, так и низших звеньев. У контрольно-ревизионного управления не доходят руки более тщательно полистать финансовые отчеты деятельности метрополитена. В частности, в коллективном договоре определено, что если метрополитен выполняет план перевозок на год, то его сотрудникам положена так называемая “13-я”. Для справки, в 2004 году метрополитен выполнил план перевозок на 106 %. Но вот почему-то начальник метрополитена Шавловский Николай Николаевич до сих пор не торопится дать сотрудникам “13-ю”… Сотрудникам, у которых двое и больше детей, а зарплата 400-500 гривен, “13-я” зарплата была бы хоть какой-то отдушиной. Вместо этого слышатся невнятные обещания, что премию все-таки дадут, но не то весной, не то — осенью.

Наш горячо любимый мэр рассказывает о том, какие средства выделяются на метрополитен и его развитие, а вот в самом метрополитене их почему-то постоянно не оказывается. Не доходят? А где же они оседают? И куда смотрит все то же контрольно-ревизионное управление? Искренне надеюсь, что ваше издание читают и там.

Объекты для траты больших средств в метрополитене, конечно же, присутствуют. В частности, Николай Николаевич решил достраивать еще один корпус управления. Это — также потенциальная возможность для “отмывания” денег (а уж в этом господин Шавловский преуспел еще работая на железной дороге). Если верить тем же “Подробностям” на “Интере”, то нашего начальника не так давно задерживали в аэропорту “Борисполь” при попытке провезти крупную сумму наличности.

О премиальных. Если поднять отчеты — их получают чуть ли не каждый месяц за перевыполнение всяческих планов и выполнение сложных заданий. Эти премии получают примерно на 95 % руководители служб, начальники отделов, и для приличия — 1-2 простых работника. Но их премия выглядит до неприличия скромной — на фоне премий руководства.

Такая несправедливость происходит еще и потому, что профсоюзный комитет работает лишь на удовлетворение аппетитов руководства. Возглавляет наш профсоюз начальник общего отдела Дармостук В.Ф. У нас в метрополитене путевки есть как на море, так и в Карпаты, но почему-то с поразительным упорством господин Дармостук дает их одним и тем же лицам. На море и в Карпаты ездят лишь сотрудники управления, а простые смертные свято верят в то, что этих путевок и вовсе в метро нет. В тех же кабинетах управления делаются евроремонты, в то время как в кабинетах обычных сотрудников на станциях сыпется штукатурка и течет вода с потолка. И это не мешает службе охраны труда рапортовать о якобы нормальных условиях труда сотрудников. Хотя они-то находятся в управлении, и у них ведь и действительно нормальные условия труда.

Метрополитен поражен коррупцией: вы только посмотрите ведомственный телефонный справочник, и увидите, сколько там одинаковых фамилий. Каждый мало-мальский начальник тащит в метрополитен своих родственников, детей, да побольше. Не волнуясь об их профпригодности. Как правило, эти дети и родственники оказываются абсолютно бездарными личностями. Если бы они таковыми не были, то устроились на работу и сами.

В письме упоминалось о коммерческой службе. Эта служба давно погрязла во взяточничестве и коррупции. Только для того, чтобы устроиться контролером, нужно заплатить 400-500 у.е. Причем эта такса практически официальная. В дистанциях при пересдаче экзаменов на должность не гнушаются брать презенты от духов и косметики до мяса и сала. Как говорится, чем богаты, тем и рады. Деньгами, конечно же, тоже собирают периодически. После этих экзаменов, обычно, закатываются грандиозные пьянки. Это не удивительно, потому как и там подбор кадров – специфический: 85-90 % коммерческой службы — из пригорода; а две трети – земляки из Черниговской области. И живут если не в одном селе, то в соседних уж точно.

И еще одна странная закономерность. У тех же начальников дистанций коммерческой службы, как и их заместителей, образование, в лучшем случае — техникума, а, как правило, 11 классов. Причем, и в остальных службах эта ситуация сходна. Руководители, в основном, без высшего образования. А если и с наличием такового, то уж точно не по специальности. Есть у нас и лесники, и продавцы, и зоотехники, и сантехники. Кого только нет, кроме специалистов.

На бумаге начальником метрополитена была проведена кадровая реформа, но на практике это не отразилось никак. Не было ни одного случая, чтобы сняли или понизили кто-то из руководящего состава, например, за недостатком образования, а кто-то из действительно молодых и перспективных сотрудников был поставлен на его место.

Рано или поздно за весь этот бардак придется отвечать. Надеюсь, это письмо прочитают, и проблемами метрополитена заинтересуются руководители соответствующих государственных структур.

В этом письме киевский мэр, в качестве адресата способного навести порядок в отрасли, даже не упоминается – кто будет рассчитывать на помощь чиновника, годами закрывающего глаза на преступный произвол в подотчетном “хозяйстве”?

«УК»

КТО ПРОВЕРИТ КИЕВСКИЙ МЕТРОПОЛИТЕН?

«УК» берет информационное шефство над “Киевским метрополитеном”. “Надеюсь, вы не бросите нас…” – обращается к нам с письмом еще один труженик столичной подземки, повествуя об убогих нравах, царящих на этом городском коммунальном предприятии. Заверяем: не бросим

Готовя первую публикацию о безобразиях в метрополитене, мы и предвидеть не могли, каким будет резонанс. Именно с помощью наших читателей нам удалось рассказать о позорных нравах, царящих в недрах киевского “подземелья”. Подземелья, ставшего “клондайком” для избранных, их родни и челяди. В порочный круг коррупционных отношений оказался втянутым весь многотысячный коллектив метрополитеновцев. А руководству предприятия, патронируемого лично мэром Александром Омельченко, все сходит с рук — экая невидаль, что все берут (дают) взятки. Что царит кумовство и беззаконие, как во времена крепостного права!

Читая очередное “послание из подземелья”, как в «УК» окрестили обращения работников “Киевского метрополитена”, понимаешь: такими нас в Европе не ждут…

“Здравствуйте!

Пишет вам контролер коммерческой службы Киевского метрополитена. Именно о нашей службе и о нашей должности, в частности, вы опубликовали письмо. К сожалению, у меня нет не то что Интернета, а и компьютера. На зарплату контролера себе это позволить невозможно. Узнали мы о вашем сайте только благодаря сотрудницам, у детей которых есть дома компьютер с Интернетом. Они нам распечатали и принесли эти статьи.

Как ни грустно осознавать, но мне нечего возразить по поводу опубликованного вами письма с описанием особенностей нашей службы. Поэтому, я как сотрудник этой службы могу только дополнить это описание.

Все о чем там пишут, на самом деле происходит. Мы действительно сдаем деньги на сдачу экзаменов в дистанции; когда по 30 гривен, когда по 40. Причем, это является стандартной процедурой. Инспектора станций собирают с нас эти деньги и предупреждают, что если не сдашь, то экзамен завалишь.

Что касается инспекторов коммерческой службы, то это люди, которые являются старшим должностным лицом нашей службы на каждой из станций. Большая часть из них – это, как уже правильно подмечено в письме на вашем сайте, люди с образованием после училища, в лучшем случае — после техникума. Я проработала на многих станциях, и знаю многих из них. Как правило, это бездарные люди, без образования, не владеющие минимальными представлениями о культуре, этике, чувстве долга и морали. Не понимаю, как можно ставить их на руководящие должности!

Должна также сказать, что сейчас они пошли все дружно учиться. Все поступили на 1 курс разных ВУЗов. Кстати говоря, все равно не по специальности. Где были знакомые, туда и поступили. Но это же смешно: чему они научатся в свои “за 40”? Также мне непонятно, как они могут занимать свои должности. Есть должностная инструкция, в которой присутствует пункт “квалификационные требования”. Именно там значится, что инспектор коммерческой службы, тем более — инженер и начальник дистанций должны иметь высшее образование. Что дает им поступление ВУЗы? Они их закончат через 5-6 лет. А какое право они имеют занимать должности все это время? Есть много молодых специалистов, которые смогут занять эти места.

Отдельно нужно сказать о сотрудниках таких подразделений в нашей службе, как объединенная касса, ревизорах, техотделе, инженере по охране труда и прочих “руководителях”. Очень сильно раздут штат руководства! Они килограммами создают никому не нужные бумаги, которые потом сами же и проверяют.

Каждый день у нас бывает по 2-3 проверки. Каждая из них старается тебя унизить, оскорбить и указать тебе на твое место. Не все из них знают те инструкции и протоколы, которые должны знать мы. Но проверяющим это необязательно, ведь они же нас проверяют, а не мы их. Даже техник дистанции, который на самом деле не более чем секретарь, не упускает случая нас проверить и унизить по дороге на работу и по дороге домой.

Зато, начальники дистанций со своими заместителями, шатающиеся после приема экзаменов по станции чуть ли не на четвереньках, не вызывают ни у кого никаких вопросов. Не ко всем, конечно же, относятся так. Приведу всего лишь один пример. У начальника одной из дистанций недавно пришла работать в нашу службу племянница. Она проработала контролером всего полгода, не гнушаясь по-черному воровать жетоны, и никакие проверки ее не зацепили. Через полгода ее перевели кассиром в кассу. Хотя, по инструкции, для этого нужно проработать не менее года. Еще пару месяцев — и она уже старший кассир, причем сменный; большую часть должностных инструкций она до сих пор так и не знает. Стоит ли говорить, что проблем со сдачей экзаменов у нее не возникало ни разу. Ее и сейчас можно заметить на контроле, ворующей жетоны…

И такая ситуация очень распространена при протягивании родственников по служебной лестнице. И не только в нашей службе все так. То, чего простые сотрудники добиваются по 5-6 лет, родственники руководства добиваются за 6-12 месяцев.

Но кто инициирует проведение проверок служб и подразделений метрополитена транспортной прокуратурой, отделом по борьбе сэкономическими преступлениями, контрольно-ревизионным управлением? Может, нужно создать независимую государственную комиссию с представителями из разных учреждений по проверке кадровой деятельности служб метрополитена? Может, новый министр транспорта Украины возьмет эту проверку под личный контроль?

Надеюсь, вы не останетесь безучастными к нашим проблемам и не бросите нас.”

«УК»

У МЕТРОПОЛИТЕНА «МЕСЯЧНик»

Это письмо – одно из множества полученных и опубликованных на нашем сайте на протяжении последних полутора лет. Прежнее начальство милиции «подземки» на отчаянные письма-жалобы трудящихся метрополитена реагировало специфически: лишь выявляло авторов с целью последующей «нейтрализации» неугодных. Похоже, новому руководству милиции столичного метро расчистку подземных «авгиевых конюшен» предстоит начать с решения тех задач, с которыми не смогли справиться предшественники.

Здравствуйте!

Адресует вам письмо работник службы сигнализации и связи Киевского метрополитена. Хочу внести свою лепту в освещение бардака, творящегося на нашем предприятии.

Последние два месяца у нас проходит масштабная акция: так называемое основное пожарно-техническое обследование. Оно происходит в метрополитене каждый год — с марта по конец мая. На протяжении этого времени обследуется каждое помещение, на каждой станции. Идет обследование и по станциям, и по линиям. Во время обследования выявляются и записываются замечания по пожарной безопасности, которые в результате выливаются в общее предписание на руководителей служб метрополитена. На данный момент уже пройдено две линии: Куреневско-Красноармейская и Святошинско-Броварская.

Мероприятие нужное, но вот исполнение… Проводит это обследование пожарная инспекция метрополитена совместно с отделом государственного пожарного надзора на метрополитене. Проблема в том, что на протяжении этих трех месяцев люди, которые осуществляют проверку, попросту обогащаются. И «выбивают» из работников разных служб, то, что им нужно. Происходит это так.

Секретарь комиссии – женщина — звонит начальнику станции, на которой на следующий день будет проверка. И предупреждает, что должна быть «поляна», с конкретным перечнем того, кто и что будет есть и пить. На фуршет после проверки приглашаются только председатель с секретарем комиссии и представитель государственного пожарного надзора (о нем чуть позже). В зависимости от того, насколько хорошо их примут, определенная часть замечаний вычеркивается. При этом они не гнушаются после фуршета прихватывать с собой по «торбе». Накрывают стол начальник станции и инспектор коммерческой службы, для чего они предварительно собирают со своих подчиненных деньги — чтобы комиссия не очень усердствовала.

Представитель государственного пожарного надзора во время обследования решает личные проблемы (нельзя сказать, что этого не делают председатель с секретарем; просто это меньше заметно и ощутимо). В частности, у электромеханической службы он заказывает трубы и краны на дачу, у наших работников — провода с содержанием драгоценных металлов и так далее. В зависимости от того, что можно достать в той или иной службе. Примеры приведены реальные, которые имели место уже в этом году. Работникам, которые отказываются сотрудничать, выписываются квитанции на оплату штрафов: ведь нужно же иногда и работу обозначать. Все то, о чем написано выше, происходит из года в год, и обрело вид закона.

Поэтому хотелось бы попросить нового начальника милиции метрополитена уделить этой проблеме внимание. И провести расследование, чтобы в последующие годы не повторялось это позорное зрелище.

О.К.

(фамилия и имя автора письма редакции известны)

«УК»

Симбиоз милиции и карманных воров процветает в Киевском метрополитене?

«Пишет вам работник Киевского метрополитена. Хочу рассказать о вещах, которые все видят каждый день, сталкиваются с ними, но не знают всех подробностей. Хочу осветить некоторые аспекты деятельности работы милиции метрополитена.

Большинство подземных переходов, прилегающих к станциям, наводнены стихийной торговлей, из-за чего многие не могут нормально добраться до станции и опаздывают на работу. Но не потому, что у милиции не хватает штата (который, к слову говоря, прилично раздут), а потому, что все лотки в переходах стоят либо от начальника милиции метрополитена, либо от его замов, либо от командиров батальйонов и прочих начальников ранга поменьше. И имеют они с этого немалые барыши, поэтому и борьбы со стихийной торговлей, как таковой, не происходит. Люди же, продающие «с рук», исправно отстёгивают за возможность торговать постовым милиционерам. Часть этих денег уходит инспекторам, которые проверяют выполнение обязанностей постовыми.

И еще: у многих из вас, наверное, вытягивали кошельки в часы-пик. И вряд ли вы знаете, что «крышует» карманников в метрополитене и всячески им содействует уголовный розыск всё той же милиции метрополитена. За каждую поездку карманники отстёгивают сотрудникам уголовного розыска. Если вы попытаетесь вытащить карманника на станции и обвинить в краже, скорее всего, к вам подойдут сотрудники уголовного розыска (которые сопровождают карманников в соседних дверях вагонов), покажут удостоверения и невозмутимо спросят : «В чём дело?». После вашего объяснения, что данный человек залез вам в карман и вытянул, либо пытался вытянуть кошелёк, карманник будет с честным лицом оправдываться и возмущаться – мол, не я. И так как кошелёк он уже передал подельникам, и факт кражи недоказуем, его попросту отпустят. А вам скажут, что вы «ошиблись человеком» в толпе. Если же вы попытаетесь по-мужски разобраться с карманником, скорее всего, заберут милиционеры именно вас — за хулиганство. А карманник вдруг окажется… пострадавшим.

Также вам следует знать, что пользуется милиция мобильной связью с телефонов зазевавшихся пассажиров, которые милиционерам успешно поставляют карманники. Основные станции работы карманников — «Театральная», «Университет», «Вокзальная». Проверить мои слова несложно: на платформе, как правило, маячат в час-пик одни и те же личности, периодически подходя друг к другу и переговариваясь между собой. Некоторые из них — карманники, некоторые же — сотрудники уголовного розыска. И, как можно подумать, они даже и не догадываются о деятельности друг друга! Карманники, работающие в метрополитене, в большинстве своём кавказской национальности, хотя есть и украинцы. И крутятся они на указанных станциях каждый день. Странно, что я, периодически бывая на этих станциях по работе, замечаю эти кричащие факты, но их упорно не замечает либо игнорирует служба внутренней безопасности МВД. Может, уже стоит, наконец-то, навести порядок в метрополитене и почистить кадры милиции? Обидно: как карманники, так и милиция пытаются жить за счёт пассажиров. Зачем кормить таких нахлебников?

Это письмо я прошу адресовать министру внутренних дел Ю.Луценко с просьбой перепроверить все указанные мною факты и отреагировать».

А.О.

Господин Луценко, разберитесь с «щипачами» в Киевском метро!

Прочитала статью «Симбиоз милиции и карманных воров процветает в Киевском метрополитене?», и думаю, что это правда. Которую можно проверить с помощью записей на видеокамеры, которых множество в метрополитене. Было бы желание… Несколько месяцев назад я сама стала жертвой карманников, которые промышляют между станциями «Университет» и «Театральная».

Была слегка удивлена реакцией милиции. Когда я сразу рассказала о случившемся дежурному милиционеру на станции «Театральная», тот спросил только, как выглядели воры, и поблагодарил за информацию. А потом поспешил удалиться по своим важным делам…

На следующий день я всё же пошла в управление милиции метрополитена и оставила заявление. Зря только потратила два часа. Меня, конечно, приняли и выслушали. Но всё это было похоже на театр одного зрителя, причём зрителем была я. Следователь одним ухом и одним глазом слушал меня и записывал мой рассказ, а другим ухом и глазом смотрел сериал по телевизору, как и его коллега. Поэтому я не сильно удивилась, прочитав его конспект, который он дал мне на подпись. Все главные нюансы произошедшего, по которым можно было определить сценарий и технику работы группы (!) преступников, были описаны очень расплывчато или совсем упущены. А когда я всё же попыталась сделать на этом акцент и ещё раз сказала, что группа работает по схеме «щипачей», то следователь вообще сделал вид, что он не знает, что это такое. И стал меня убеждать в обратном: мол, все карманники работают тихо, быстро и незаметно.

Я удивилась такой образованности и профессионализму наших «стражей порядка». И поняла, что никто из них не заинтересован в моих показаниях, и что я просто зря теряю время. Я теперь даже не совсем уверена, что моё заявление где-то сохранилось в архиве. Ведь если есть жалобы (причём об одном и том же виде преступления, совершаемом в одном и том же месте), значит милиция плохо здесь работает. Или хуже Того: возможно, «прикрывает» преступников. Зачем же милиции хранить такие улики против себя? Если бы милиция метрополитена была заинтересована в безопастности граждан, то по меньшей мере, (если не может обезвредить воров), повесили бы предупредительные таблички на станциях метро: «Граждане, будьте бдительны! В метро промышляют карманные воры!»

И вообще, очень интересно, чем же на самом деле занимается милиция метрополитена? Может, такая милиция нам, гражданам, не нужна? За что они получают зарплату? За просмотр сериалов в рабочее время? Или за составление отчётов в министерство «а ля» «В Багдаде всё спокойно»? Я уверена, что господин Луценко не совсем владеет правдивой информацией, так как в лучшем случае читает «липовые» отчёты. Если у него, конечно, есть на это время.

Поэтому крайне важно, чтобы до г-на Ю.Луценко дошла эта информация, и чтобы ему хватило времени, сил и воли провести служебное расследование.

А тем временем дестки граждан в метро ежедневно (не по собственной воле) расстаются со своими кровно заработанными гривнами; кто с с зарплатой, кто с деньгами, которые взял для поездки в столицу по делам, кто с оплатой за университет. А кому-то после поездки в метро уже незачем идти по магазинам…

С уважением ко всем, кто по мере своих возможностей борется со злом.

Л.К.

P.S. Хотелось бы верить, что следствие по «делу метрополитена» не выльется в очередное шоу, цель которого – отстранение от руководства столичной подземки одних начальников с их заменой на других, «своих» — близких к нынешнему руководству киевской мэрии. Остается надеяться, что усилия следствия, в конечном итоге, положительно скажутся на функционировании и безопасности метро столицы.

«УК»

Читайте также: