Америка, увы, не попадает в долговую яму…

«Невозможно представить, чтобы для экономики существовала какая-либо замена войне… Война была и остается наиважнейшим условием стабильности современного общества. Военный сектор — единственный важный сектор глобальной экономики, где возможен полный и обязательный правительственный контроль. Война, и только она, способна решить проблему запасов». В начале прошлой недели в Палату представителей Конгресса США внесены сразу две резолюции с одним требованием: Белый дом должен объявить официальный бойкот Олимпийским играм, которые пройдут через год в Пекине, из-за нарушений прав человека в КНР и т.д. А уже в четверг китайские СМИ написали о том, что в случае, если давление со стороны Америки не прекратится, КНР может прибегнуть к продаже на рынке части государственных облигаций Казначейства Соединенных Штатов, которых Поднебесная накопила на 1,33 трлн. долларов. Что, естественно, повлечет за собой резкое обрушение и так падающего «зеленого» и дестабилизирует ситуацию в мировой экономике.

Эти новости мировые СМИ преподносят как сенсации вселенского масштаба, хотя такая борьба идет давно. К примеру, в лондонской Daily Telegraph была опубликована статья о том, что власти Китая начали скоординированную кампанию по экономическому запугиванию Соединенных Штатов, намекнув, что, если Вашингтон попытается добиться ревальвации юаня, наложив на КНР торговые санкции или что-либо подобное, Пекин готов избавиться от своих колоссальных запасов американской валюты и ценных бумаг.

А вот что говорил Хе Фань из Академии общественных наук КНР в интервью China Daily: «Китай накопил огромное количество американских долларов. Столь крупная сумма, значительная часть которой хранится в облигациях Казначейства США, в значительной степени способствует поддержанию статуса доллара как резервной валюты. Россия, Швейцария и ряд других стран сократили свои долларовые запасы». «Китай вряд ли последует их примеру, но лишь пока курс обмена юаня на доллар остается стабильным, — продолжал Хе Фань. — Если юань резко вырастет, Центральный банк Китая будет вынужден продать доллары, что может привести к повсеместному их обесцениванию».

Заметим, что такие публикации не остаются в Америке незамеченными. К примеру, статью в Daily Telegraph комментировал даже Джордж Буш. Правда, министр финансов Соединенных Штатов Генри Полсон, выступая в эфире телеканала CNBC, подчеркнул, что он находит утверждения, помещенные в Daily Telegraph, «абсурдными». Генри Полсон напомнил, что лишь на днях нанес визит в Китай, встречался с целым рядом лидеров этой страны, включая председателя КНР Ху Цзиньтао. Никто из высокопоставленных собеседников американского министра с угрозой, описанной лондонской газетой, не выступал. «В реальности мы говорили об инвестициях. Китайская сторона заинтересована в увеличении объемов своих капиталовложений в Соединенных Штатах», — утверждал Генри Полсон.

И на этом разговоры о скандале, связанном с возможным бойкотом пекинской Олимпиады, можно было бы и закончить (так как и он закончится ничем), если бы он не имел довольно мрачную обратную сторону. Дело в том, что в условиях современной экономики рынок ценных бумаг повсеместно, за редкими исключениями, выступает главным источником покрытия бюджетного дефицита. Практически вся задолженность государства в большинстве развитых стран воплощена в ценных бумагах. Государственный долг превратился в неотъемлемую черту современной экономики. Его масштабы достигают огромных величин. В ведущих промышленно развитых странах относительный размер государственного долга неуклонно увеличивался в 80-е годы и достиг максимума к середине 90-х. Единственное исключение — Великобритания, где в свое время правительству Маргарет Тэтчер удалось снизить уровень задолженности. Лишь со второй половины 90-х годов уровень задолженности стал снижаться или стабилизироваться во всех странах, за исключением Японии, где финансовый кризис привел к необходимости увеличения государственных расходов. Все это сопровождалось значительным расширением масштабов эмиссии государственных долговых обязательств. Более 76% мировой задолженности приходится на пять ведущих промышленно развитых стран — США, Японию, Германию, Францию, Великобританию.

В Соединенных Штатах значительная доля задолженности федерального правительства приходится на государственные ценные бумаги. Рынок государственных долговых обязательств США является самым крупным в мире. Его объем увеличивается высокими темпами и составляет более 45% мирового рынка государственных долговых инструментов. Согласно опубликованным сегодня на мировых рынках данным, в руках иностранных инвесторов, прежде всего зарубежных центральных банков, сейчас оказалось 46% внешнего государственного долга Соединенных Штатов в виде облигаций. В основном это Китай, Япония, Южная Корея и Гонконг. При этом КНР уже вплотную приблизилась к Японии в качестве крупнейшего держателя долговых обязательств США.

Почти каждый год американский Конгресс вынужден при рассмотрении бюджетных законопроектов повышать потолок национального долга. Нынешний потолок закреплен законом на уровне 8,965 трлн. долларов, то есть около 65,5% американского ВВП. Для сравнения: в 2001 г. госдолг составлял около 57% ВВП. Напомним, что нынешний военный бюджет США составляет 620 млрд. долларов. И какой вывод напрашивается? Получается, что за ценные бумаги Америка приобретает деньги, например полученные от продажи нефти Саудовской Аравией или товаров промышленного производства, созданных Китаем. А по дивидендам расплачивается другими бумагами, под названием доллары, которые создаются выпуском уже новых долговых обязательств.

Почему же страны и правительства не вкладывают свободные деньги в собственные проекты? Вкладывают, но нельзя быть похожим на бизнесмена, который все вложил в бизнес, а дома суп сварить не на что. Часть денег надо использовать для поддержания уровня жизни населения, получая гарантированный минимальный доход. Так поступают и в России, поскольку отдача от строительства дорог, портов, нефтепроводов и т.д. будет не скоро, а жить надо сейчас. Да и не всегда имеются рынки сбыта для товаров от инновационных проектов. Кроме того, это сфера рисков и можно спокойнее жить на дивиденды от разного рода ценных бумаг.

Существует, правда, мнение, что страны, живущие на долговые обязательства США, могут срочно потребовать обеспечить эти обязательства и американская экономика неизбежно рухнет. Но ведь выгоды от такого решения для мира нет никакой. Это значит, рубить сук, на котором сидишь, поскольку мировая экономическая система так переплетена, что с падением доллара она рухнет вся. С этой стороны Соединенным Штатам ничего не угрожает. Для Вашингтона крайне важно, чтобы страны с избытком валюты, в частности Китай, Япония и Россия, продолжали покупать в больших объемах долговые обязательства США, т.к. от продажи новых ценных бумаг они расплачиваются по дивидендам за ранее выпущенные ценные бумаги. В то же время США не выгодны попытки найти более эффективное и выгодное использование лишних средств. Да и Европа и Азия не заинтересованы в глобальном финансовом кризисе. Поэтому центробанки многих стран стараются поддерживать Соединенные Штаты, выкупая все их новые обязательства на протяжении ряда лет.

Если рассмотреть ценные американские бумаги, то мы увидим, что предъявлять претензии вообще некому. Ценные бумаги нужно просто продать, а за какую цену, покажет рынок. Таким образом, США рискуют, но основные риски лежат на покупателях ценных бумаг. Основным эмитентом долговых обязательств в Соединенных Штатах выступает Казначейство, которое выпускает как рыночные, так и нерыночные ценные бумаги. Наиболее распространенным типом государственных фондовых инструментов являются рыночные ценные бумаги, которые могут свободно обращаться и перепродаваться после первичного размещения другим субъектам. Классическим примером рыночных ценных бумаг служат казначейские векселя, различные среднесрочные инструменты (ноты) и долгосрочные государственные долговые обязательства (облигации). Нерыночные государственные долговые инструменты не могут свободно переходить от одного их держателя к другому. Они предназначены для размещения главным образом среди населения. Кроме того, много разновидностей фондовых бумаг эмитируется органами власти на местах, а также учреждениями и организациями, пользующимися гарантиями правительства.

Почему доллар и американские ценные бумаги берут во всем мире? Почему принимают фунт, евро? Почему после 1917 г. в течение пяти лет население, особенно в глубинке, принимало романовские рубли? Да потому, что оно никак не хотело использовать керенские «колокольчики» и деникинские деньги. Потому что они не имели авторитета, а романовские деньги, которые юридически уже ничего не стоили, имели его. Поэтому ими расплачивались как платежным средством, хотя это деньги уже ушедшего режима. Здесь имеет значение доверие к системе, доверие к деньгам. Деньги — это фактор, который связан с определенной властью над сознанием людей, как произведение искусства, например, как картина известного художника: Ведь если не знать автора, то чего-то выдающегося в ней просто не найти. Получается, что и деньги — в первую очередь некая харизма, укорененная в психологическом факторе, а не в рыночном механизме.

Ведь никто не заставляет иностранных инвесторов покупать ценные бумаги США, но объемы этих закупок только растут. Например, объемы покупок долгосрочных американских ценных бумаг иностранными инвесторами возросли в марте 2007 г. до 107,9 млрд. долларов после 77,9 млрд. долларов в феврале. В то же время иностранные центральные банки приобрели правительственные долговые обязательства Соединенных Штатов на сумму в 12,6 млрд. долларов, что в три раза больше февральского уровня. Приток капитала в США составил в марте 45 млрд. долларов.

А деньги от продажи долговых обязательств Соединенные Штаты в первую очередь пускают на развитие военно-промышленного комплекса. Во время вьетнамской войны пятнадцать крупных американских экономистов писали: «Невозможно представить, чтобы для экономики существовала какая-либо замена войне. Нет метода сохранения контроля над занятостью, производством и потреблением, который был бы сравним с ней по эффективности. Война была и остается наиважнейшим условием стабильности современного общества. Военный сектор — единственный важный сектор глобальной экономики, где возможен полный и обязательный правительственный контроль. Война, и только она, способна решить проблему запасов».

А почему? Милитаризация американской экономики преследует двоякую цель. Во-первых, вследствие недостаточности частного потребления для обеспечения экономики страны огромными объемами государственных заказов на вооружение. Во-вторых, для использования военной мощи при захвате ресурсов планеты. Разумеется, даже в ущерб народам мира. Это позволяет Америке вновь начать гонку вооружения, еще больше увеличить отрыв от своих потенциальных военных соперников — Европы, России, Китая — и добиться их ослабления. Кроме того, ВПК — это всегда инновационный высокотехнологичный сектор, дающий толчок для появления и развития новых отраслей и видов продукции не только военного значения. Выходит, и воюют Соединенные Штаты исключительно на чужие деньги.

Владимир Шенк, Бер-Шива, Израиль, ВПК

Читайте также: