«Эрос», сын банкира Игоря Теплица: жесток и к людям, и к котам…

Верховная Рада не раз обсуждала, снять ли с депутатов неприкосновенность. Чего там обсуждать — в Одессе обыкновенные школьники ее имеют! Впрочем, не совсем обыкновенные. Если это, например, инвалид детства 2 группы, сын поварихи Алеша Костин, то какая у него может быть неприкосновенность? С ним можно делать, что хочешь. А вот ежели это сынок местного банкира Теплица, главы наблюдательного совета АКБ «Инвестбанк», то к нему подступиться — не моги! Он еще и других школьников «крышевать» может! Дело было так. Живут на улице Дворянской в Одессе четверо мальчишек. Алеше Костину в жизни не повезло — болен с рождения. Но услужливый и добрый мальчик, он недостаток способностей к учению возмещал помощью матери-одиночке и всем соседям. Сумки им подносил, двор подметал, хоть его никто и не просил. Игрушками избалован не был. Поэтому, когда к нему подошли трое соседей по кварталу — Ярослав Чехмайстренко, ученик Ришельевского лицея по кличке «Эрос» и два его приятеля (клички «Бублик» и «Рапан») и предложили покататься на велосипеде, Алеша обрадовался. Покатался. А после этого трое приятелей заявились к матери Алеши — М. Е. Тиховод, сказав, что он поломал велосипед, и потребовали возмещения ущерба. Маргарита Евгеньевна поломки не обнаружила, но, зная, что шебутной Ярослав — пасынок банкира Теплица, и его побаивается вся улица, деньги из своего скромного бюджета заплатила. Вероятно, деньги эти пошли на биллиард, завсегдатаями которого на углу улиц Дворянской и Нежинской являются три приятеля.

Легкая победа вдохновила друзей. Они поняли, что безобидный Алеша Костин – прекрасная мишень для развлечений. И развлечения эти продолжили. Пугали, обманывали, били. Наконец, однажды, выйдя из любимого места своего пребывания – биллиардной, вошли в раж и жестоко избили безответного пацана ногами. А затем «Рапан» (учителя в лицее называют его Костей Разнодежиным), вскочив на грудь жертве, ударом ноги сломал лежащему на асфальте Алеше ключицу. «Эрос» и «Бублик» (в школе последний известен как Денис Константинов), стоя рядом, подсказывали «Рапану» наиболее уязвимые и болезненные места. С осколочными переломами Алеша был доставлен в ГКБ № 1, где ему была сделана операция.

М.Тиховод обратилась в Портофранковского райуправления милиции Одессы с заявлением о возбуждении уголовного дела. Проверку ее заявления проводили сотрудники райуправления Старыш и Ткаченко. Проверка заключалась в том, что милиционеры свели в одном кабинете обидчиков и потерпевших, с любопытством наблюдая, как бравые школьники угрожают матери инвалида, запугивают ее и сына. Имена и адреса свидетелей преступления милиционеров не заинтересовали, зато они прямо указали Тиховод, что она связалась с пасынком могущественного человека, и не с ее возможностями что-то доказывать. Начальник РОВД О.Стратиевский вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела — в связи с «отсутствием состава преступления».

Земля тесна. Обратившись с жалобой к Уполномоченному представителю Международного комитета защиты прав человека в Одессе В. Князеву, Тиховод с удивлением узнала, что вышеупомянутый банкир и правозащитник Князев – соседи. И отношения у них вполне добрососедские. Однако, когда правозащитник Князев обратился к банкиру с официальным заявлением по поводу недопустимости поведения его сына, банкир послал его в… «Центральную прачечную вместе со всем Международным комитетом и прочей гуманитарной фигней». Свой посыл он аргументировал так: «В гробу я видел твой Комитет, у меня все схвачено».

После этого и у семьи Князевых пошла полоса неприятностей. Пять их кошек и собака стали возвращаться со двора избитыми и со следами ран от резиновых пуль. Под окном квартиры на первом этаже ежедневно появлялись высыпанный мусор и окурки. Друзья Ярослава Чехмайстренко подолгу газовали под окнами своими мопедами. А сам Ярослав взял себе привычку влетать во двор на отчимовской «Субару» на скорости, пугая разлетавшихся в стороны соседей.

Князев решил поговорить с матерью Ярослава: она женщина, должна понять. Не понял. И лексикон у госпожи Н.В.Латвис оказался покруче, чем у мужа. Поэтому ее ответ мы здесь приводить не станем.

Чашу терпения Князевых переполнили страдания кота Рудика. Когда хозяева выбежали во двор на жалобные вопли Рудика, оказалось, что кот искалечен, а сосед подтвердил, что кота бил Ярослав Чехмайстренко. На жестокое обращение Ярослава с животными жаловались и другие соседи. Зато своего бульдога семья банкира подводила оправляться только к окнам квартиры Князевых.

Князев обратился к директору Ришельевского лицея О.Палладий с просьбой повлиять на ученика по кличке «Эрос» и его родителей. Дважды обращения правозащитника были проигнорированы, но после его жалобы в Управление образования «инженер человеческих душ» Палладий решила ответить настойчивому Князеву. И он получил в ответ характеристику замечательного мальчика, который с готовностью выполняет поручения старших, пользуется авторитетом в детском коллективе (а что, «вторитетами» в коллективах сегодня многие являются!), во вредных привычках не замечен (привычка играть на биллиарде вместо уроков — не чифир пить!), а родители просто ловят каждое слово воспитателей лицея и применяют их советы на практике. На пресс-конференции Союза защиты животных госпожа Палладий даже настаивала на том, что когда никто не видит (в том числе и она тоже), Ярослав из жалости кормит бездомных собак и кошек! Что же касается случая с избитым мальчиком-инвалидом, то это всего лишь то самое исключение, которое подтверждает правило.

Если вспомнить слова банкира о том, что у него «все схвачено», сопоставить с поведением директора лицея и сотрудника милиции Старыша, который на каждый звонок Князева по поводу избитого Алеши Костина бросает трубку, то становится ясно, что если «не все еще схвачено», то, по крайней мере, одесскую милицию и госпожу Палладий банкир Игорь Львович Теплиц из «Инвестбанка» все же за что-то «ухватил».

Поскольку Князев продолжал добиваться возбуждения уголовного дела в отношении приятелей, сломавших Алеше ключицу, то госпожа банкирша решила отбить у него охоту заниматься своими правозащитными обязанностями. И подала иск в суд, требуя 5 000 гривен морального ущерба — «за втручання в приватне життя її родини». Заявление мамаши «Эроса» настолько густо пересыпано выражениями «виховання моєї неповнолітньої дитини», что, кажется, она ничем другим больше не занимается. К косметологу не ходит, по магазинам тоже, подруг не навещает, а только и делает, что воспитывает свое чадо с утра до вечера. Может, и Ушинского ему вслух читает.

Кроме морального ущерба нанесенного лично ей, мадам Латвис жалуется на то, что жалобы Князева в разные инстанции, а также необходимость отвечать на них, нанесли ее ребенку жестокую психическую травму и ранили его душевно. Значит, крики боли избиваемого Алеши Костина, вопли искалеченного кота Рудика морального ущерба Ярославу не нанесли. А блестящая характеристика, выданная ему директором лицея, глубоко травмировала нежную психику «неповнолітньої дитини» с «поганялом» «Эрос».

Судья Приморского суда Одессы О.П.Шенцева с доводами г-жи банкирши согласилась. За одно заседание она вынесла решение в пользу истицы и обязала Князева оплатить ей 4 000 гривен за «завдання моральної шкоди, що втілюється у душевних стражданнях позивачки через розповсюдження про її сина та чоловіка відомостей, що не відповідають дійсності…»

Значит, нанесение инвалиду Алеше Костину тяжких телесных повреждений «дійсності не відповідає». Не было его. Врачам, наверное, просто показалось, что они ему операцию делали. Справку о повреждении внутренних органов кота Рудика сам кот Рудик лапой нацарапал… Свидетелей этих преступлений, давших соответствующие пояснения суду, наверное, галюцинации посетили. Поэтому суд их показания во внимание также не принял. Привлечение к административной ответственности госпожи банкирши по ст. 152 КУпАП за систематические правонарушения в быту, вынесенное админкомиссией Приморского райисполкома, суд проигнорировал. Многочисленные документы, собранные Князевым, и подтверждающие противоправное поведение семьи банкира, доказательствами для Приморского суда не являются. А потому суд, фактически, запретил Князеву заниматься своими прямыми обязанностями члена Международного комитета по защите прав человека. Потому как какие такие права могут быть у нашего простого человека, если прав тот, у кого больше прав!

Несть числа организациям, занимавшихся вопросом возбуждения уголовного дела в отношении хулиганов, нанесших тяжкие телесные повреждения инвалиду 2 группы Алеше. А воз и ныне там. Поскольку — «все схвачено». И не только в отношении но даже его подельников распространяется запрет на исполнение закона.

В последнем ответе, полученном Князевым из городского управления милиции, вообще утверждалось, цитирую: «…розглядом матеріалів по факту нанесення тілесних ушкоджень гр.. Костіну О.Л., гр. Тиховод М.Є. задоволена…»

С чего это взяли в милиции? Довели несчастную мать до того, что она потеряла всякую надежду добиться справедливости, и опустила руки. Ну и что? Факт-то нанесения тяжелого увечья мальчику-инвалиду остается! И в таком случае, если мать запугана и оставила милицию в покое, то само общество должно взять на себя ответственность за покарание виновных в совершении преступления.

А может, «Эрос» относится к «касте неприкасаемых»? И одесские правоохранительные органы просто боятся снизойти до общения с ним? Когда Индира Ганди из касты браминов влюбилась в парса из касты неприкасаемых, чтобы выйти за него замуж, она правительственным указом отменила в Индии многовековый обычай разделения людей на касты.

А в «европейской» Украине это средневековое мракобесие неофициально, но живет…

Виктория Колтунова, Одесса, специально для «УК»

Читайте также: