САДИСТАМИ ОКАЗАЛИСЬ ДЕТИ

После знакомства с материалами этого уголовного дела несколько странно слышать от представителей компетентных органов слова о том, что проблема детского бродяжничества практически решена. Рано утром 3 октября прошлого года на территории автовокзала Курахова был найден труп бродяги-пенсионера. Смерть всегда уродлива, но та, что выпала на долю семидесятилетнего Василия С., была, что называется, из ряда вон…Информация об этом чудовищно- жестоком и в то же время бессмысленном преступлении прошла по многим газетам и потрясла не только Курахово. Кому понадобилось убивать бездомного старика? На этот вопрос милиция нашла ответ в течение суток. Преступники, которыми оказались такие же, «полубродячие»… дети, надеялись, что искать убийц «бомжа Васьки» не будут — точно так же, как если бы это был бездомный кот.

Погибшего сначала жестоко избили, а потом сунули в прямую кишку палку, на которую он опирался при ходьбе. Толстая палка проткнула жертву, порвав внутренности. По заключению экспертизы, причиной смерти стала рваная рана прямой кишки, повреждения мягких тканей достигли нижней части легкого. Смерть растянулась на несколько часов и была мучительной…

Виновных оказалось трое: двое недавно осуждены, а третий из убийц — одиннадцатилетний мальчишка — прошел по делу свидетелем, так как даже не достиг возраста, после которого по закону наступает уголовная ответственность.

Заправлял экзекуцией 14-летний Миша Лигачев, мать которого умерла прошлым летом (отец бросил, а бабушка не справилась с воспитанием). Михаил разговорился сразу: «В тот день мы просили подаяние у кафе «Молодежное» — заработали пять гривен. Когда «Молодежное» закрылось, официантки вынесли нам поесть. Поели в подъезде, а потом пошли в кафе «Мария» — оно работает после двенадцати. Снова просили у людей, где-то до двух ночи. Потом пошли искать, где переночевать. Проходили мимо «Коники» — видим, кто-то спит. Я не сразу узнал, что это «Вася-фотограф» (так его прозвали из-за того, что он жил у киоска «Коника»). Были под клеем. Решили проверить карманы — ничего не нашли. Со злости стали бить. Потом я узнал его — он когда-то обматюкал меня и мою мамку. Я только хотел его наказать, не думали, что он от этого умрет…»

14-летний Сергей Слоенко (из многодетной пьющей семьи): «Мы увидели, что на ступеньках киоска «Коника» спит пьяный — это наша территория, за киоском — трубы теплотрасс, где мы обычно ночуем. Потащили его за киоск, потому что у киоска был свет и нас могли увидеть, стали бить ногами по голове. Потом ушли, заночевали в другом месте на куче листьев. Когда проснулись, было шесть утра, пошли посмотреть на Васю-фотографа. Он лежал и хрипел, но мы побоялись подойти близко. Я думал, кто-нибудь его заметит, вытащит палку, и он не умрет.»

Третий убийца — Женя Мухин, который не стал обвиняемым по малолетству (в свои 11 лет ни дня не учился в школе!) заявил: «Этот Вася — сволочь был, он в меня камень кинул!».

В ту ночь ребят было трое, но эта уличная компания обычно насчитывала до семи человек. Бей лежачего, стаей на одного — такими были правила в маленькой «бригаде». Никто из ее членов «официально» не был сиротой, большинство чаще ночевали дома, чем на улице. И все до одного, даже не принимавшие участия в убийстве, — токсикоманили. К примеру, их заводила Миша Лигачев дышал клеем «Момент» два года. Своей нормой в беседе с психиатрами назвал 20 тюбиков! Другие ребята в кругу Миши «принимали» по 8-10 тюбиков в день. Важная деталь: клей шпанята спокойно покупали на местном рынке в Курахове!

Своей алкогольной нормой Лигачев назвал 800 граммов самогона в день. Самогон, по показаниям обвиняемых, так же открыто приобретался на рынке. В день убийства, по словам Лигачева, он «выпил немного — всего лишь 300 грамм» (плюс, конечно, клей). Когда Миша «выпивал лишнее» или много дышал клеем, ему начинали слышаться голоса: «Мне казалось, что мама зовет меня!», — признавался обвиняемый. При всем при том, на учете у нарколога Миша не состоял. И на второй год его ни разу не оставляли, хотя… Отвечая на вопрос психиатра: «Назови, пожалуйста, столицу Украины», ответил — «Россия».

Несмотря на внешние признаки недоразвитости, «гавроши» умудрились, будучи арестованными, договориться между собой о стратегии поведения в суде. Оба подсудимых и свидетель Мухин в зале суда не признали свою причастность к убийству и на всякий случай отказались давать пояснения по делу. А признания, данные ими в период следствия, назвали результатом самооговора, который был сделан «под физическим и психологическим давлением милиционеров».

Тем не менее апелляционный суд Донецкой области посчитал вину обвиняемых доказанной. Михаилу Лигачеву было назначено наказание в пределах санкции статьи — 12 лет в уголовно-исполнительном учреждении. Сергею Слоенко, с учетом менее активной роли в преступлении — наказание ниже низшего предела, предусмотренного санкцией — девять лет лишения свободы. А не достигший возраста уголовной ответственности Женя Мухин будет помещен в специнтернат для малолетних преступников сроком на три года.

Елизавета СВЕШНИКОВА Газета «Донбасс»

Читайте также: