Кто «довел» «Энергоатом»?

Члены Национальной комиссии регулирования электроэнергетики Украины рискуют в ближайшее время быть вызванными в Генеральную прокуратуру Украины как минимум для дачи пояснений по поводу доведения до банкротства Государственного предприятия «Национальная атомная энергогенерирующая компания «Энергоатом» — такой достаточно сенсационный вывод напрашивается вследствие анализа взаимоотношений между участниками конфликта. Предыстория конфликта

ГП НАЭК «Энергоатом» является одним из крупнейших предприятий Украины, единственным производителем электрической энергии на атомных станциях, распорядителем около половины электрической энергии в Украине. Увы, «Энергоатом» — банкрот. Еще в конце 2003 года Хозяйственным судом города Киева относительно ГП НАЭК «Энергоатом» возбуждено дело о банкротстве, длящееся до сих пор. Дело о банкротстве было возбуждено во время пребывания у руля «Энергоатома» Сергея Тулуба, который еще Президентом Л.Кучмой был назван «лучшим менеджером страны».

Инициатором дела о банкротстве гиганта отечественное электроэнергетики выступил другой монополист — ОАО «Донецкобленерго». Этот поставщик электрической энергии в Донбасском регионе надеялся в процедуре банкротства получить долг 5,8 миллионов гривен.

В начале этого года С.Тулуба сменил Юрий Недашковский, четырьмя годами ранее уже занимавший пост руководителя «Энергоатома». В профессиональных кругах Недашковский считается опытным атомщиком, специалистом, фанатично преданным делу, фигурой политически нейтральной. Возвращение Недашковского было с воодушевлением воспринято трудовым коллективом «Энергоатома». Однако, приступивший к решению огромного груза проблем Недашковский столкнулся с трудноразрешимыми проблемами. Одна из которых (наверное, наиболее существенная) создана Национальной комиссией регулирования электроэнергетики Украины.

Комиссию возглавляет Валерий Кальченко, до этого занимавший кресло руководителя ГП «Энергорынок» — основного дебитора «Энергоатома». «Энергорынок» должен «Энергоатому» свыше 7 миллиардов гривен. Кальченко принадлежит к так называемой группировке «позитивных сил в энергетике», к которой примыкает нынешний Министр топлива и энергетики Иван Плачков (идейный вдохновитель группировки), и его первый заместитель Юрий Продан.

Суть конфликта в том, что Национальная комиссия регулирования электроэнергетики еще в 2002 году установила структуру тарифа для электроэнергии, отпускаемой «Энергоатомом» в оптовый рынок электрической энергии. Необходимое пояснение: «Энергоатом» — как производитель электрической энергии — обязан весь выработанный товар продавать на рынок электрической энергии, который существует в едином лице ГП «Энергорынок». ГП «Энергорынок» потому и является основным дебитором (должником) всех энергогенерирующих компаний. ГП «Энергорынок», соответственно, уже потом продает принадлежащую ему электрическую энергию поставщикам электрической энергии. Которые, в свою очередь, продают ее потребителям (в том числе и нам с вами).

«Энергоатом» обязан продавать электрическую энергию ГП «Энергорынок» по тарифу, утвержденному НКРЭ — так гласит закон. До 2002 года НКРЭ утверждала тариф, по которому ГП «НАЭК «Энергоатом» должен продавать электрическую энергию, так сказать, «единой цифрой». То есть, «Энергоатом» продал электроэнергию за 10 копеек за 1 киловатт/час (утрирую — авт.), зафиксировав долг, и далее делает с полученными деньгами (если свалится такое счастье) все, что ему заблагорассудится.

В 2002 году Национальная комиссия регулирования электроэнергетики внезапно приняла решение о полном и тотальном руководстве экономическими процессами внутри «Энергоатома», расписав состав тарифа до каждой копейки, и высказала пожелание о контроле за затратами. С этого момента, например, детально расписано и утверждено, что из 10 копеек, получаемых «Энергоатомом», 1 копейка идет на оплату труда, 2 копейки на модернизацию оборудования, 1 копейка на страхование ядерных рисков, и так далее — вплоть до затрат, извините, на покупку туалетной бумаги.

Это новшество НКРЭ фактически засекреченр: структура тарифа не опубликована, и везде проходит под грифом «для служебного пользования». Что обоснованно вызывает вопросы о ее законности — ведь существующее законодательство предусматривает публичность нормативных актов. Общество имеет право на публичность и открытость нормотворчества, чтобы иметь возможность судить государственных чиновников по делам их.

«Энергоатом» обратился в суд с иском о признании недействительным этого постановления НКРЭ. И без труда доказал обоснованность требований о собственном праве решать вопросы экономической деятельности предприятия. Деятельность предприятия в ряде случаев является невозможной, так как малейшие затраты, выходящие на сотню-другую гривен из утвержденной «сверху» структуры тарифа, подлежат многодневному уточнению с душещипательными обоснованиями необходимости.

Опешив от такого самоуправства, «энергетическая группировка» в лице Кальченко, при полном одобрении и вдохновении Плачкова и раздувании критичности ситуации со стороны Продана громогласно заявила, что намерена обжаловать решение. И добиться права на полный контроль за деятельностью «Энергоатома».

Судебные тяжбы продолжаются.

Третья сила

Конфликтом немедленно воспользовались кредиторы «Энергоатома», стремящиеся вернуть ранее вложенные деньги. До этого они не имели ни возможности, ни повода привлечь к ответственности по долгам «Энергоатома» государство, которое должно, по их убеждению, гарантировать возможность оплаты долгов предприятиями, находящимися в его собственности. Теперь государство в лице НКРЭ прямо признало наличие ответственности за деятельность «Энергоатома», приняв решение о «ручном» управлении предприятием, и упорно отстаивая такое право.

Отдельные кредиторы «Энергоатома», словно, только и ждав этого момента, с иезуитским коварством подали заявление в правоохранительные органы Украины с требованием привлечь к уголовной ответственности членов НКРЭ Украины! Которые, утвердив структуру тарифа, не удосужилась внести в него затраты на погашение решений судов.

Предлагаем вниманию читателей ответ НКРЭ, из которого прямо следует: эта государственная компания не желает выполнять решения судов. Тем самым, по-сути, написав явку с повинной, являющейся одним из оснований для возбуждения уголовного дела!

Поражает цинизм и самоуверенная, поразительная наглость ответа! Признавая существование задолженности, НКРЭ полагает нецелесообразным… исполнять решения судов! Каково нахальство со стороны специального государственного органа: не хотят чиновники предать огласке тарифное отчисление, и все здесь!

Создается впечатление: это — скрытая диверсия, направленная против государственных интересов. Просматривается заранее предопределенный результат: отсутствие тарифных отчислений приведет (чего греха таить, уже привело) к неисполнению решений судов. И банкротству с последующей санацией атомного гиганта — путем отчуждения активов последнего в пользу одной из олигархических группировок. В обмен на прекращение банкротства…

Для аналогии — ситуация из жизни (не дай Бог, конечно). Тяжело заболел Ваш родственник, и ему можно помочь лишь операцией. Операцией достаточно несложной — особенно учитывая то, что Вы являетесь собственником многомиллионного состояния, и можете оплатить операцию без особых проблем. Однако вас заперли в доме, и под угрозой расправы запретили выходить. Вы просите дать возможность оказать помощь больному, однако удерживающие вас лица спокойно говорят, что они знают, что вам нужнее и предлагают вместо возможности оказания помощи умирающему (за свой счет) воспользоваться наличием огромного количества запасенной «доброжелателями» туалетной бумаги и радоваться при том…

Плачевный результат предвидите ?

Неужели НКРЭ (а особенно те, кто стоит за этим) надеется, что планированный тарифной политикой результат будет достигнут ?

При этом кредиторы «Энергоатома» вполне справедливо, на их взгляд, полагают, что если НКРЭ Украины заявила претензию на тотальную власть над «Энергоатомом», то тем самым приняла на себя и определенные обязательства ответственности.

Власть и влияние без ответственности невозможны — такое кредо кредиторов. Невозможно, по народной присказке, и рыбку съесть и на … трамвае покататься…

Кредиторы уверены, что в таком случае Генеральная прокуратура Украины просто обязана привлечь членов НКРЭ к ответственности за бездеятельности и неисполнение решений судов, и намерены идти до конца, добиваясь уголовного преследования инициаторов вдохновителей и исполнителей тарифного контроля. Хотя в перспективе развитие ситуации более чем плачевное и предвидимое.

Достаточно вспомнить, что во время нахождения Юрия Продана на должности директора ГП «Энергорынок», в 2000 году была начата тотальная продажа имущества «Луганскобленерго» (которое продали за долги последнего перед ГП «Энергорынок»), а уже продажа этого имущества успешно окончилась во время триумфального перехода Юрия Продана на пост председателя НКРЭ. На место Юрия Продана в «Энергорынок» пришел Валерий Кальченко, некоторое время тому сменивший Продана на посту председателя НКРЭ.

Все имущество «Луганскобленерго» оценивается на сумму свыше 2 млрд. грн., было продано за подтвержденный судом долг в размере 600 млн. грн. на 100 млн. грн., после продажи у «Луганскобленерго» не осталось ничего и около 1, 5 млрд. долгов перед «Энергорынком» уже не вернутся никогда. Сети «Луганскобленерго» были куплены «Укрсоцбанком», принадлежавшему, как многие помнят господину Хорошковскому, и продавшему банк (вместе с контролем за активами в виде сетей «Луганскобленерго») господину Пинчуку… Имущество без долгов, без надоедливых инвестиционных обязательств, без головной боли стоимостью более 2 млрд. грн. было куплено всего за 100 млн. грн…

Интересная преемственность и общие стремления Продана и Кальченка…

Еще интересные детали и параллели их взаимодействия:

На протяжении 2000-2002 годов, во время нахождения указанных господ при власти на принципах взаимосменяемости, было продано ряд сетей ОАО «Донецкобленерго» (интереснейшим образом уже сейчас всплывшего в качестве инициирующего кредитора «Энергоатома»), а также, за долги перед газовыми компаниями — фактически все рабочие станции генерирующей компании ОАО «Донбасэнерго» (одного из основных дебиторов того же «Энергорынка»)…

Тем много, и при наличии интереса читателей мы вернемся к каждой из них, описав по возможности художественно, обязательным предоставлением документов.

Уверены, что правоохранительные органы «встанут ото сна» и воздадут каждому по заслугам.

Продолжая тему нашего разговора отметим, что сейчас уже отдельными кредиторами поданы иски в суд с двумя категориями требований:

Суть первых требований состоит в том, что кредиторы требуют суд обязать НКРЭ Украины установить в структуре тарифа норму отчисление на погашение долгов по решениям судов.

Суть второй категории требований более дальновидная — привлечь государство в лице НКРЭ к солидарной ответственности по долгам «Энергоатома», взыскав деньги непосредственно с государства, оставив тому сомнительное удовольствие дальнейшего выяснения взаимоотношения с «Энергоатомом» путем дележки тарифно-структурных отчислений.

Ситуация достаточно забавна, особенно для Кальченка, который сам ранее руководя «Энергорынком» и создал семимиллиардные долги перед «Энергоатомом», неоплатой долгов, таким образом, избавляя «Энергоатом» реальной возможности, в свою очередь, погасить требования перед кредиторами и прекратить любые разговоры о банкротстве.

Теперь, Кальченко, как представитель «позитивной энергетической группировки», пытаясь в описанный способ удержать контроль над «Энергоатомом», оказывается в пикантной ситуации неудачливого контролера над собственными просчетами и грехами.

Возможно, это и ставилось основной целью, для создания мутности воды и последующей ловли рыбы, однако, привело лишь к предоставлению дополнительной возможности кредиторам взыскать деньги с государства, за что мы ему очень благодарны.

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»


Читайте также: