Правосудие по-техасски: за что и как карают Хуссейна

Смертный приговор Саддаму Хусейну и обстоятельства самого судебного процесса вызывают в памяти телесериал «Правосудие по-техасски». В котором морально безупречный рейнджер в исполнении Чака Норриса вершит скорый, но справедливый суд над подонками всех мастей. Герой вызывает восхищение, подсудимые — отвращение, зрители — в восторге. Похоже, что организаторы багдадского процесса руководствовались именно этим образчиком жанра. Саддама Хусейна судили, словно уголовника средней руки. Но приговор, вынесенный диктатору, грозит уничтожить нынешнюю иракскую государственность.

(Фото: DAVID FURST/AFP)

Плохое кино

С Саддамом, конечно, вышла накладка. Уж лучше бы злодей был вооружен, очень опасен и отстреливался до конца. Если же удалось тихо-мирно арестовать бывшего диктатора, то, будьте любезны, организуйте международный трибунал, пригласите лучших, а главное — независимых, юристов, устройте состязательный процесс на нейтральной территории. И пусть бы он длился годами — зритель не отрывался бы от экрана. Но случай с Саддамом Хусейном из другой оперы.

Нелепым выглядит уже тот факт, что из пятисот обвинений, которые теоретически могли быть предъявлены Саддаму Хусейну, в ход почему-то пошло лишь одно. Хусейну вменили в вину убийство 148 шиитов из деревни Дуджейл в 1982 году в отместку за неудачное нападение на его кортеж, проезжавший через это селение. Преступление бесспорно заслуживает всяческого осуждения, но выглядит незначительным на фоне других злодеяний обвиняемого, ответственного за несколько войн и сотни тысяч погибших.

Приговор, вынесенный Высшим иракским уголовным трибуналом, вызывает не меньшее недоумение. Смертная казнь через повешение — удел уголовников, но не преступников планетарного масштаба. И если приговор диктовали американцы (а в этом мало кто сомневается), то Вашингтон по сути расписался в том, что затеял иракскую кампанию и взбаламутил полмира только ради того, чтобы посчитаться с банальным «братком».

Не меньшим конфузом выглядит и презентация президентом США Джорджем Бушем приговора Саддаму как «свидетельства торжества демократии». Дело не только в том, что Европа давно считает смертную казнь признаком средневекового варварства, а Ватикан — преступлением, о чем Брюссель и Святой престол и напомнили в связи с решением иракского суда. Примечательно, что взгляды Джорджа Буша на «демократию» встретили понимание, пожалуй, лишь в Иране, восемь лет воевавшем с Ираком. А также у иракских курдов и шиитов, некоторые из которых, правда, высоко оценивая решение повесить экс-диктатора, заявили, что рядом с ним — видимо, для полноты триумфа демократии — неплохо бы повесить самого Буша.

Правосудие по-багдадски

Печально и то, как именно проходил процесс. Суд над диктатором мог, казалось бы, помочь иракцам осознать, от какого кошмара они избавились, и стать прологом к национальному единению. Но не помог и не стал. Арабские адвокаты Саддама вдрызг разругались с американскими коллегами — арабы хотели строить защиту на незаконности вторжения США в Ирак, американцы были категорически против. Команда защитников Саддама к тому времени состояла уже из полутора тысяч добровольцев во главе с 22 профессиональными юристами. В результате семья Саддама разогнала всю эту ораву.

Смертный приговор Саддаму Хусейну усугубил раскол в стране, и так находящейся на грани коллапса. На фото: митинг против смертного приговора экс-президенту в городе Самарра

(Фото: Hameed Rasheed/AP)

На второй день суда похитили и убили одного из обвиняемых — Авада Хамада аль-Бандара, возглавлявшего во времена Саддама Революционный суд Ирака. Через несколько дней был убит адвокат одного из подельников экс-президента. При этом адвокаты Саддама, в том числе экс-генпрокурор США Рэмси Кларк и экс-министр юстиции Катара Наджиб Наюми, не уставали твердить, что следствие не закончено и пестрит нарушениями. Сам же Саддам наотрез отвергал свою причастность к казни шиитов из Дуджайла — мол, он приказал провести расследование, а затем утвердил приговор суда. Все — в рамках законодательства.

В январе 2006 года председатель суда Ризгар Мохаммед Амин хлопнул дверью, возмущенный давлением на него иракских властей. Его преемником стал курд Рауф Рашид Абдел-Рахман, родом из Халабджи, где в 1988 году армия Хусейна уничтожила около пяти тысяч его соплеменников, в том числе родственников. Саддам Хусейн со товарищи объявили бойкот суду, но он продолжался и в их отсутствие. Экс-президент, кстати, не раз начинал голодовки. Возвращаясь, ругал на чем свет стоит судей, обличал «марионеточный режим» и его «американских покровителей». Результат был один: заседания суда для прессы закрыли.

В мае один из свидетелей защиты был убит, другой заявил, что по меньшей мере 23 из 148 человек, считающихся убитыми по приказу Хусейна, живы. Адвокаты потребовали нового расследования, но тщетно. А вскоре несколько жителей Дуджейла засвидетельствовали, что прокурор Джаафар Муссави приезжал и предлагал им деньги за показания против Хусейна. Грянул скандал… Тем не менее в июле 2006 года прокурор потребовал для Саддама смертной казни, 5 ноября суд приговорил его к повешению.

На этом суд над Хусейном не заканчивается. До конца года ожидается вердикт по делу об истреблении в 1980-е годы более 180 тысяч иракских курдов в ходе операции «Аль-Анфаль» («Трофеи»). Продолжится рассмотрение и других дел. Но если новые процессы будут столь же убедительны, как и первый, то лучше их и вовсе не затевать.

Пациент скорее мертв

На приговор по Дуджейлу уже подана апелляция. Девять судей (состав коллегии, кстати, прежний) в течение месяца рассмотрят ее. В случае утверждения приговор должен быть приведен в исполнение в течение 30 дней. По мнению адвокатов, это случится до февраля следующего года, поскольку якобы только до этого времени в Ираке будут дислоцироваться американские войска.

Но многие опасаются, что мертвый Саддам способен нанести еще больше вреда: его казнь может спровоцировать волну террора и раскол страны, и так находящейся на грани коллапса. Уже сейчас шиитские «эскадроны смерти» и суннитские боевики проводят религиозные чистки, направленные на создание анклавов по конфессиональному признаку. Теперь ситуация еще больше обострится.

Иракские солдаты ликуют в Багдаде по случаю вынесения смертного приговора экс-диктатору

(Фото: AHMAD AL-RUBAYE/AFP)

Впрочем, большой знаток иракских реалий Владимир Жириновский уверен, что «приговор будет обжалован, процесс будет длиться несколько лет, в США поменяется президент и будет введен мораторий на смертную казнь». Но более распространенной является точка зрения, что Саддама, невзирая ни на что, казнят. Личных врагов у него в Ираке немало, в том числе в составе трибунала. Президент Джаляль Талабани, курд по национальности, вправе помиловать Саддама и ранее высказывался против казни. Теперь он говорит, что когда возможности для апелляции будут исчерпаны, то его дополнительной санкции на казнь не потребуется. К тому же с бывшими руководителями в Ираке, как правило, расправлялись весьма жестоко. Например, тело одного из предшественников Саддама, генерала Касема, изрешеченное автоматными очередями, показывали по телевидению. Иракские шииты требуют, чтобы и казнь Саддама Хусейна транслировалась в прямом эфире. Они полагают, что действо должно состояться на площади Фирдус в присутствии членов семей тех, кто был уничтожен по его приказу.

Судя по всему, в российском МИДе тоже считают, что дни Саддама сочтены. Видно, не желая ссориться с нынешними властями Ирака, дипломаты осторожничают: мол, суд над гражданином любой страны — чисто внутреннее дело этой страны и вмешиваться никто не вправе. Просматривается и практический интерес: в борьбе за нефтяные контракты обойти конкурентов из старушки Европы, осудившей смертный приговор.

Валерия Сычева, Итоги

Читайте также: